228

Тут говорят!
Авторизация
Список форумов
Войти через акаунт
 

ГОЛОСОВАТЬ за детектив!
Подписаться/отписаться на тему (функция доступна только для зарегистрированных пользователей) Любимая тема (вкл/выкл) []

Страницы: 1  2  3   из  3
Добавление сообщений к этой теме для незарегистрированных пользователей невозможно
Тему смотрит 1 незарегистрированный пользователь
Модераторы
Рейтинг темы: ***** (18971 просмотр)
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

- продолжение -

Старуха Гжельска копалась в огороде. И Петька, глянув на соседку, подумал, что не так уж она и стара. Ну да, седьмой десяток пошел, но ведь не в годах дело. Бабка крепкая. Вон как справно лопатой орудует… и за водой сама ходит… и дрова рубит… и характер скверный.
- Чего? – она приставила ладонь к уху, мол, глуховата.
- Семена Игнатьевича убили! – проорал Петька, с радостью отметив, что старушенция поморщилась. Не слышит она… как же!
- Туда ему и дорога, - старуха воткнула лопату в землю и ногой, обмотанной поверх тапка тряпьем, придавила. – Ирод был, а не козел. Кур моих гонял… а они нестися переставали.
Она широко перекрестилась и сплюнула.
- Скажите, - Пал Палыч в этот двор заглядывать не спешил, все косился на старого цепного кобеля, которого старуха с оказией с цепи спустила. – Что вы ночью делали?
- Чего?
- Ночью чего делала? – повторил вопрос Петька.
- Спала, - старуха глянула, показалось, с хитрецой. Спала или нет, но обратное ж не докажешь!
И Пал Палыч с чувством выполненного долга повернулся к старухе спиной.
Петьке не осталось ничего, кроме как поспешить за участковым. А Падлыч самым решительным шагом направлялся не куда-то, но к Петькиному дому.
И чего ему понадобилось?
- На место преступления взглянуть хочу, - сказал участковый, остановившись перед калиткой. Ну да, старая, провисла на петлях, и забор давно следовало бы поправить, и возле дома некошено. Так разве ж в этом дело?
Некогда Петьке со всякой ерундой возиться.
- Прошу, - он толкнул калитку, которая, прочертив по траве полукруг, застряла. Протискиваться Падлычу пришлось боком. А кто виноват, что он разъелся?
Сарай стоял за домом. И на двери висел замок, изрядно проржавевший, но еще хороший. Падлыч подергал его с задумчивым видом, и руку платочком отер.
- Дверь заперта была?
- Ну…
Петька поднял камень, под которым хранил ключ. Пробовал он, конечно, с собой таскать, да пару раз терял. Приходилось дверь высаживать.
Дверь открылась беззвучно. И Падлыч, наклонившись – притолока была низкой – переступил порог.
В сарае вовсе не было темно, напротив, сквозь щели в стенах и крыше проникал свет, и узкие полосы его расчертили земляной пол. Золотом отливала солома. Плясали в лентах света былинки. Пахло сеном и навозом. Где-то на крыше возились голуби.
- Вот оно, значит, как… - Падлыч остановился над телом Семена Игнатьевича. Посмотрел с одной стороны, потом обошел и глянул с другой. Наклонился, потрогав клочковатую грязную шерсть. Распрямился с кряхтением, придерживая поясницу рукой. И пальцы опять вытер, правда, уже о брюки.
- Помер, - сказал он.
- Убили. Вон и топор. Надо отпечатки пальцев снять, - сказал Петька, правда, при том он не сомневался, что убийца тщательно отер рукоятку.
Петька в кино такое видел.
А участковый только хмыкнул: черствый человек, никакого сочувствия. И топор поднял не платком, а голой рукой, стирая возможные улики. Повертел и сунул Петьке с вопросом:
- Не твой, случаем?
- М-мой.
Точно. Его, Петькин, топор, который в прошлом месяце исчез бесследно. Петька его обыскался, весь дом перевернул. И сарай тоже. А выходит, злодей заранее убийство спланировал. И топор изъял, припрятал до поры, до времени.
- Интересненько… - Падлыч подошел к двери и пальцами провел по косяку. – Сюда иди, потерпевший.
Петька подошел.
- Глянь.
В косяке имелась глубокая зарубка.
- От топора, - пояснил Падлыч.
Точно! Петька тогда с топором в сарай пришел, а потом мешаться стал, и Петька его в стену вогнал, чтоб, значит, забрать потом.
- Ясно все, - Падлыч бросил взгляд на тело Семена Игнатьевича. – Несчастный случай.
- Как?!
- Обыкновенно. Топор висел тут. И давнехонько. Небось, сам уже выезжать начал… а тут еще твой козел бодливый о дверь стучался. Вот и стукнул. Топор выпал и прямо ему по темечку.
Участковый выбрался из сарая и потянулся, охая.
- А может, и не несчастный случай, - продолжил он.
- А что тогда?
- Самоубийство, Петька, - Падлыч переступил через навозную кучку. – В таком свинарнике и козлу жить опостылело. Прибрался бы ты, что ли…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 24

Научный детектив

Разве ученый не похож на детектива? Детектив раскрывает тайну преступления, а ученый – тайну природы. С детства я мечтала быть ученой. Разные дяди и тети спрашивали у меня: « Кем хочешь быть, деточка, когда вырастешь?» А я и отвечала: «Ученой».
После окончания университета меня направили в лабораторию. Лаборатория размещалась в старом красивом корпусе медицинского института, на месте которого сейчас зеленая лужайка перед станцией метро «Площадь Ленина». Мне предстояло искать новые препараты для лечения алкоголизма. Время было такое – борьба с виноградниками и алкоголиками. ( Многие читатели моего рассказа в то время еще и не родились). Я познакомилась с Шефом и Леночкой-аспиранткой. Леночка - веселая, кудрявая, обожала блузки и шарфики в горошек и ни разу не пришла на работу вовремя, если вообще приходила. Но ученым это позволено - их мысли всегда о науке, даже сны у них научные. Шеф казался мне уже немолодым – тридцать лет. Время от времени он вздыхал: «Сначала защититься, потом жениться». Чувствовал мои с Леночкой безмолвные вопросы.
Мы получили для экспериментов сто белых крыс. Шёрстка у них была бархатной, глазки – красные бусинки, лапочки ― розовые. Хвосты были некрасивые – голые, серые, но очень удобные, чтобы набрать пучок крыс и перенести в нужное место. Зеленкой мы метили правое ухо, левое ухо, голову, спину, левый бок, правый бок, хвост. В зависимости от комбинации зеленых пятен у всех крыс появились имена. Весьма милой крыской была левое ухо, спина, правый бок, левый бок. Мегасамец получил имя голова, спина. Самой кусачей была левый бок, правый бок, хвост.
Раздобыли три литра чистого этанола, добавили двенадцать литров воды. Крысам предстояло выпить пятнадцать литров 20% -ного спирта. В каждую клетку поместили две детские бутылочки с сосками: в одной вода, в другой - спирт. В течение месяца я ежедневно спускалась в виварий и наблюдала за нашими милыми созданиями. К концу дня я уже шаталась и от усталости, и от запаха этанола. Я должна была поделить крыс на три группы - алкоголики, малопьющие и категорически непьющие (совсем немного) ― по тому, как часто они сосали спиртовую бутылочку. Алкоголиков отселили. В клетке с алкоголиками была движуха – они дрались, обнимались, пищали и много ели. Нам предстояло их вылечить.
Итак, Шеф приносит препарат Х-1. Вкололи под кожу. Не действует, крысы за ночь полную бутылочку со спиртом приговорили, ждут еще. Увеличиваю дозу в два раза. Крысы больше не пьют. Но и не живут. Препарат Х-2 - не пьют, потому что не ходят, паралич задних лапок. Препарат Х-3, пьют в два раза больше. Препараты – Х-4,5,6,7,8 – не действуют. Шеф очень и очень мрачный.
В начале весны вдруг Леночка докладывает Шефу:
― Препарат У-15 заметно снижает потребление спирта.
― Продолжайте эксперимент, варьируйте дозу!
Через месяц Леночка докладывает:
― Крысы полностью отказались от алкоголя.
― Отменяйте препарат! Курс лечения закончен.
Леночка докладывает регулярно:
― После отмены препарата крысы не пьют спирт уже три дня…, неделю…, две недели…, месяц.
― Осенью на людях будем проверять. А сейчас тезисы на конференцию отправлю. Та- та - та та - ри - та та-та-там!
Шеф наш, оказывается, такой милый. Но… у меня никаких результатов. Уже двадцать пятый препарат проверяю. Шеф утешает: «Отрицательный результат в науке – тоже результат». Но люди ждут наших научных открытий и свершений! А ведь уже жаркое лето. Крысы мои ведут непредсказуемо. Спустилась я в виварий. Что-то в последнее время изменилось. Тихо как-то. Грустно. Моя рука потянулась к крысиной бутылочке со спиртом, я сняла соску и отхлебнула. Но там была вода!!! Я ошиблась? Нет, на бутылочке написано С2Н5ОН. Во всех моих бутылочках вместо спирта была вода! Кто? Кто мне портил эксперимент? Ленка! Она вылила спирт и заменила его водой. Ревнует к Шефу? Рвется к диссертации?
Ленки на работе уже не было. На моем столе лежал розовый листок. Я прочла: «Зосенька (имя настоящее)! Я вышла замуж. Вечером улетаем во Францию. Муж – сомелье, у него винный заводик. Утешь шефа, ты же умная».
Ах, вот оно что! Проклятый капитализм! Им не нужны препараты, снижающие потребление вина!
На столе шефа тоже лежал розовый листок. Прочла: «Препарат не работает. Не хотела Вас огорчать. Лабораторный журнал сожгла».
Я вернулась к крысам. Я поняла, что меня тревожило. В виварии не было запаха этанола. И во всех Ленкиных бутылочках тоже была вода. Кто не давал нам работать? Кому мы мешали? Кто вылил весь спирт? Или выпил??
Завтра. Шеф узнал. Побежали. Попробовал. Вскричал. ( Извините за рваный стиль, как вчера все помню и волнуюсь.)
― Где этот мерзавец-сторож?
― Лежит в психбольнице. Обострение хронического алкоголизма, стадия белой горячки.
Помолчали.
― Шеф, давай другим займемся… Я детскую ванночку купила… Налью воды, брошу крыс, отмечу время, когда тонуть начнут. Когда оклемаются, вколем препарат, повышающий работоспособность, и опять в ванночку плавать.
― Какой препарат?
― Мы же с тобой умные, что-нибудь придумаем.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 25

Путник.

Он шёл.Молчаливый,ничего невидящий,ничего неслышащий.В длинном чёрном плаще,потрёпанный край которого волочился по земле.В остороконечной шляпе,низко свисающие поля скрывали его лицо с незрячими глазами.Одинокая,прямая,угрюмая фигура на дороге.С дороги на дорогу,со страны в страну,из столетия в столетье.Когда-то чёрные,а сейчас потерявшие цвет,его сапоги касались земли то по-весеннему тёплой,то скованной ледяным панцирем,то раскалённой,как жаровня.Он шёл...Путник.

Лейтенант Иван Тимофеевич Прохоревич,недавно приступивший к исполнению обязанностей участкового,устало смотрел на Толяна.
--Анатолий Игнатьевич Рудой.Что вас привело ко мне?
Маленький плюгавенький мужичонка заикаясь говорил:
--Ты это,Тимофеич,дом-то проверь.Страшная там затевается история.
--Анатолий,по-подробнее,пожалуйста.
Ивану было скучно и чтоб развлечь себя,он согласился выслушать местного алкаша и закореннелого тунеядца Толяна.
--Значицо,дело было так.Анька вчера надыбала пузырь...
--Анна Николаевна Василевич.А,кстати,как она приобрела спиртное?
--Хахаль подарил,а пить не стал.Вобщем,присёк я пузырёк и раскатал Аньку.А где выпить?Ну и решили заглянуть в Брошенный дом.А чё,на башку ни капает,место тихое,глухое..
--Дальше.
--Ладно.Залезли мы в дом через разбитое окно.Пузырёк раздавили,Анька свалила,а я остался покимарить в тишине.Глаза только прикрыл,чую,что-то неладное.Смотрю,вдруг свет какой-то в доме,и появилась она...
--Кто?
--А хрен его знает.Женщина.Странная такая,не нашенская,точно.Не то в платье,не то в балахоне белом.Глянула на меня,и так страшно мне стало,что волосы на голове от ужаса поднялись...
--Дальше.
--А что дальше...Очнулся,лежу на обочине в километрах пяти от Брошенного дома.
Лейтенант разочарованно вздохнул.Кому белки привидятся с пьяну,кому ещё что,а Толяну женщина в белом.Но проверить решил,мало ли чего.
Вечером,когда уже стемнело,на своём стареньком Форде подрулил он к Брошенному дому.Взошёл на порог,и вдруг двери сами по себе распахнулись.Иван шагнул в дом.Обычный брошенный дом,но для очистки совести прошёл по комнатам.В последней возле полуразрушенного камина в кресле сидела женщина.Обычная,в светлом брючном костюме,рыжеволосая.Иван от неожиданности прошептал:
--Вы кто?
--Мария.
--Отчество,фамилия..
Женщина посмотрела на него своими зелеными глазами, потом приложила палец к губам:
--Тихо.Спать,спать,спать...
Лейтенант медленно сполз по стене и уснул.И видел сон...

...Стук перекатывающихся по каменным плитам колёс деревянных повозок,запряжённых низкими клячами.Слившиеся в единый неразборчивый гул голоса эхом ударялись в массивные стены,превратившие улочку в узкий колодец.Женская фигурка тенью мелькнула и скрылась в конце улицы,выходящей к морю.

Мария перевела дыхание,жаркий воздух горячей струёй проник в лёгкие,остро резанув по горлу.Она сдёрнула с головы покрывало с красными на синем цветами,искусно вытканными на тонком полотне,поднесла к лицу и только тогда расплакалась.Сначала облегчённо,давая выход накопившемуся горю,потом всё горше и горше...
--О,Боже!.Молю о милости,о помощи...
Она шептала быстро и страстно,в глухой надежде найти спасенье в словах.
Устав,обессилев от слёз,она замолчала и опустилась на землю,не обращая внимания,что и так редкая тень,отбрасываемая скрюченными,переплетёнными стволами деревьев,стала короче,и солнце давно жжёт её непокрутую голову своими беспощадными лучами.Мария окончательно запуталась.В памяти звучал его голос,такой милый и родной:
--Прости.Я не могу переступить через отцовскую волю.Ты сама виновата,не думала,что будет дальше.Прощай!
Она вспомнила его лицо,глаза,в одночасье ставшие холодными и чужими.
Потеплело на душе,мягкая волна ушедшего счастья набежала и исчезла.Решение пришло быстро,не оставив места для сомненья.
Мария легко,как прежде,поднялась с земли и направилась к лазурным,отражающим небо,прозрачным водам Средиземного моря.
В тот момент,когда волны сомкнулись,поглотив маленькое женское тело,из города вышел Путник.Высокий,угрюмый,в длинном плаще и остроконечной шляпе с огромными полями.

Лейтенант проснулся.В камине ярко полыхали поленья,бросая призрачные тени на женщину в белом одеянии, похожем на саван.У ног её лежал платок с красными на синем цветами.Протягивая к ней руки,на коленях стоял мужчина в длинном черном плаще и причудливой остроконечной шляпе.
--Мария. Как долго я тебя искал...Прости.Прости меня!Умоляю.
Женщина тихо произнесла:
--Прощаю..

Второй раз,хотя непонятно,был ли первый,Иван проснулся от горячего воздуха,проникшего в раскрытое окно Форда.Он сидел в машине на дороге,а со стороны Брошенного дома,горевшего вдали,шёл жар и свет,превративший ночь в день.

...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 26

Классический детектив на 9233 знака без пробелов, построенный с использованием 12 правил классического детектива.


Правило 1.Обязательное преступление в детективе — убийство.
Правило 2. В произведении не должен фигурировать китаец.


Убили негра.



- Ну что, уважаемый, рассказывайте, что тут у вас произошло.
- Да я бы рад, но сам не понимаю. Этот парень, видимо, подошёл к стойке. Я в это время бокалы протирал, его и не заметил, он пива спросил. Я не успел повернуться, как слышу –бах! Повернулся, а это чёрный по стойке сползает. А до того он что-то с волосатым делил.
- И что никого рядом?
- Так мне ж свет на стойку светит. А в зале темно. Ну там кто-то метнулся к столам и стульями гремел, но точно не девка. Девка, она на повороте стойки сидела, а потом в туалет видно пошла, я её, когда бокалы протирал, всё время видел, а тут как раз ваши. Как чуяли, что здесь нечисто. Я еще и не понял, что случилось, а они уже в двери входят. Ну ясно – всем стоять! Всем сидеть! Всем лежать!

Правило 3.
Надо обеспечить читателю равные с сыщиком возможности распутывания тайн, для чего ясно и точно сообщить обо всех изобличительных следах.

Картина маслом.
Придорожное кафе. Подобие облицованного вагона. В одном торце вход через «предбанник», в противоположном торце - барная стойка, слева от стойки узкий проход глубиной метров пять и две двери: подсобка сразу за баром и в самом конце туалет на одно очко. Между баром и залом - цветочная стойка от пола до потолка.
21:15 Чернокожий рокер убит ударом пивного бокала по голове. В левый висок. Кровь и пиво на полу. Пиво на стойке. Осколки по всему бару. Его мотоцикл снаружи. Все посетители лежат мордой в пол - это наряд зашёл кофейку попить. Или за откатом. И аккурат всех на месте и зафиксировали. Покойный ещё конечностями подёргивал. Вызвали опергруппу. Сейчас будем восстанавливать истину. По минутам.
-Сержант! А посмотри, что у покойного по карманам?
Так, баян в коробочке, ложка, зажигалочка «Зипо», пакетик белого вещества, грамм на 5...Ого! По вкусу... по вкусу разбодяженный аспирином морфин, водительское на имя Сергея Иванова, наш человек выходит, ключи и пустой лопатник.

Правило 4
Преступником должен быть кто-то, упомянутый в начале романа, но им не должен оказаться человек, за ходом чьих мыслей читателю было позволено следить.

Теперь всех в подсобку, по очереди.
Бармен пришел на работу в 20:30. Принял кассу – 650 монет. Это наторговал его напарник. Говорит, посетители только дешёвое пиво и хлещут, рядом с трассой рок-фестиваль. Публика ещё та. Выходит, продал он ровнёнько 200 бокалов. Пустые бокалы в конце смены собрал, вымыл. Только два остались у хипповской парочки на столе и один у волосатика. По словам бармена, этот здесь с обеда сидит. Видать шмалью торгует, но это мы сейчас проверим. А девка к девяти вечера как раз подтянулась к бару за дозаправкой и орешками. Вот её бокал на стойке и стоит рядом пачка винстона и червонец под пакетом орешков.
- Давай-ка, сержант, того волосатого поднимай с пола в подсобку.
- Что у нас в карманах?
- Извини, начальник. Полные карманы марихуаны.
- Значит срок уже имеем. Корабль травы и денег косарь без сотки. И мелочи сорок копеек. Так и запишем. И ключи от машины, машину досмотрим.
- Да там корабль остался, это начальник для собственного потребления.
- А это зависит от того, что мы споём. Мы ж из убойного, нам твоя шмаль без надобности, если б была надобность, то мы б километр проехали и там полный фестиваль шалобаса - смекаешь? Так что колись, не стесняйся, как оно было.
- Ну сразу скажу, кто этого чёрного грохнул, я не видел. Я ж к стойке спиной сижу. В окно посматриваю. Мало ли чего. Мое дело стрёмное.
- Со скольки тут ошиваешься?
- С часу дня.
- Как бармен менялся, видел?
- А то. Видел.
- И что ты с часу дня тут делал?
- Пиво пил. Ну и..это..того..ну вы понимаете.
- И много выпил?
- Да кружек шесть.
- Заплатил хоть?
- Ясное дело, тот бармен уходил, бабки с меня взял за все 5 кругалей. И тот недопитый. Ему типо смену сдавать. А этот у всех сразу берет. Так что, начальник, всё путём.
- Так что про рокера?
- А про чёрного? А что про чёрного?
- Бармен говорит, ты с ним базарил до того, как его шлепнули.
- Так он у меня... ну, понимаете, затовариться хотел
-И как?

Правило 5.
Недопустимо использовать доселе неизвестные яды, а также устройства, требующие длинного научного объяснения в конце книги.

- Ну затоварился. Только я, начальник, сразу признаю, он герыча хотел, всё равно трупака на экспертизу повезёте. Ломало его. Ну я ему свои четверть грамма и отдал, только бабок ему не хватило. Так он всё вытряхнул из лопатника и сразу в толчёк подался. Видать вмазаться. Потом ко мне вернулся, отпустило его. Кстати, он спрашивал, кто тут ещё барыжит, но я с ним больше ничего.
- Так может ты его того? Бармен говорит, вы ссорились.
- Да не ссорились. Ну, он наглый бык, стал наезжать, что, типо, и так обойдусь, у него там, типо, до трёх соток червонца не хватало, ну я, типо, глянул, что он пустой и отвял от него.
- А бармен ещё говорит, что видел, как ты, когда рокер упал, за стол от стойки метнулся.
- Врёт он, товарищ начальник! Реально врёт! Я спиной сидел!
- А с чего ему-то врать?
- Так я скажу с чего – он сам дурью промышляет. А я ему конкурент. Это ж бармены. Они все при делах.
- Сейчас разберёмся.
- Сержант! Волосатого в наручники и в машину, а мне бармена.
- Товарищ начальник! Мы ж договорились!
- Кто с кем? Я тебя не за шмаль. Я тебя как подозреваемого в убийстве пакую. Сержант, этого уводи – толстого приводи.
- Ну-с.. снимаем бурнус. Давай рассказывай ещё раз.
- А я ж уже всё рассказал.
- Сержант, осмотритесь там и снимите кассу. И из карманов всё у толстого повытряхивайте. А ты, гроза общепита, сиди пока тихо. Волосатый шепнул, что ты травой фарцуешь.
- Да я...
- Что тут у нас.. такс.. В кассе 679 рубликов и 25 копеечек.
А в карманах курточки со шкафчика.. ровненько соточка и водительское и никаких следов шмали, врёт, выходит волосатый?
- Врёт, господин начальник!
- А зачем врёт?
- Так может он его и того.
- Так ты не видел, как волосатый нарик негра убил?
- Ну не могу сказать.. если очень надо, то –видел, я ж за закон, я ж понимаю.
- Нет. Пока не надо, мне пока правда надо. Виноватого я еще на назначил. Но скоро назначу.
- Сержант, толстого - за стойку. Девку- ко мне.

Правило 6.
В детективе нет места литературщине, описаниям кропотливо разработанных характеров, расцвечиванию обстановки средствами художественной литературы

- Рассказывай, родная, не плачь, только чистосердечные показания смягчают вину и увеличивают срок, не реви.
- Ой, а я не знаю, что рассказать. Не видала я ничего. Я из уборной вышла, а он лежит.
- Где сидела? За каким столиком?
- За третьим от входа, мы с Лео пришли.
- Это там, где сейчас четыре кружки стоит?
- Да. Я за пивом пошла. Орешков хотела взять.
- И как?
- Ну взяла, деньги на стойке оставила, а тут этот чёрный –здоровый такой из туалета вышел и у меня за спиной прошёл, а я в тубзик хотела и пошла.
-А как вышла, что видела?
-Лео. Он возле туалета стоял. Тоже наверное туда.. а вышла из-за угла и –уже этот лежал на полу, а тут и ваши вошли.
-Сержант! Девушку в машину. Второе дитя цветов в студию!
-Рассказывай.
-Я не видел кто его.. того..
- А где ты в этот момент был?
Возле туалета стоял. Мы с Машкой поссорились.. ну она к бару пошла. И сидела там, надувшись.. а этот скинхед бритый с второго столика на неё посматривал. Она в тубзик двинула. И он за ней.. ну понятно.. я тогда тоже туда подошёл.. скин постоял минуту, похмыкал и ушёл..
-И как скоро ты услышал звук удара?
-А я и не слышал.. музон же орёт.. это ваши выключили..
-А что в карманах?
-Вот.. сигареты.. денег две сотки.. и мелочь..
-Так и запишем-мелочи на сорок пять копеек.. за пиво-то рассчитались?
-Ясен пень.. тот бармен уходил- мы рассчитались. А это деньги сразу берёт у стойки. Без бабла не отпускает.

-Сержант, давай бритоголового!
-Здорово, патриот!
-Служу советскому союзу!
-Ты, бритый, сейчас себе на срок наслужишь.. не любишь негров?
-Я и евреев и педигеев не люблю.
-А девок любишь?
-И што?

Правило 7
Любовь запрещена. История должна быть игрой в пятнашки не между влюбленными, а между детективом и преступником.

-Так выходит, ты пошёл хипушку в сортире прижать, но обломилось, и ты черномазенького прикончил?
-Не выходит, гражданин начальник. Уж больно здоровое негрилло.
-И ты его бокалом?
-Пустой разговор, гражданин начальник. Да. За хипушкой посматривал. За ней пошёл. Но тут её волосатик подтянулся. А мне в общем не хотелось что-то драться в этот вечер, я и отвалил. Обратно за столик.
-Где сидел?
-Где ваши положили, там и сидел. Второй столик.
-Пил много?
-Три пива. Можешь проверить- бармен стаканы не убирал. Денег я ему сразу отдал.
-Сержант! Пассажира в машину. Кто там ещё остался?
-Панк в углу лежит товарищ майор!
-Панка в студию!

Правило 8.
К разоблачению должны вести логические выводы. Непозволительны случайные или необоснованные признания.

-Здорово, красава! Рассказывай.
-А чё рассказывать?
-Вмазанный?
-А то. В овно. Имею право.
-Что в карманах?
-Обломись, мусорок. На кармане –голячок. Ложка да баян.
-Кто негра нахлобучил?
-Я что ли? Не помню.

Правило 9.
Глуповатый друг детектива, не должен скрывать ни одного из соображений, приходящих ему в голову; по своим умственным способностям он должен немного уступать — но только совсем чуть-чуть — среднему читателю.

-Сержант, где этот упырок сидел?
-Дальний стол. Он не сидел, а лежал. Два пива на столе и оба не выпиты.
-Где герыч брал?
-Там уже нет. Тебе не достанется.
-Сержант, пакуй удолбыша.
-Товарищ майор! Следователь приехал.
-Самое время.
-Привет, майор. Что тут у нас?

Правило 10.
Для сообразительного читателя разгадка должна быть очевидной.

...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

Правило 11.
Разгадка должна быть

-Да ясно всё как божий день. Бармен торговал героином и убил уколотого негра.
-А с чего так?
-А просто.
Они пивасиком тут торгуют. По 3-25 стакан. У бармена касса 679 рубликов и 25 копеечек. Из которых 650 рубликов он получил от сменщика. Итого наторговал бармен на 29 рубликов 25 копеечек. Ровно 9 бокалов. Плюс бокал у девки и пачка орешков. Но она за них ещё не рассчиталась.
На столах 12 бокалов, из которых от прошлого сменщика осталось три – два у хипарей, один у барыги. Значит все бокалы на месте. Все остальные бокалы сменщик, сдавая смену, собрал и помыл. А негра нахлобучили бокалом. Притом с пивом. Значит бармен соврал, забыв рассказать, что негр у него пиво взял.
Может и просто забыл. Но у негра нашли пакет на 5 грамм герыча. А пришёл он на ломах и выпрашивал у барыги дозу. Барыге врать нет резона, потому что если он допёр, что труп повезут на экспертизу, то он бы допёр, что и героин на трупе найдут.
Значит бармен почему-то стреманулся сказать, что покойный с ним говорил и о чём говорил. Или хотя бы пиво покупал.
Выходит, что бармен отдал ему 5 грамм, а это большие деньги. Плюс пива налил. А негр его послал. Потому что у него и копейки не было. Тут бармен его бокалом и нахлобучил. Но видать тушка у чёрного брата большая . А голова слабая. Он кони и двинул.
-Так что, пакуем?
-Пакуй.

Правило 12.
Непозволительно решение, при котором преступником является один из слуг

Сам, майор, раскрыл, сам и пакуй! У нищих слуг нет!


--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 27

СЕЛЬСКI ДЭТЭКТЫЎ

Змрочны надвячорак схiлiýся над вёскай. Вучастковы Патрончык, марнуючы час, дапiваý кубак гарматы. Нечакана, цiшыню пакоя парушыý тэлефон…
- Слухаю!
- Алё, мiлiцыя? – пачулася з трубкi.
- Да, вас слухаюць!
- Я з вёскi «Скуголкi», мяне нехта абрабаваý!!!!! – прырывiсты жаночы голас енчыý у трубку.
- Якая хата? – спытаý Патрончык.
- Першая з канца!
- Якая яшчэ першая з канца? Нумар якi?
- 20!
- Што забралi?
- Грошы, грошы забралi i сякеру…
- Вось як…. Добра чакайце! Хутка буду…
Хутка - односнае слова… Дзяжурная вучастковая машына ýжо бiты тыдзень стаяла без руху i чакала запчастак… На гэты выпадак быý прадугледжаны дзяжурны ровар, хоць i без мiгцелкi, але давольна спраýны па сельскiм бездарожжы.
Амаль праз сорак хвiлiн следчы ворган, запыханы з мокрай спяною, быý на месцы здарэння…
Як толькi Патрончык ступiý у двор, няведама адкуль на яго кiнуýся вялiкi, чорны як смоль сабака… Пакуль Патрончык адмахваýся дубiнкай ад яго, з хаты выбегла жанчына…
- Хутчэй, а то штанiну адарве!!!!! – крыкнуý ёй Патрончык!
- Антон, сабака чортаý! Фу-Фу! Лезь у будку!
- Ну вось… - папраýляючы форму, прабубнеý Патрончык…
- Дзе, што ляжала i калi пакралi, буду састаýляць пратакол.
- Грошы вось тут у шафе, сякера - ý сенцах…
- Цiкава, цiкава, а вы дзе былi?
- Да тут недалёка, у агародзе…
- Колькi грошаý было?
- Да збiрала сабе i дзеду на смерць, мiльёнаý дзесяць з гакам…
- Хату, што не закрывалi?
- Да навошта, я ж тут, во, за плотам, амаль побач была…
- А сабака дзе быý?
- Да тут i быý…
- I што няводнага гуку ад яго не было?
- Да не, пачула бы…
- Вось навiна, так навiна… поýхаты знеслi, а яму хоць бы хны!
- А як суседзi добрыя цi не?
- Да якiя тут суседзi… Дзве такiя ж як i я бабкi…
- А хто з вамi яшчэ жыве?
- Дзед мой, Фiлiмон, хто ж яшчэ…
- А ён дзе зараз?
- Пайшоý карову з канём перавязваць, ды няма нiяк яшчэ…
- А дзе яны навязаны?
- Вось за тым пералескам у полi…
- Добра, чакайце, яшчэ зайду…
Патрончык быý упэýнены, што «злачынства» амаль раскрыта… Сабака маýчаý, злодзей добра ведаý, дзе, што i як ляжала, бо рэчы былi не разбрасаны. Засталося толькi знайсцi дзеда, трасануць як след i сам усё раскажа, дзе i куды дзеý бабкiны мiльёны…
Праз хвiлiн дзесяць Патрончык апынуýся на полi. Конь з каровай павольна перажоýвалi траву, адмахваючыся ад ваднёý. Побач нiкога не было…
Патрончык вярнуýся ý вёску i пайшоý па суседзях… Праз два двары ён убачыý дзеда, якi калоý дровы.
- Бог у дапамогу!
- I вам добрага дня!
- Вы тут нiкога чужога не бачылi?
- Да не…
- А дзеда Фiлiмона не бачылi?
- Нягож не… Я i ёсць Фiлiмон… Акрамя мяне тут мужыкоý i няма больш…
- Во як… Цудоýна… - амаль узрадаваýся Патрончык…
- А што вы тут робiце?
- Як, вядома, дровы калю…
- Як даýно?
- Няведаю… Мабыць гадзiны тры…
- А хто можа падцвердзiць?
- Да вось Альжбета…
- Да дому як з поля прыйшлi не заходзiлi?
- Заходзiý, за сякерай. Альжбету сустрэý, папрасiла дроý накалоць… Нешта я не разумею, што здарылася?
Патрончык моýчкi прысеý…
- Я сам ужо нiчога не разумею, одно добра – сякера знайшлась…
- Ну што, дзед Фiлiмон, хадзем да дому!
Патрончык пакуль iшоý з дзедам вырашыý зладзiць не больш не меньш вочную стаýку! Прыйшоý у хату, пасадзiý дзеда i бабку побач, i пачаý задаваць пытаннi…
Прайшоý час, другi… Бабка з дзедкам стойка трымалiся на дапросе… Неяк Патрончыку не ýдавалася знайсцi слабыя месцы ý iх адказах…Зрэшты сцямнела… Патрончык падыйшоý да шафы каб запалiць святло. Запалiýшы, нечакана заýважыý, што задняя сценка шафы адарвана знiзу… Ён прыняýся ададвiгаць шафу… На падлозе, за шафай, ляжаý свёртак з белай анучы…Патромчык выняý свёртак…
- Во, знайшлiся! – Радасна пракрычала бабка!
- Тваю ж маць! – злосна, скрозь зубы прамовiý Патрончык. – ну вы старыя i даёце!
На тым i скончыýся сельскi дэтэктыý. Пацярпелыя «злодзеi» былi пакараны добрай вячэрай з бутылкай водкi, а састаýлены пратакол ператварыýся ý попел…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 28

Ведьма.
Старую ведьму убили посреди зимы.
В эту ночь луна скатилась с неба, едва не промяв землю, поднялся ветер, и призрачные копыта Дикой охоты прогремели по крышам.
- Прости и сохрани, - широко перекрестилась Мария. Муж ее, Петер, сидел в углу, уставившись немигающим взглядом на дверь. И только Эльса не боялась ветра.
- Бабушка зовет, - сказала она, сползая с лавки. – Плохо ей…
Ведьма болела давно. Она не жаловалась, как иные старухи, только суше становилась, тоньше, пока не истончилась вовсе до прозрачности. И темные некогда глаза подернулись мутью.
- Бабушка… - Эльса подошла к двери, и Мария заскулила, когда под ноги метнулась поземка. А Петер бухнул кулаком по стене.
Нет, муж попусту руки не распускал, терпеливый был. И любил ведь когда-то, платки дарил, ленты. Беременную, и вовсе на руках носил. Все бабы Марии завидовали.
А потом родилась Эльса…
- Ведьмовка… - Петер вскочил и, сунув за пояс нож, метнулся к двери.
- Ты куда?
Обернулся и полоснул диким страшным взглядом.
Вновь хлопнула дверь.
И заплясал на крыше оседланный охотой ветер.

Эльса родилась в грозовую ночь, когда молнии полосовали черное небо. Море гуляло. Летели волны, разбиваясь о высокий берег, оставляя на скалах пенную кровь. Мария кричала, и пьяноватая повитуха давила на высокий живот ее, пытаясь заставить дитя появиться на свет.
- Ведьмовка идет, - бросила вскользь, дыхнув в лицо кислою брагой. - В грозу иные не родятся.
Она навалилась на Марию всей тяжестью, и внутри словно лопнуло что-то.
Эльса родилась черной.
И Петер, бросив взгляд на дитя, отвесил жене пощечину: будет знать, как гулять. Небось сам светлый, и Мария тоже. Откуда ж темноволосое дитя?
- Ведьмовка, - со знанием дела повторила повитуха. И эти слова занозой остались в сердце.
Да и росла Эльса странной.

Тихо стало в доме. Только скрипит под крышей, будто кто-то с той стороны ходит. Походит, остановится, вздохнет и так горестно, что у Марии сердце страхом заходится. И вновь идет, бредет…
Ожидание невыносимо, и Мария решительно поднялась.
Пусть и странна Эльса, да своя ведь. А мужу мало ли что в голову взбредет? Найти надобно. Остановить.
За порогом ярилась буря, рассыпала снежное серебро. Морозом сковало дыхание, да так, что почудилось – еще немного и замерзнет Мария насмерть.
Ничего. Выдохнула. Закуталась поплотней в тулуп.
Куда идти?
К старушечьей избе, что на краю деревни в землю врастает. И вроде недалеко, да страшно – в такую бурю заплутать проще простого.

Эльса росла тихой, будто чувствовала острую неприязнь к ней отца и робкую материнскую любовь, которой Мария стыдилась, хотя и знала – нет за нею вины. Не гуляла она. А что дитя черное, так…
…ведьмовка.
Первыми неладное заметили соседи.
- У твоей-то глаз дурной, - Анхен покосилась на девочку, которая сидела в углу, перебирая щепки. – Давече на Рыжуху глянула, так теперь та не доится…
Эльса повернулась к соседке.
- А вы, тетенька, злое говорите. Оттого и не доится.
Правду ли сказала? Как знать. Но поползли слухи. И до Петера дошли, а он первым делом за вожжи взялся. Порол от души, да Эльса закусила губенку и терпела. Только на Марию поглядывала с упреком.
Хуже слов был ее взгляд.

Буран раскрылся. И метель легла под ноги, пустила сизую дорожку, словно за собой приглашая. Мария и пошла.
Ведьмин дом был темен. Крыша земляная, мхом покрытая, просела под тяжестью снега. А по сугробам виднелись две цепочки следов. Девичьи босые ноги – как только не закоченела Эльса в одной-то рубашонке? И мужские, огромные, словно и не человек – медведь шел.
А дверь приоткрыта.
Толкнула ее Мария, вошла в душную темноту. Пахнуло травами и старушечьим больным телом. Стон раздался рядом, а где – не разобрать впотьмах.
- Петер…
Кряхтение.
- Эльса…
Всхлип. И стон.
Лучина вспыхнула сама собой и ярко, ослепив на мгновенье.
- Подойди, - шепот шалью лег на плечи Марии. Легка, а не сбросишь.
Хотела убежать, да не смогла. Пыталась взгляд отвести, но черные ведьмины глаза привязали, притянули, заставили наклониться. Губ коснулось горячее дыхание.
- Ты… - сухие пальцы скользнули по лицу. И ведьма замерла.
Умерла.
Вылетела отравленная, перекрученная ведьмина душа через дыру в голове. Мария не сразу разглядела ее, черное пятно в седых волосах. Пятно было мокрым и мягким, и Мария, заскулив, поспешила вытереть пальцы о грязную старушечью юбку.
Как домой вернулась – сама не поняла.
Просто вдруг очнулась у выстывшей печи.
И тут же хлопнула дверь, пропуская Петера. Смурной, с побелевшей на морозе кожей, он долго топтался на пороге. Сказать ничего не сказал.
А Мария не посмела спрашивать.
...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

- продолжение -

К старухе Эльса пошла сама. Собрала букет из ромашек, желтых одуванчиков и полыни, которая заполонила огород. Сперва никто и не заметил, что Эльса пропала, лишь когда темнеть начало, спохватилась Мария. А Петер нахмурился, но вышел искать.
Нашел.
Приволок за ухо, и Эльса вновь не плакала. А порку перенесла спокойно, словно вовсе не ощущая боли.
- Ведьмовка, - плюнул отец. И Мария, прижав дочь к животу, вздохнула. Что ж делать, если уродилось дитя таким? Может и вправду кто, иззавидовавшись, на ее, брюхатую, порчу навел? Так все одно жалко кровиночку…

Эльса появилась в доме незадолго до рассвета. Скрипнула дверь, пропуская поземку, и Мария встрепенулась.
- Тише! – прошептала она, покосившись на мужа. Тот спал, запрокинув голову, и громкий его храп сотрясал дом. Эльса не услышала.
Она забралась на лавку, накинула на белые ноги тулуп и обняла себя.
- Замерзла?
Руки ледяные. В спутанных волосах снежинки тают. И щеки, отогреваясь, горят. Эльса трогала их негнущимися пальцами.
- Бабушка, - сказала она, повернувшись к Марии, - ушла.
Улыбнулась и добавила:
- Ты же знаешь.

Всю ночь Мария промучилась без сна. Ворочалась, то вставала, то ложилась, проваливалась в зыбкую дрему. И в ней видела искаженное болью лицо ведьмы, белые космы ее и черное пятно.
Вновь ощущала липкое, влажное на пальцах своих.
И терла их, вычищая.
Кто?
Дом. Снег. И две цепочки следов.
Эльса?
Или Петер?

К ведьме Эльса зачастила. Вновь и вновь исчезала она со двора, и Петер, устав ходить на подворье старухи, плюнул:
- Ведьмино к ведьме тянется.
Он по-прежнему порол, уже не чая вожжами излечить дочь от придури. И ходить за нею бросил. Но теперь Эльса возвращалась сама.
- Бабушка болеет, - сказала она как-то, хотя ни Мария, ни уж тем более Петер, не задавали ей вопросов. – Скоро бабушка умрет.
Она подняла взгляд. Черные глаза. Нехорошие.
- А я стану жить в ее доме.
Ковырнув кашу, Эльса добавила:
- Бабушка силу мне отдаст. И тогда ты меня не тронешь.

Отдала ли?
Мария искоса следила за дочерью, пытаясь найти в ней перемены.
Глаз карий, волос темный. Сидит в углу, разглядывает паутину, пальцами в воздухе узоры рисует. Но замирают пальцы и вздрагивает Эльса, поворачивается к матери, скользит рассеянным взглядом.
Смотрит, а не видит.
- Ведьмовка, - привычно шипит Петер, но уже без прежней злости. Напротив, слышится в голосе его страх.
А если он?
Он же не раз грозился старухе расправой.
И решился все-таки…
Или нет?
Злой стал, не подступиться.
Страшно Марии. Уговаривает она себя позабыть о странном этом деле. Старуху-то нашли, схоронили за кладбищенской оградой, и ноги еще конопляной веревкой перевязали, чтобы не встала, не нашла обратного пути.
И надо бы жить по-прежнему, но каждую ночь встает перед Марией смуглое, изрезанное морщинами лицо. Шевелятся узкие губы, будто сказать что-то хочет ведьма. Но лицо становится черным провалом, из которого кровь льется…
В холодном поту просыпается Мария, и до утра ей покоя нет.
Кто?

Петер пить начал. Прежде-то и будучи пьяным, он оставался ласков. А ныне зверел, шел с кулаками.
Мария пряталась, убегала простоволосая по весенним лужам. И Эльса тенью шла следом.
- Не найдет, - шептала, догнав, и что-то бросала на дорогу.
Петер выбирался к забору, опирался, грозя повалить, и кричал дурным хриплым голосом:
- Ведьмовки!
Откричавшись, плакать принимался. И Мария, жалости преисполнившись, возвращалась, обнимала мужа, гладила по патлатой голове. Он упирался в ее плечо и прощения просил.
До следующего дня.
- Без него было бы лучше, - сказала как-то Эльса, сплетая косу из гнилых стеблей травы.
- Он отец тебе!
Только глянула с насмешкой.
- Это он бабушку убил, - Эльса взяла Марию за руку и прижала ладонь к щеке. – Я видела.
Ложь.
- Он плохой… вчера бабушку убил, а завтра…

На завтра Петер проснулся с похмельной болью. И Мария, подав холодной воды, держала кружку у губ. Он пил большими глотками, и вода стекала по редкой бороденке.
- Уйди, - Петер грубо оттолкнул руку и поднялся. – Выпить дай…
Мария не посмела ослушаться.
Пил. Глотал. И дергался кадык на тощей шее, Мария завороженно смотрела на него, а Петер злился.
- Что уставилась? – он потянулся к вожжам. – Ведьмовка…
Ударил с размаха, но Мария успела заслониться. Руки обожгло болью.
- Сама такая… и дочка твоя… и старуха…
Петер наступал, наматывая вожжи на кулак. Мария отползала, пока не уперлась в стену. Закрыв лицо, она сжалась в комок и зубы стиснула.
- Ведьмовка… - он бил, зверея от собственной силы и ее беспомощности. И Мария, решившая было молчать, закричала. Она попыталась вырваться, но Петер поймал за волосы, дернул, опрокидывая на пол, и сапог вписался в ребра.
- Сдохни, тварь…
Убьет ведь…
- Сам сдохни, - это сказала не Мария, но кто-то, спрятавшийся внутри ее. И теплая волна поднялась изнутри. А как схлынула, так и увидела Мария, что муж ее сам пятится, руку к груди прижимая.
- Отвернись! – крикнул, отшатнувшись, и на ногах не устоял. Как-то нелепо на спину опрокинулся да прямо об угол стола головой. Только хрустнуло что-то…

- Теперь мы будем жить вдвоем, - сказала Эльса, глядя на свежую могилку.
О нелепой смерти Петера судачили, но… чего только с пьяными не бывает?
- Хорошо, правда, мама?
Эльса, сорвав первоцвет, сунула в волосы.
- Тебе бабушка силу отдала. А ты, когда состаришься, отдашь ее мне? Конечно, отдашь, - ответила Эльса сама себе. – А если не захочешь, я тебе помогу… как бабушке.
Сердце Марии оборвалось.
- Ты…
- Ей нужна была помощь… а папа помешал… и бабушка отдала силу тебе, - она глядела с улыбкой. – А ты отдашь мне. Потом, когда состаришься.
Мария кивнула, чувствуя, как немеют губы.
- Это ведь будет не скоро. Правда, мамочка?

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 29

ЖЫВІЦЕ, БРАТЫ МЕНШЫЯ
Містыка і рэальнасць
Хведар сядзеў і думаў: “І, што такое таемнае можа яму паведаміць гаспадыня сіняга катэджу? Раскрыць тутэйшыя здарэнні не могуць нават эксперты ды крыміналісты з вобласці. А тут – бабуля! Добра. Заўтра наведаю”. Следчы, утаропіўшы вочы ў цемру за шклом, спрабаваў знайсці адказы на пытанні, усплываючыя ў галаве.
Наступны дзень быў цёплым, ня гледзячы на пару года. Пажухлыя і яшчэ маючыя колер лісты шапталі пад нагамі сваё. Цётка Ганнуля, так звалі жанчыну, сустрэла наведвальніка, і моўчкі павяла за сабой. Прысеўшы з дэтэктывам у гасціным пакоі, яна ціха пачала аповед.
Вось, паважаны. Вы мне, можа, і не паверыце, але выслухаць павінны. Гэтае трымаць у сабе не магу болей. Пачалося гэта даўно. Проста заціхла было на час. На стагоддзе, можа. Мне яшчэ мая бабуля расказывала.
У нашым свеце побач з намі існуюць яшчэ іншыя істоты, але мала хто іх бачыць. Бываюць і эфірнага плану, празрыстыя, як цені. І энергетычнага толькі. Раней, ды і цяпер, іх называюць каго багамі, а каго дэманамі. Мы жывём за кошт ежы, вады, паветра, а яны – за кошт нас. Нашых думак, пачуццяў, энергій.
Апошні час набірае моц вегетарыянства не проста так! Бо жывёлы – нашыя браты меншыя. А мы іх на ўсеагульнае бачанне (свінней, напрыклад) мала таго, што забіваем, дык яшчэ і здзекуемся. Смалім, рэжам. Як, на погляд Вышніх сілаў, гэта выглядае збоку?
Дык вось. Нейкія сілы падсяляюцца, ці прыліпаюць не толькі да людзей. Коткі пачынаюць паляваць на падросшых, нават, куранят. Свінні ў загарадках з’ядаць патрапіўшых да іх курэй. Коткі ад звяроў тхароў, можа, навучыліся. І душаць, як ворагаў, усіх упокат. А сабакі зусім хітрыя! Сама назірала: крычала курыца, а я толькі ўстала, адарваўшыся ад праполкі, як сабака хуценька адпусціў тую курыцу, пабачыўшы мяне. І пабег, як ні пры чым. А, калі сабака аўчарка? Каго асіліць? Вось вам і чупакабра! Без генетычных вопытаў і памылак прыроды. І вірус бешанства не прычым. Сусвет разумнее, але ці становіцца ён гуманней?
Хведар глядзеў на гэтую жанчыну: і аккуратная, і вочы светлыя, добрыя. А, можа, яна праўду кажа? У былыя часы продкі нашыя ва ўсё верылі, і абараняцца спрабавалі. Ад містыкі -- містычнымі спосабамі. Малітвамі, загаворамі, пахамі траў… Але такое пісаць у афіцыйных паперах?! Падумаюць – дах з’ехаў. Ну і будзе вісець гэтая справа вісяком. Мяне за яе не ўзнагародзяць. Толькі жыццё сапсуюць. Жывіце, браты меншыя!
16.10.2013 20.40

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 30

СЛУЧАЙ В ДЕРЕВНЕ.

- Доброе утро, господин пастор!

Копающийся в багажнике изрядно потрепанного автомобиля немолодой худощавый мужчина не отозвался на приветствие. Сухонькая старушка, похожая на ехидную поседевшую лисичку, решила, что ее не слышно из-за работающего двигателя, и повторила еще раз, погромче: «Доброе утро, святой отец». При этом она старательно вытягивала тощую цыплячью шейку, пытаясь разглядеть поклажу в багажнике. К ее разочарованию, рассмотреть ей ничего не удалось – слишком уж быстро захлопнулась крышка. Собравшийся уезжать пастор вовсе не намеревался показывать не в меру любознательной соседке содержимое багажника.

А оно и впрямь было любопытным, особенно для старой деревенской сплетницы. Накануне вечером в доме деревенского священника было непривычно шумно, ночью во всех комнатах горел свет, а на следующее утро он вдруг собрался срочно уезжать, погрузив в автомобиль лопату, каминные щипцы и большой сверток. Если бы она разглядела предметы, лежавшие в багажнике, то смогла бы сопоставить факты и без лишних затруднений сделать вывод.

Подумав об этом, пастор едва удержался от порыва немедленно уехать и, заглушив мотор, немного поговорил со шпионящей за всеми в деревне, везде и всюду сующей свой длинный нос престарелой любительницей детективов. О погоде, о предстоящем в следующий вторник собрании клуба цветоводов. О птичках – старуха почти всегда ходила с биноклем на шее, якобы для наблюдения за этими небесными созданиями. Но несомненно, больше она интересовалась не пернатыми, а земной жизнью местных обывателей. К слову, время от времени ей удавалось распутывать серьезные преступления, на которых полицейские детективы обломали бы себе зубы, если бы она не помогла им в расследовании.

Минут через пятнадцать-двадцать, избавившись от надоедливой собеседницы, пастор сел за руль видавшего виды Форда и попробовал его завести. Слава богу, удалось это с первой, а не с третьей, как обычно бывало, попытки. Вроде бы больше неприятных неожиданностей не предвиделось, но все же ехать нужно было осторожно, не привлекая внимания излишней поспешностью. Но только тогда, когда в боковом зеркале перестали отражаться деревенские коттеджи, пастор смог облегченно вздохнуть: кажется, на этот раз местная мисс Детектив осталась с носом.

Отъехав от деревни с десяток миль, он уже собирался свернуть с асфальтированного шоссе на грунтовую дорогу, ведущую к заброшенной каменоломне. В старых обвалившихся штольнях давно не добывали известняк - место было безлюдное и вполне подходило для того, чтобы спрятать труп врага, сбросив его в самую глубокую штольню и завалив камнями. Но сегодня похоронить в этом безлюдном месте предстояло тело друга.

Как назло, за несколько ярдов до поворота, заглох мотор. И хотя завести его снова удалось почти сразу, пастор не решился ехать по ухабистой дороге – машина могла застрять на полпути к каменоломне, потребовалась бы помощь. Лучше было не рисковать, а поискать подходящее место где-нибудь поблизости.

Достав из багажника лопату и пакет с рабочей одеждой, пастор прогулялся вдоль высокой живой изгороди, тянувшейся вдоль дороги. С шоссе, по которому изредка проезжали грузовики, его не было видно - он был совершенно в этом уверен. Переодевшись в старые джинсы и рубашку из стопроцентного хлопка, он начал копать могилу. Однако каменистый грунт плохо поддавался и уже через час с непривычки заныла натруженная спина, а через три на ладонях вздулись волдыри. Чертыхаясь, святой отец выбрался из ямы передохнуть.

Машина на солнце раскалилась, в салоне сидеть было невозможно. Сняв чехол с заднего сиденья, пастор расстелил его на земле возле совсем еще неглубокой ямы и ненадолго прилег, рассчитывая поспать хотя-бы несколько минут. Он спал глубоко и спокойно, и должен был проснуться ровно через двадцать минут. Однако привычка, выработанная годами, на этот раз подвела, – сказалась минувшая ночь без сна, проведенная рядом с другом, угасающим от смертельной раны. Умирая, несчастный так и не понял, почему его лишил жизни тот, кого он боготворил.

Да и сам пастор решительно не понимал, как с ним, спокойным и добрым в общем-то человеком, могло произойти то, что случилось вчера, когда он увидел осколки разбитой подлинной китайской вазы эпохи династии Минь, еще утром стоявшей на консоли у камина. Гнев, охвативший его, был настолько силен, что потемнело в глазах.. Не думая, он схватил первое, что попало под руку…

Помрачнение сознания, состояние аффекта – хороший адвокат добился бы оправдательного приговора в суде. Но сам он оправдывать себя не хотел, искренне не понимая, как же он мог убить друга. Убить в момент, когда тот совершенно спокойно съел последний в своей жизни кусок ростбифа и, сытый и довольный, не предчувствовал, что ему вот-вот проломят череп каминными щипцами…

Однако для раскаяния не было времени – нужно было копать могилу.
Уже четыре с половиной часа было потеряно на сон и еще полчаса – на то, чтобы перекусить взятыми с собой сэндвичами. Допивая чай с молоком из термоса, пастор мысленно похвалил себя за предусмотрительность. Занудство и мелочное планирование были не самыми лучшими чертами его характера, но сегодня пригодились и взятая с собой рабочая одежда, и содержимое корзинки для пикников.

Еще несколько часов изнурительной работы показались ему вечностью. Невыносимо ныла поясница, кровоточившие ладони пришлось замотать бинтами из аптечки, пот заливал глаза. Известковая пыль на лице застыла плотной коркой, коттоновая рубаха противно липла к спине. Снять ее было нельзя – солнце моментально сожгло бы незагорелую кожу. Решив, что глубина ямы достаточна, пастор перенес из машины сверток с телом к краю могилы. Просто сбросить его вниз он не смог, это было бы слишком цинично.

Спрыгнув в яму, края которой были ему чуть выше пояса, он осторожно и бережно уложил в нее покойного, с которым еще совсем недавно они бегали трусцой по утрам, охотились на уток и проводили долгие зимние вечера у камина, слушая музыку. Пастору больше нравилась классическая, покойный, похоже, предпочитал джаз, но никогда этого явно не показывал. На охоте он больше самого пастора радовался удачному выстрелу и помогал отыскать добычу.

Вспоминая все эти светлые моменты их дружбы, пастор ощутил непреодолимое желание взглянуть в последний раз на друга. Оно было настолько сильным, что он едва удержался от того, чтобы снять целлофан, плотно обмотанный вокруг тела. Выбравшись из могилы, он стал засыпать ее землей, с запоздалой заботой отбрасывая рукой в сторону крупные камни, как будто они могли причинить боль тому, кто лежал на дне.

Утрамбовав землю так, чтобы не было и намека на могильный холмик, пастор отыскал среди камней самый большой, белый и плоский, с трудом перетащил и аккуратно уложил на могиле. Дело закончено, можно уезжать.

И все же негоже закапывать старого друга, как безродного пса...

Смеркалось, и маркер в бардачке автомобиля пришлось искать на ощупь.
Ничуть не заботясь о том, уложится ли эпитафия в установленный кем-то от балды лимит в десять тысяч знаков, каллиграфически выводя красными чернилами на белом камне каждую букву, он начал писать: «У попа была собака. Поп ее любил…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 31

ТОЛЬКИНА СУКЕНКА

-Да просто же всё. Ты не людей суди, а грехи их, - именно так сказал отец Георгий после того, как я попытался опровергнуть евангельские слова «не суди и не судим будешь». А в пример я привёл недавнее задержание группы из трёх молодых людей, на счету которых грабежи, разбойное нападение, убийство и в довершение, удержание в заложниках беременной женщины. Мол, их мне тоже не осуждать? В суд дело вовсе не направлять или уже в самом процессе от обвинения отказаться? – Вот говорил ты мне о молодчиках своих, а с какой ненавистью к ним говорил. А с каким упоением об их зверствах рассказывал? Не спорь! Подробно-то как, смакуя. Вот и получается, пока не научишься людей любить, а грехи их ненавидеть, то и толку не будет.
-Да ладно вам… что сами не осуждали никого в жизни?
-Так я и сейчас искушаюсь, тебя осуждая, - батюшка взял со стола какую-то книгу, открыл посредине и захлопнул, даже не взглянув, - Есть у меня пару минут до катехизации, расскажу тебе одну историю. Не в самом я там лучшем свете, да что ж против правды сделаешь, а тебе, Павел Иваныч, гляди, полезно будет.
* * *
В прошлом году летом сподобил Господь найти средства купол обновить. А работа сложная, навыков требует. Подсказали человека знающего, опытного. Как приехал этот «опытный», я поначалу и засомневался. Мальчишка молодой, четверть века отроду. Но как за дело принялся, мои сомнения мне же в укор и встали. Не суди по виду, а хвали по делу. По месту двух подручных нашёл ему, леса поставить, на подхвате быть. Село у нас большое, а работы не так и много, так что желающие нашлись. Ладно, не об этом пока. Кровельщик, Олегом его звали, у меня устроился. Места в доме много, а вдвоём нам с матушкой и вовсе. Так вот обратил внимание, что недели полторы Олег по вечерам уходить стал, а возвращался с улыбкой, счастливый такой. Один вечер, другой. Я не спрашивал, дело молодое. А вот через пару дней стал свидетелем сцены одной. Я на церковище утром захожу, а у входа в храм стоят Олег и два подручных: Сергей Ганусевич и Виктор, фамилии и не помню. Оба балбеса ещё те. И руки на месте, да бестолковые. На шабашках в Москве да Питере денег заработают, так всё и пропьют. Доигрались, что в бригаде им места не нашлось, я их на месяц и взял. Так вот, местные, что-то Олегу рассказывают, похохатывают, а Олег стоит, молчит да желваками играет, а взгляд у него, ох и пасмурный. Я, мимо проходя, только фразу разобрал: «Толькина сукенка любому даст, особо и ломаться не станет…». Меня заметили, умолкли. А уже в храме ко мне Олег подошёл да в лоб вопросом, мол, батюшка, знаете ли такую-то, её ещё Толькиной сукенкой прозвали? Не знал я, в прихожанках у меня не была, а сплетни не горазд я праздно по селу собирать. Так и ответил. Поинтересовался, в чём дело. Мне парень и рассказал, что с девушкой познакомился, хорошая вроде, симпатичная, только робкая какая-то, а ему это и нравилось. А сегодня рассказали, что с ней полсела переспало. И кличка соответствующая – «Толькина сукенка». И спросил, что делать дальше. Каюсь, не сдержался, а скорее не подумал. Расстроился я, что толковый парень с гулящей сошёлся, да и видно, крепко присох сердцем к ней, раз так переживает. Вот и брякнул: «А ты иди, и морды им всем набей, кто с ней спал, авось больше не захотят». А Олег повернулся и ушёл. Чуть не забыл, Олег-то дзюдоист, высоких результатов достиг, как я знаю. Когда ночевать не пришёл, волноваться начал. А к обеду и милиция приехала. Олег-то – гражданин России, места жительства у нас не имеет постоянного, я как бы его наниматель, ко мне и приехали. Тогда и узнал, что Олег за вечер и ночь успел пятерых на больничный отправить. Начал с подручных своих и дальше пошёл по селу. С каждым разговор заводил, а потом бил, и каждого крепче бил предыдущего. Вроде повреждений сильных не было, но злостное хулиганство, ничего ни попишешь.
* * *

Я помнил это дело. Вроде ничем ни примечательная хулиганка. Да только когда арестовывал, обратил внимание, что обвиняемый и не пытается оправдываться, вину признавал. А когда просили причину назвать, по которой повреждения телесные наносил, отвечал просто: «Не было причины». И потерпевшие странно себя вели. Точнее, странный был подбор потерпевших. Все оказались друг с другом знакомы, но в основном шапочно-стаканно и плотно общались при выпивке и на дискотеке. У всех обвиняемый спрашивал о девушках легкодоступных, интересовался той или иной, спрашивал, кто ещё может посоветовать чего. А потом бил. Шёл к следующему, чью фамилию и адрес узнавал от предыдущего. Спрашивал и бил. Но сильно на этом не заморачивались, ни на следствии, ни в суде. Доказательная база крепкая, вина признаётся. А что мотив не ясен, так в этом составе мотив и не важен. «Хулиганские побуждения» и хватит. Если не ошибаюсь, то дали тогда парню пять-шесть месяцев ареста. Я сам на суде не был, помощник обвинение поддерживал.


Парню дали пять месяцев. Два он уже на следствии отсидел. Так что в феврале и освободился. Ждал я его всё это время, молился. Не давала мне покоя мысль, что я его в тюрьму глупым словом толкнул. Ведь хотел же только, чтобы он всю нелепость понял. Всем хахалям, бывшим и будущим, морду не набьёшь, потому либо смирись, либо забудь. Осудил я девчонку ту. Сейчас-то уже знаю, Надеждой её зовут. Я после суда заинтересовался: что за такая? Семья, мягко говоря, не зажиточная. Мать одна троих растила, её и двух младших братьев. Училась хорошо, но после школы, которую в позапрошлом году окончила, поступать не стала. Осталась с матерью, работать пошла. Парня постоянного не было, хотя и красивая. Вроде многие пытались ухаживать, да не срасталось. Многого не узнал, вот только заметил, что одна из тех, что про Надежду говорила, настороженно отвечала, как будто, что-то неприятное пыталась утаить. Выпытывать не стал, но в памяти отложил.
Да, вот ещё. Когда Олега на суде видел, парой слов с ним перекинулся. Он мне успел сказать: «Батюшка, не надо верить никому, только сердцу. Что ж вы мне сразу не сказали, что «сукенка» это не ругательство, а платье по-белорусски?! Мне последний, про «Толькину сукенку» всё рассказал". Задумался я тогда крепко. Решил я с потерпевшими поговорить. Не мог я понять, с чего рассудительный и спокойный Олег, так взъярился. И ведь не сразу бить начинал, а сначала разговоры говорил, выспрашивал, долго. Не похоже на гнев, а тем паче на ярость.
Решил я у Ганусевича, того, что Олегу помогал, спросить. Издалека начал, а потом и подвёл его к разговору о Надежде. Тот мяться стал, нехотя говорил, стесняется, мол, о таком рассказывать. Я настоял, вытащил из оболтуса, что сам он с ней связи не имел, хотя и пытался подъехать, но точно знает, что она гулящая, от товарища слышал, который с ней был, да и другие говорят. Я про товарища расспросил, да не забыл поинтересоваться, говорил ли он Олегу то же самое.
Через пару дней встретился и с другом Ганусевича. Тот хорохорился поначалу, не на исповеди, мол, и вообще, он – католик. Да недолго, похихикивая натужно, сознался, что вступил с девушкой этой в связь, особого труда не составило. Вот только видел я, что врёт он, напропалую врёт. И опять я не забыл спросить о ком-нибудь, кто с Надеждой спал.
И со следующим встретился. И со следующим. Та же картина. Как про Надежду спрашивать начинаю, врут бесстыдно или увиливают. Как про других, кто с ней был, спрашиваю, охотно отвечают, сами себе верят. И, кстати, ни про какого Тольку они и не знали. И почему они Надю «Толькиной сукенкой» называли тоже не знали. С последним не поговорил тогда, он ещё в больнице был. Потом довелось, при каких обстоятельствах умолчу. Вот тот единственный и смог сказать, что-либо толковое. Видел он, как на выпускном два одноклассника девушку в укромный угол затащили и раздеть пытались, а она отбивалась и повторяла: «Толькi не сукенку». А изнасиловали её или нет, это тебе знать не нужно.


Так вот ведь почему он их бил. Они клеветали на девушку. Но почему он об этом не сказал на следствии? Ведь проверили бы, на телесные списали бы и даже если бы написали на него заявы потерпевшие, то в зале суда бы и освободили. Да и сомневаюсь, что дело до суда бы дошло. Я сам таких «болтунов» не люблю и нашёл бы способ их убедить не жаловаться. А с насильниками бы разобрались, преступление тяжкое, сроки привлечения не истекли.

-Отец Георгий! Как это не нужно?! Это же преступление! За это судить нужно…
-Судить? Я ж не против суда людского, не против. Дело нужное, если справедливое. Да только те двое, уже и без людей осуждены так, что им тюрьма турбазой показалась бы. Кто такие и что с ними сталось, говорить не буду, но поверь мне, Павел Иванович, они уже здесь наказаны, а ТАМ… а там не нам их судить.
-А то, что парнишка ваш полгода в тюрьме просидел без вины? Ведь он не должен был за хулиганство быть осуждён. Это тоже ничего страшного?
-Олега не вы судили, хотя и в тюрьму упрятали. Он сам себя судил. Судил за то, что поверил в наветы, за то, что сомневался в любимой. Не их он бил, а себя. И только последнего, за то, что не помог девушке, а наоборот, грязь про неё разнёс. Так что один я остался без наказания пока. Ведь тоже осудил, да ещё к осуждению и другого подтолкнул. Теперь видишь, Павел Иванович, к чему осуждение ведёт?
-Да ладно, батюшка, понял я, но ведь работа у меня такая. Кстати, как вы догадались, что пацаны эти врут? Ладно вы, провидец и всё такое, сердцем почуяли. А Олег-то как понял?
-Эх ты, Павел Иванович, сердцем как раз Олег почуял. Почему я и удивился, про драки узнав. Если б правдой их слова оказались, то он бы и пальцем не тронул. Иначе бы я ему даже в запале таких слов, мол, иди морды набей, не сказал. Добрый он и великодушный, потому и понял. А вот мне знания помогли.
-Какие знания? Библии?
-Физиогномики, неуч. Слыхал?
-Слыхал, но…
-Вот и плохо, что слыхал, вашей братии, её как «Отче наш» надо знать.
-Отец Георгий, сдаюсь! Мне вот интересно, что с вашими ребятишками дальше стало.
-Я ж говорю, катехизация у меня сейчас будет. Молодых надо к венчанию готовить.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 32

Я просыпаюсь от ужасной головной боли, включаю свет и иду на кухню. Я завариваю себе крепкий кофе и закуриваю сигарету. Дым заполняет пространство комнаты, стирая очертания реальности. Нервы шалят, я не могу сконцентрироваться ни на одной определенной мысли. Третий день подряд мне снится один и тот же сон.
Во сне я иду один по ночному городу, навстречу мне попадаются лишь изредка какие-то прохожие, я ни на кого не обращаю внимания. Я не знаю куда и зачем я иду, я даже не помню откуда я иду. Часов у меня нет, но по ощущениям, кажется, около трёх часов ночи. Мое внимание привлекает чья-то тень. Я пытаюсь проследить за хозяином тени. Я иду за ним неосознанно. Преследуя его я понимаю, что он мне неприятен. Я долго не могу понять природу своей неприязни, пока не увидел, что у него нет лица, то есть очертание лица есть, но оно бесформенное, как бывает, когда показывают по телевизору пожелавшего остаться неизвестным. Меня охватывает приступ ненависти, я хочу, во что бы то ни стало, догнать этого человека, однако это невозможно. Я срываюсь на бег, но все равно, его спина остается на одинаковом от меня расстоянии. Мы прошли уже несколько кварталов, когда незнакомец нырнул в одно из зданий. Я хорошо знаю этот дом, в нем живет моя бывшая одноклассница, с которой мы были близки. Она была первой девушкой с которой я занимался сексом. Человек без лица идет к её двери. Дверь открывается и в проеме я вижу улыбку – её улыбку. У меня пересохло в горле. Я пытаюсь крикнуть, но мои связки не работают. Они проходят в квартиру. Дверь остается открытой и я иду за ними. Раньше я не раз бывал в этой квартире, но сейчас я ничего не узнаю. Я словно в лабиринте брожу из комнаты в комнату. Я прохожу наверное тринадцатый раз по коридору и вижу свет из приоткрытой двери, подхожу вплотную и останавливаюсь. Я не могу пошевелиться, ни одна мышца не отвечает на поданный мозгом сигнал. Мне остается только наблюдать. Я вижу как они лежат в кровати. Она называет его моим именем, что-то рассказывает и улыбается, я никогда не забуду эту улыбку. Сбросив с себя одеяло, она голышом подходит к бару, после секса она всегда выпивала бокал мартини. Я смотрю на незнакомца, лицо стало принимать привычные очертания. Он лежит на кровати и смотрит на меня, он видит меня, он все время знал, что я нахожусь за дверью. От его зловещего взгляда у меня начинает болеть голова. Она подходит к кровати и ложится рядом с ним. Через мгновение он начинает её душить, она пытается сопротивляться. Она просит меня что бы я этого не делал. Она просит МЕНЯ!...
Ужасная головная боль. Я вскакиваю с кровати и иду на кухню. Третий день подряд мне снится этот кошмар. Я докуриваю последнюю сигарету и иду в ночной ларёк, что бы купить ещё пачку. Рассчитываясь с продавцом, я заметил статью, в газете, которую он читал : Позавчера утром в собственной квартире был найден труп молодой девушки. Возможная причина смерти – удушение. Из газеты на меня смотрела фотография ещё живой и улыбающейся Лизы. Её звали Лиза. Я никогда не забуду её улыбку.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 33

Курсач


Минск. Сквер Я. Купалы
20 марта 1979 года. Вторник.

... Да не спорь! Я те говорю, что если мы не начнём ставить астронавигацию, то ни к чему не придём, дрейф в инерциальной системе слишком велик для оперативного использования, а ошибки инерциальной системы позиционирования слишком кумулятивные - таким образом, погрешность позиционирования накапливается с каждой минутой полета.
- Нет сегодня такого решения …
- Да есть- надо просто выходить за облака для определения линии визирования. В общем, не знаю, что у вас в шестом отделе, а у нас эта проблема давно решена.
- А американцы дурнее нас? Они её значит не решили, а ты такой умный?
- Да что ты всё про своих американцев– они на Теркоме летают – рельеф карандашом на перфокарте бьют. И пусть летают, а мы проще сделаем. И эффективней.
- Андрюха, ты парень неглупый. Голова у тебя работает. Но признайся – ну нет у вас готового решения. Ты это вот сейчас на лавке и придумал.
- Да за кого ты меня считаешь? Я это три года как придумал! Целым отделом пашем!
- И что?
- И то! Уже и рабочка прорисована.
- Андрюха! Мы год как знакомы. И ты знаешь - я тоже в теме. Но не парь мне мозги про рабочку. Идея хорошая, но никто её не примет. А приняли - я бы знал.
- Да ладно, Вов, замажемся!
- А на что?
- А на что ты хочешь?
- Если рабочки нет, то я с твоей Ленкой в субботу на «доски» в Челюскинцев иду. А ты в общаге сидишь.
- А запросто! Но если я докажу что рабочка есть – ты мне свою профессорскую квартирку будешь каждую неделю давать на сутки целый год!
- Забились! Лена разбей!
- Пошли, ребят, на «Столичный», по «Буратине» вмажем..

21 марта. 1979 год. Среда.
- Читал, ребята с «Комсомольской правды» на Северный полюс двинули?
- А то. Уж неделю как. У тебя газеты запаздывают?
- Да мне не до того. Ленка-то, кажись, беременна.
- О, даёшь! Как понимаю, тебе моя хата больше не понадобится?
- Ну почему. Пока может и понадобится, не всё ж по общагам мне с молодой женой прятаться.
- Уже и с женой?
- А куда деваться то… женимся .. мне в НИИСА квартиру обещали. Как молодому, но перспективному. А пока у тебя..
- Ага. Кстати про «у меня»...Про спор не забыл?
- А то. Завтра всё покажу.
- Смотри, я проверю. Ты меня знаешь, что не так - и придётся твоей Ленке со мной на «досках» вальс да джигу отжигать. Не посмотрю, что в положении..

22 марта 1979 года. 20 часов 45 минут.Четверг.
- И что тут у нас?
- Рабочка. Смотри.
- А где ж взял? Ё-моё, это ж совершенно секретно.
- Да не боись, я с пары листов синьки сделал. И под рубахой вынес. Потом спалим..
- А не липа?
- Да посмотри! Со штампами – «в работу». Вот я про что и говорил. Видел, какая идея? Пара оптронов и начинка от гелиостата…
- Шикарно. Сам придумал?
- А то. Всё гениальное просто! С этим делом мы американцев на десять лет обгоним..
- Я возьму посмотреть?
- Но только аккуратно.
- Естественно. И хата, естественно, твоя…

22 марта 2009 года. 21 час. Воскресенье.
- Володя, а я знаешь, что сейчас вспомнила?
- Что, Лен?
- Как я в 79-м здесь с тобой и Андреем гуляла. Помнишь, бегали в «Столичный»? «Буратино» пить?
- Помню, «Столичный» на ремонте. «Буратино» не будет.
- Знаю. Я почему вспомнила, Вов, помнишь, когда Андрея за шпионаж арестовали? Ровно тридцать лет прошло. Его ж в девять вечера? Минута в минуту. Кто бы мог подумать...Хороший был парень, интеллигентный. Говорят, в лагере повесился. Из-за одной странички… Если б не ты, я бы тогда аборт сделала... А ты всех нас спас. И меня, и Витьку. Вот уже и внуки… А всё как вчера было.
- Да ладно. Что вспоминать-то…
- Я вдруг вспомнила… Помнишь, у тебя была родительская квартира? Ну, мы её профессорской называли.
- Ну, было.
- Это ж не твоя квартира была.
- Не моя.
- А почему мы там больше никогда не были?
- Я не знаю. А что?
- Володя, а ты в КГБ в 80-м году пошёл работать?
- В восьмидесятом.
- То есть в 79-м ты был курсантом? И ты всё знал?
- К чему этот разговор?
- Да ни к чему. Я просто хотела узнать – зачем? Зачем ты нам тогда рассказывал, что тоже работал в НИИСА? И что это твоя квартира?
- Да всё ты давно знаешь. Не прикидывайся. Курсач я сдавал. А жил в общаге в арке возле «Мира». Пойдём лучше, Лен, в «Центральный». Вмажем по «Буратино»...

...в 1980 году американская технология TERCOM (система цифровой корреляции с рельефом местности блока наведения крылатой ракеты) была объединена с системой астронавигации, для обнуления совокупных инерциальных системных ошибок…


Вотрое дно. Для тех кто не умеет читать.


19 сентября 2013 года. 23 часа 13 минут…
- Так я, батя, не понял, к чему история?
- А что ты, Витенька, не понял? Наливай ещё по капельке… да...
- Я-то понял, что ты мне на старости лет решил рассказать, как ты моего генетического родителя свёл в могилу. И понял, что ты не со зла... или это ты мне про советскую власть?
- Я те за жизнь, сынок… Чего ты не понял? Я ж тебе сказал что? Что батя твой изобрёл систему навигации для ракет в 79-м году. И обогнал американцев на 10 лет. Но в 80-м они уже её внедрили, а батя твой предателем-то не был. Царствие ему небесное. Он болтуном был. И какой ты сделаешь вывод?
- Какой? Что - был?
- Что яблочко от вишенки далеко не падает! Я те чё рассказал, сколько копий синьки Андрюха вытащил?
- Несколько...
- А мамка что сказала? Что?
- Что?
- Что посадили его за ОДНУ бумажку. Через 15 минут после нашей встречи. За ОДНУ!
- Так выходит …
- Так и выходит. Глухим два раза обедню не служим. Да. Я и уволок. И продал к едрене фене. Вместе с советской родиной. Можешь считать это местью за невинно убиенного….
- А зачем ты мне это рассказал- то? Чтоб я тебя ненавидел? Смысл?
- Наследство. Или ты думаешь, я деньги пропил? Куда мне было столько пропить.
- А что ж ты сделал?
- Как все нормальные люди. Мой поверенный, ну мой куратор оттуда, купил акции… тридцать лет тому. А сейчас я их продал. И гроши в землю закопал.
- Ты чё бать? Какие гроши? Где?
- В Караганде. Вот если б ты внимательно папку слушал, то я б тебе рассказал. А так давай-ка постарайся. Напряги мозг хотя бы за деньги. А то я их в гроб за собой утащу...
- Погоди…
- Не погодю. Запоминай. Или записывай. Не умеешь слушать – учись считать.
Первые десять лет будут четвертым и пятым. Отражение первого века будет первым, а второй век вторым. Последняя минута прошлого века третей, а вторая цифра с начала шестой, а последним первое тысячелетие. А код такой, откуда и твой интерес.
- И что мне с этим делать?
- Искать, если хочется. А не хочется - пусть ищет, кто угодно…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 34

Незримый свет
(В соавторстве с Фредериком Клеггом)

– Тимоти Блэквелл, умерли в возрасте 58 лет от рака лёгких? – невзрачное рыжее создание с рябым лицом произнесло это почти без вопросительной интонации, как будто ответ его (впрочем, скорее её) совершенно не интересовал. Но Тим из чистой вежливости ответил – подумав про себя, что курить при жизни, наверное, надо было всё-таки поменьше.
– Да, мэм.
– Я не мэм. А также не мадам, не леди, не фрау и даже не госпожа. Впрочем, и не господин тоже. Называйте меня Софериэль, если уж так хочется. Надеюсь, вы понимаете, что в раю вам не место по многим причинам? – при этом Софериэль черкнул что-то длинным пером в огромной, пыльной даже на вид амбарной книге. – А в чистилище довольно тоскливо. Но вам повезло. Вы поступаете в распоряжение моего департамента.
– И чем же ваш департамент, позвольте спросить, занимается?
– Взгляните сюда, – перед ним возникли огненные письмена, и Тим понял, что это одна из записей той самой амбарной книги. Мэри Уанстоун, прочитал он. Родилась: Чатем, штат Вирджиния, США, 9 января 1799 года. Умерла: Гёттинген, Германия, 24 марта 1897 года. Профессор эмеритус, доктор естествознания, первая женщина-кавалер ордена Максимилиана «За достижения в науке и искусстве»...
– Так записано в нашей Книге жизни и смерти, – прокомментировал тот, кто назвался Софериэль. – При которой я имею честь состоять хранителем. И ошибки в ней быть не должно. А теперь полюбуйтесь-ка вот на это.
Перед ним возникла другая картина. Скромное кладбище маленького городка. Могила, вся в цветах. И надгробный камень. Мэри Уанстоун, 1799 – 1823.
– Вы хотите сказать, что...
– Это вы мне расскажете: что, кто и, главное – зачем? Когда проведёте порученное вам расследование. Вы ведь были при жизни частным сыщиком. Довольно паршивым, замечу. Впрочем, других у нас всё равно в распоряжении пока нет. Так что получайте своё виртуальное тело и отправляйтесь на задание. Жду вашего отчёта.
***
...Полноватый, кучерявый, чуть вспотевший господин в клетчатом костюме, с тросточкой в руке, не спеша шёл по кладбищенской аллее. Искать долго не пришлось – такие необыкновенно пышные даже по южным меркам цветы не спутаешь ни с чем. Костистый нескладный старик в чёрном выпалывал сорняки, складывая их в корзинку.
– Ах! Прошу прощения, засмотрелся...
Старик обернулся. У него были впалые щёки и большой острый нос. Лицо блестело от слёз.
– Прекрасные пионы... прекрасные, как дыхание, – продолжал между тем сыщик. – Мои соболезнования. Это чудовищная несправедливость – когда родителям приходится хоронить детей.
– Несправедливость! – подхватил старик. – Вы правду сказали, мистер, несправедливость! Год прошёл, а я всё не могу поверить и смириться. Одно утешение – эти цветы. Ни на одной могиле почему-то так не цветут, как у моей бедной Мэри. Я прихожу так часто, как могу... Ухаживаю за ними и забываюсь, а как только пора уходить – плачу. Иногда нарочно оставляю здесь лопатку, рукавицы или корзину, а потом возвращаюсь и опять плачу...
Боясь спугнуть, Тим лишь едва заметно кивнул, вызывая старика на дальнейшую откровенность.
– Она была нашей единственной дочерью. Поздний ребёнок, мы уже и не надеялись... Надышаться на неё не могли. Красавица, в мать пошла – тонкие руки, каштановые локоны. И умница. Знаете, её с детства тянуло к наукам. Медицина, химия, физика. Мы старались ей дать хорошее образование, но в нашей глуши... сами понимаете. Однако мы делали всё, что могли. Книги для неё заказывали, учителей французского и немецкого из Ричмонда выписывали. Знаете, ведь она состояла в переписке с господином Ньепсом – говорят, большой знаменитостью у себя на родине. Рвалась учиться во Францию, в Сорбонну. Не хотели отпускать. Потом смирились. Науки – неподходящее занятие для барышни, но что мы могли поделать? Мы же понимали – это дар Божий, призвание.
Дар, подумал Тим. И знали бы вы, какой. Но, не говоря ни слова, продолжал слушать.
– На лето мы возили её в Коулз Хилл, к родным. У неё там подруга детства жила, Салли Боттон. Не красавица, умом тоже не блистала, но Мэри её отчего-то очень любила. Говорила, доброе сердце за деньги не купишь и умом не заменишь. Там, в Коулз Хилл, она и познакомилась с Уиллом Хардвиком. Свадьба была назначена на август. Уилл тоже сильно не хотел, чтобы она в Европу уезжала, – старик вытер сбежавшую на подбородок слезу.
Тим вдруг понял, что не прочь повидать этого Уилла. Интересно, как далеко он способен зайти, чтобы не пустить невесту за океан? И с глупенькой подружкой-толстушкой Салли тоже встретиться не мешало бы. Но с этим успеется. Пока же он чувствовал, что старик Уанстоун сказал ему не всё, что хотел. А главное – не всё, что было ему, Тиму Блэквеллу, нужно.
– Простите, что задаю вам этот вопрос: так что же стало с Мэри?
– Она приехала домой счастливая. Какие-то камешки показывала, которые там нашла. Тёмные, тяжёлые. Говорила, что это... ох, запамятовал название... словом, редкая штука, что из неё в Богемии делают знаменитое стекло «аннагрюн». Знаете, такое зелёное, светящееся. Шутила, что скоро Вирджиния прославится своим «мэригрюн». Целыми днями пропадала в подвале, у неё там была лаборатория... конечно, мы возражали, но что с ней поделаешь? И вдруг заболела. Началось со слабости. Не обращала внимания, смеялась. Но ей становилось всё хуже. Жар. Кожа горела. Сухая, покрасневшая – и горела. Что-то со зрением. Потом не могла встать. Мы отовсюду привозили лучших докторов... всё бесполезно. Думали, отравилась своими химикалиями, но нет, никакие противоядия не помогали. Три недели – и нет её. Знаете, она никогда не была набожной, а тут перед самой смертью заговорила про незримый свет.
– Какой свет?
– Я часто вспоминал ей это место из Писания. Моё любимое. «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни».
– Свет жизни, – задумчиво повторил Тимоти. – Простите, что побеспокоил вас, сэр. Да поможет вам Бог.
...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

***
– Моей Мэри уже год как нет на свете! – Уилл Хардвик нервно забарабанил пальцами по некрашеному дощатому столику веранды. – Где вы были раньше со своим расследованием?
– Сочувствую вашему горю, мистер Хардвик. И всё же позвольте задать вам пару вопросов. Если бы Мэри всё же уехала, как бы вы поступили?
– Можно подумать, старик Уанстоун вам про это не рассказал! Конечно, я собирался последовать за ней! Старый Свет – не лучшее место для предприимчивого человека, но, уверен, я не пропал бы и там. Я распродал всё движимое имущество, дом тоже был выставлен на торги. И вот, когда до свадьбы оставалось каких-то пара недель... – он закрыл лицо руками.
Не врёт, подумал Тим. Актёр из этого парня никудышный. Да и проверить его легко...
– Последний вопрос, Уилл, и я оставлю вас в покое. Как вы думаете, были ли у Мэри враги, недоброжелатели... завистники, наконец? Кто мог желать смерти вашей невесте.
– Стойте... ну конечно же, эта корова, Салли Боттон. Салли-Боттом – так мы с парнями между собой её называли. Она давно была влюблена в меня. Наверняка она и отравила Мэри! Взяла какое-нибудь колдовское снадобье у своего деда-индейца. Будь она проклята, язычница! – ударил он кулаком по столу.
– Спасибо, мистер Хардвик. Вы мне очень помогли. Мужайтесь, – и он, протянув руку, пожал узкую, влажную ладонь с тонкими, как у пианиста, пальцами.
***
– Я знаю, кто вы и зачем пришли, – сказала Салли Боттон. – И знаю, отчего умерла Мэри.
«Ну, я тоже это уже знаю», – хотелось сказать ему. Во время разговора с Хардвиком его внезапно осенило. Он удивился, что был так слеп – симптомы кричали о себе во весь голос. Но послушать эту девицу всё же стоит.
– Да? – изобразил удивление он. – Но почему вы не сообщили?
– Потому что её убила нечистая сила, а не люди. Всё из-за этого портрета.
– Какого портрета?
– Её портрета. Нерукотворного. Мэри много чего знала и умела, не то что я. Но рисовать не умела совсем. И вот она как-то мне говорит: «А хочешь, Салли, я сделаю твой портрет?» И потом ещё про какого-то господина Ньепса, про гели... гели...
– Гелиографию?
– Да... кажется. Но я отказалась. Опасно это, я знаю. В такой портрет душа перейти может, и человек в муках умрёт. Но она не послушала и свой портрет всё равно сделала. А когда она мне те камни показала, я и вовсе испугалась. Блестящие, чёрные и тяжёлые, как смерть. Я их сразу узнала, мне о них дед рассказывал, он от самой Покахонтас род ведёт. Недобрые это камни, они безвременную смерть приносят и здоровье отнимают. Не надо их в доме держать. Я сказала Мэри, да разве её убедишь? Посмеялась только.
– А она их точно в доме держала?
– Я же была у неё перед самой смертью. Она мне сказала их из подвала забрать и отослать куда-то в Европу... но я не послушалась, тайком к ней в могилу их выбросила. Дед сказал, только так можно зло избыть. Бедная Мэри...
Всё правильно, подумал он. Тяжёлые камни. Смоляная обманка, урановая руда. Плюс подвал, плохая вентиляция – и медленно накапливающийся при распаде газ-убийца, радон. Слова «лучевая болезнь» войдут в обиход намного позже. И с пышным цветением на могиле теперь всё тоже было ясно.
Неясным оставалось одно. И он знал, кого об этом спросить.
***
– Зачем мне понадобилось нарушать написанное в Книге? – Азраил глумливо хохотнул. – Лично мне – незачем. Это всё ради вас, людей – и ради старика Саваофа, который с какой-то дури до сих пор считает вас своими возлюбленными детьми. Твоя Мэри действительно была гениальна. Настолько, что изобрела фотографию раньше Ньепса – не без его подсказок, разумеется. А изобретя, начала экспериментировать, в том числе и с теми камешками. И, конечно, тут же открыла радиоактивность. На три четверти века раньше срока. А показать тебе, что было бы дальше?
Вот Мэри Уанстоун в Сорбонне – повзрослевшая, серьёзная, в магистерской шапочке. Она же – у нового рентгеновского аппарата, рядом с Флоренс Найтингейл, во время Крымской войны. Она же, пожилая, убелённая сединами – и её ученик, юный Пьер Кюри, у первого ядерного реактора.
– Это 1883 год. – с ехидцей заметил Азраил. – А теперь догадайся, что бы произошло в 1914-м. Или тебе показать воочию, что натворил бы с матушкой Европой пробуждённый не ко времени «незримый свет»?

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 36

История об одной старушке

Я смотрел на женщину и девочку, плачущих в моём кабинете, и удивлялся. Как один лишь человек мог испортить жизнь целой семье, и даже в смерти сделать гадость? Я смотрел и вспоминал начало истории…
3 дня назад.
Вечер обещал быть томным. Я сидел, закинув ноги на стол, и смотрел на настенные часы. До конца рабочего дня 5 минут. Вряд ли кто-нибудь придёт. Поэтому я спокойно предавался мечтам об ужине в лучшем ресторане города и своей подружке. Мечты были разбиты хлопком входной двери. Видимо, мысль «какого чёрта ты сюда припёрся?» так явно отразилась на моём лице, что вошедший мужчина нерешительно застыл на пороге.
Тяжело вздохнув, я спустил ноги со стола, натянул на лицо приветливую улыбку и монотонно оттарабанил приветствие.
- Добрый день! Вы пришли в детективное агентство «Дрейк и компания». Меня зовут Крис Дрейк, ведущий следователь нашего агентства. Рад приветствовать вас в нашем офисе. Надеюсь, мы сможем вам помочь. Пожалуйста, присаживайтесь и расскажите о вашей проблеме.
Удивлены, что мой монолог подходит скорее секретарю, чем детективу? И правильно. Ведь я и есть секретарь. Агентство принадлежит моему брату Эрику. Вот он действительно детектив с лицензией. Только вот он сейчас в отпуске, а я вынужден его замещать. Чёрт дёрнул меня согласиться на это. «Крис, сейчас сезон отпусков, у тебя не будет ни одного дела. А у меня куплены билеты, и вообще я не отдыхал два года. Ну же, соглашайся!». И вот результат.
Вынырнув из размышлений, я обратил внимание на клиента. Тот уже сидел в кресле для посетителей и нервно комкал в руках носовой платок. Мужчина, лет 30-35, бледный, я бы сказал болезненный вид. Пока я его разглядывал, тот успел раз пять вытереть потеющий лоб и скрутить платок в нечто невообразимое. Я первым нарушил молчание:
- Пожалуйста, представьтесь. И расскажите, что вас сюда привело.
От звука моего голоса мужчина вздрогнул, нервно сглотнул, но всё-таки начал рассказ. Вкратце история мистера Дэвида Раска выглядела так:
Хелен Раск (85 лет, мать клиента) скончалась неделю назад в собственном доме. В момент смерти в доме находились Лиза Раск (30 лет, жена) и их общая дочь Кэтрин (10 лет). Полиция сочла смерть подозрительной и начала расследование. В ходе проведённых экспертиз было выявлено, что женщину сначала накачали смертельной дозой яда, а потом задушили подушкой. Под подозрением находится жена мистера Раска.
- Ну что ж. Всё понятно. Вы ведь хотите, чтобы я снял подозрения с вашей жены?
- Да, да! Помогите мне, пожалуйста! Вы ведь поможете?
- Сделаю всё, что смогу.
Пока мистер Раск записывал контакты друзей и знакомых семьи, я задумался. На первый взгляд дело кажется простым. Жена, вынужденная ухаживать за болеющей свекровью, решила избавиться от проблемы. Но что-то меня беспокоило. Видимо, придётся побегать.
Остаток вечера я потратил на извинения перед подружкой и пиццу.
2 дня назад.
Какой сумасшедший день! Никогда не думал, что работа детектива требует столько физических сил. Даже смеялся над братом, когда тот приползал заполночь и засыпал мёртвым сном…
Первым делом я решил поговорить с главной подозреваемой и её дочерью. Миссис Раск была нервной. Разговор с ней оставил тягостное впечатление. Женщина явно не испытывала любви к свекрови. А девочка весь разговор твердила, что ничего не знает, и смотрела на меня с явным испугом.
Затем меня проводили в комнату покойной и оставили одного. Я прошёлся по помещению, заглянул в ящики комода и тумбочку. Ничего интересного. А вот под кроватью меня ждал сюрприз – небольшой плюшевый медвежонок. Недавно я покупал такого же для племянницы. Он может записать голос, а потом воспроизвести. Интересно, а эта игрушка что-нибудь слышала? Я спрятал игрушку в карман и, попрощавшись с миссис Раск, ушёл опрашивать соседей, друзей и родных этого семейства. За этим занятием и пролетел целый день.
К вечеру я мог сделать однозначный вывод: миссис Хелен Раск ангелом не была. Чего только я про неё не наслушался. Большинство родственников просто отказывались общаться со старухой. Ни одного доброго слова в её адрес. И каждый считал своим долгом сообщить, что миссис Хелен Раск была готова на любую подлость. Особенно ради своего сына.
Весь вечер я слушал записи разговоров, сопоставлял факты. Но чего-то всё же не хватало.
1 день назад.
Меня разбудил телефонный звонок. Голова болела просто адски. Видимо, я умудрился заснуть в кресле, для сна явно не предназначенном. Протерев глаза, я посмотрел на часы. Семь утра! Кто же тот самоубийца, что отважился позвонить мне в такое время?
Дотащившись до телефона, я снял трубку, и меня оглушил радостный рёв Брайана – лучшего друга моего брата, а по совместительству ещё и полицейского детектива.
- Доброе утро, Крис! Проснись и пой! У меня есть для тебя новость по делу.
- Брайан, если ты ещё раз позвонишь мне в 7 утра и будешь говорить таким радостным голосом, то твоя жена узнает, что по выходным ты ездишь отнюдь не на рыбалку.
- Понял, Крис, я всё понял. Но у меня действительно есть новости. Ты же знаешь, что старушка Раск была больна?
- Знаю, и что?
- А то, Крис. Её болезнь прогрессировала, и скоро должны были начаться боли. Ей предлагали лечь в больницу, но она отказалась и заставила ухаживать за собой невестку.
- Ближе к делу, Брай. Всё это я уже знаю.
- Это была присказка. А вот тебе сказка…
Положив трубку, я задумался. Детали головоломки становились на свои места. Осталось выяснить лишь пару мелочей. Гляну, не слышал ли чего медвежонок. А завтра приглашу семейство Раск на беседу.
Сегодня.
Семья Раск оказалась пунктуальной. В полдень они уже сидели в моём кабинете. Мистер Раск явно нервничал и косился на жену. А вот миссис Раск была на удивление спокойна. Ни следа нервозности. Их дочь изображала полнейшее равнодушие, что показалось мне неестественным.
- Итак, я закончил расследование. Мистер Раск, убийца вашей матери находится в этой комнате.
- Неужели это всё-таки Лиза? – Раск был бледен.
- Позвольте, я расскажу по порядку. Миссис Хелен была больна. Вы, миссис Раск, ухаживали за свекровью. И вы все знаете, что старая миссис отказалась лечь в больницу. Вам она говорила, что дома ей было лучше. Но её цель была в другом. У старушки был тяжёлый характер. Это знали все, кроме вас, мистер Раск. Она так вас любила, так о вас заботилась, что не могла стерпеть рядом с вами другую женщину.
- Мистер Дрейк, вы не правы! Мама была хорошей, это все могут подтвердить! Ведь правда, Лиз, правда?
- Нет, Дэвид. – Женщина подняла голову и твёрдо посмотрела в глаза мужа. – Ты не прав. Твоя мать ненавидела меня и Кэти. Она постоянно говорила нам гадости. Говорила, что наше с дочкой место в борделе, а не в её доме. Она портила мою одежду, изводила нас придирками. А в последние дни всё стало ещё хуже. Она не давала мне спать. Ночью поднимала каждые 15 минут – включи телевизор, выключи, подай, принеси, унеси. Ты ведь ничего этого не слышал, потому что спишь в другой комнате.
- Примите это как данность, мистер Раск, - вмешался я. – Всё, что говорит ваша жена – правда. Я поговорил с вашими бывшими девушками. Они все вас бросали под разными предлогами. Но истинная причина была одна – ваша мать. Лишь Элизабет она отвадить не смогла. Зато превратила её жизнь и жизнь вашей дочери в ад. Я поговорил с бывшими подругами вашей матушки. Вы ведь знаете, что она порвала с ними все связи? Так вот, одна из них сообщила, что миссис Хелен собиралась каким-то образом отомстить вашей жене. И при этом сказала такую фразу: «Моя смерть станет моей местью».
Болезнь прогрессировала. Скоро должны появиться мучительные боли. И миссис Хелен спрашивала доктора о возможности эвтаназии.
- Что-о-о?! - все трое вскочили со своих мест.
- Да. Она хотела сделать эвтаназию. Но потом сказала, что передумала. А ещё она переписала своё завещание. Вам ведь его уже зачитывали? Значит вы знаете, что если вы, мистер Раск, будете женаты на женщине, у которой на момент принятия вами наследства будут проблемы с законом, то вы не получите ни цента. Это было сделано специально, чтобы вы развелись хотя бы и после её смерти. Ведь старушка знала, что проблемы с законом у Элизабет будут.
Я нашёл магазин, где ваша мать, мистер Раск, купила сильнодействующий яд. И яд она приняла сама. Она рассчитывала, что обвинят Элизабет. Будто та решила отравить свекровь в надежде, что тяжело болевшую старуху на вскрытие не отправят и никто ничего не узнает. Завещание должно было намекнуть полиции, что с Элизабет что-то не то. Только вот удушения в планах миссис Раск не было. Кэти, зачем ты задушила бабушку?
Девочка, не показывавшая эмоций во время моего рассказа, вздрогнула. По её лицу медленно разлилась бледность, а из глаз покатились слёзы. Родители непонимающе смотрели то на меня, то на дочь.
- Кэти, это правда? – голос женщины срывался. Ещё немного, и у неё начнётся истерика.
Девочка кивнула. А я повторил вопрос:
- Так зачем же ты убила бабушку?
Кэтрин заплакала ещё сильнее, но всё же стала рассказывать.
- В тот день мама очень устала и заснула. А бабушка начала стучать в стену. Я решила маму не будить, и пошла к ней сама. Бабушка сначала рассердилась. А потом успокоилась и сказала, что так даже лучше. Потом она выпила что-то, смеялась и говорила, что через 10 минут заснёт навсегда, а потом полиция арестует маму и посадит её в тюрьму. Потому что все будут думать, что мама специально усыпила бабушку. А если я кому-нибудь расскажу, то мне всё равно никто не поверит. Я ведь ещё маленькая. Она смеялась, смеялась. Бабушка сказала, что меня в интернат отправят, потому что папе я не нужна. И что папа вообще не мой папа. Бабушка засыпала. А я накрыла ей лицо подушкой и давила, давила…
- Тебе казалось, что так никто не узнает, от чего бабушка умерла?
Девочка только кивнула.
...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

...
Я продолжил:
- Кэти ничего не грозит. Вашу мать спасти всё равно бы не успели. Тем более, что есть вот эта запись… - Я достал медвежонка, с которым Кэти пришла к бабушке в тот роковой день, и нажал на воспроизведение…
Через пару минут мать и дочь снова ревели. Отец сидел в полной прострации. А я смотрел на них и удивлялся…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 37

ФИЛИППОК

Филиппок был не то чтобы убогим, но со странностями. В глаза старался не смотреть, в шумных детских играх участия не принимал, наблюдал за ними стоя в сторонке, а чаще в одиночестве гулял из конца в конец деревни, или уходил на речку. Если никого рядом не было, то он шевелил губами, сам себе что-то рассказывая, чему-то смеялся и чему-то хмурился. На уроках отвечать стеснялся, но учительница знала, что если Филиппка отвлечь неожиданным вопросом и заставить говорить, то дальше выяснится, что он и урок знает и изъясняется толковей других детей.

Мать Филиппка была не просто пьянчужкой. В небольшой – в двадцать дворов – деревне все гнали, и все пили, в том числе и женщины. Но она пила совсем уж отчаянно, мужиков привечала без разбору, в том числе и самых некудышних. Скотины не держала, огород не сажала, на бутылку зарабатывала продавая яблоки на трассе да убираясь в местном кафе.

Сын рос как трава у забора. И питался он как попало, и одет был хуже других детей. В деревне его жалели и как могли опекали, тем более, что он охотно всем помогал, радостно соглашался на любую, посильную восьмилетнему ребёнку, работу, внимательно слушал взрослые разговоры, в ответ на доброе слово робко улыбался. И презрение односельчан, которым они щедро одаряли его мать, мгновенно испарялось при виде этой улыбки. К детям, конечно, это не относилось. Безжалостные сверстники и издевались над ним, и поколачивали, когда других развлечений не было.

Поздним сентябрьским вечером он брёл по тёмной улице, не зная чем заняться. К ночи заметно похолодало, он застегнул до самого верха свою курточку и натянул на уши синтетическую бейсболку. В который раз он прошёл мимо свой хаты, не зная, то ли свернуть на тропинку, которая сквозь огороды вела к реке, то ли пройти по улице до остановки междугородних автобусов. В этот час автобусы уже не ходили, но на лавке под худым навесом собиралась местная молодежь и можно было постоять рядом и послушать бестолковые, но весёлые разговоры. «Старших» он не боялся, в худшем случае они могли матом послать, а в хорошем настроении угощали чипсами и предлагали пиво. Но от пива он отказывался, даже сам не понимая почему. Просто знал, что невкусно.

Задумавшись, он вдруг уткнулся в чей-то живот. Филиппок поднял голову и узнал в темноте деда Михея Гомонюка. Гомонюки жили через три двора и считались зажиточными. Еще в советские времена у них был бледно-голубой «Москвич», зять пригнал из Германии подержанный, но надёжный «Фольксваген». Дед Михей с зятем собачились, но вместе разводили скотину, сдавали мясо, шкуры. Делить было что, вот они и делили, не зная устали. Зять сам был из соседней деревни, но с родными не знался, жить отдельно не хотел, постоянная ругань с тестем его только веселила.

Михей держал в правой руке что-то тяжёлое, но наткнувшись на Филиппка отвёл руку за спину.

- Ты чегой-то? Чегой-то ты? – зачастил Михей и опустил левую руку на голову Филиппка. Заскорузлые пальцы Михея, подрагивая, возились в лёгких волосах ребёнка, словно он что-то там искал.

- Зачем ты здесь?
- Гуляю, - ответил Филиппок тихо.

- Не надо тебе, не надо тебе здесь… зачем? Ты иди, ты иди… - при этом он водил рукой по затылку Филиппка, не давая ему отстранится. От деда Михея не пахло спиртным, хотя он пошатывался и говорил странно.

- Пойдём… нет стой! Ты давно здесь? Ты где был?
- На улице.
- На улице… Не надо тебе на улице… Дома нужно сидеть… Уроки делать… Ты сделал уроки? Сделал? Почему молчишь? Все вы такие – дед Михей грязно выругался. – Моя тоже уроки не делает, ничего не делает, танцы только, клуб только, дискотеку ей… А хозяйство? А скотину покормить? Всё я… всё я…

Филиппок не понял, о ком он говорит, дочка Михея закончила школу давно, внуков у него еще не было, кто там у них уроки не делал, было непонятно.

- Пойдем, пойдём… Вон туда пойдём, - Михей схватил Филиппка за шею и потянул по тропинке в сторону реки. При этом он продолжал держать правую руку за спиной.

Филиппок стал вырываться: - Мне нужно, пустите…. Баба Валя просила… - зачем-то, Филиппок решил соврать, что жена Михея Валентина просила его прямо сейчас прийти и собрать яблоки. Это было не совсем правдой, и не совсем ложью: баба Валя действительно просила его помочь, но договаривалась с ним на субботу. Ворчливая баба Валя и сама могла бы собрать свои яблоки, но она пообещала Филиппку два ведра для матери и собиралась хорошенько его покормить.

- Валя?! – рассвирепел дед Михей, - твоя Валя…. – он опять грязно и длинно выругался, - не хотел я её брать, - резко перешёл он на жалобный полушёпот, - это батька настоял, батька мне её сосватал… а я не хотел. Ты, Нюра, прости меня… видишь как всё получается. Не могу я против батьки пойти. Это ж батька… Не молчи… не молчи! Не рви сердце! Скажи что-нибудь! Скажи, что я дурень, что я кусок *****, скажи… только не молчи… - он отпустил руку Филиппка. – я тебе, Нюра, вот что скажу: я ничего поделать не могу, но ты знай, я тебя… я только тебя… ты иди… и я пойду… что-то я хотел… не помню, не помню… мне нужно…

Дед Михей попятился от Филиппка, который стоял, не зная, что ему делать – то ли бежать, спрятаться, то ли пойти вместе с Михеем и узнать, чем все кончится.

Знаешь, Нюра, - сказал дед Михей неожиданно молодым весёлым голосом, - ты забудь, что я тебе сказал. Сватов завтра жди, Нюра. Е…ть эту Валю в рот коромыслом. Сватов жди. Всё хорошо будет. Слово даю. Скажи матери, завтра приду сватать тебя. И всё у нас будет как надо. Как у людей! А батька – да пошёл он!...

Филиппок не знал кто такая Нюра, поэтому он повернулся и тихонько пошёл домой. Свет в хате не горел, в кухне он споткнулся о чьи-то сапоги, в темноте, наощупь добрался до своей кровати, сложил одежонку на стул и нырнул под одеяло. Слушая незнакомый храп, раздававшийся из-за занавески, которая делила комнату на две части, он вспоминал всё, что случилось с ним за этот день. Обрывки воспоминаний ворочались всё медленнее и медленнее, и он уснул.

Утром Филиппок проснулся от того, что солнечный луч лёг на его лицо. Филиппок любил, когда его будило солнце – значит день будет хороший. На кухне мать визгливо покрикивала, - Да я бы сама их всех поубивала, сволочей таких! - Невнятные пьяные мужские голоса её что-то возражали. Немного спустя Филиппок узнал то, о чём с утра гудела вся деревня: вчера вечером дед Михей зарубил топором всю семью: жену, дочь, зятя, а потом вышел на улицу и раскроил череп зоотехнику Мирзоеву, случайно подвернувшемуся ему под руку. Мирзоев учился в сельскохозяйственном институте вместе с девушкой из этих мест. Женился на ней, но в Азербайджан не повёз, а сам приехал сюда жить и работать. Мирзоев был единственным непьющим мужчиной в деревне.

Михей убил Мирзоева через пять минут после того, как расстался с Филиппком.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 38

ДВОЙНАЯ ИГРА
Он вышел из дома и посмотрел на траву. "Трава, как трава – зеленая. Клева не будет", - подумал он. "Стоит ему поругаться с Элмой - всегда так". Когда они познакомились и их отношения из кафе переместились в спальню, она сказала: «И угораздило же тебя вляпаться в меня». С тех пор он часто называл ее Клякса. «Зря я разошелся, - сорвался у нее отпуск, ну и что с того? Шеф у нее - гад еще тот. Небось сам не прочь пощупать ее коленки, тем более они того стоят». «У Пастернака – жила собака»,- эта фраза вертелась у него в голове, как надтреснутая пластинка еще с вечера. Он забросил на плечо чехол с удочками и пошел вдоль трамвайных путей. Перейти пути, пройти частный сектор, а там и до реки рукой подать. Впереди он увидел потасовку: какая - то девица отбивалась от бомжей. Один схватил ее за руки, а второй пытался вырвать сумку.
«Вы что делаете?» - крикнул он.
Бомжи замерли. Девушка ударила одного из них сумкой по голове и бросилась бежать. Бомжи кинулись в другую сторону. Возле трамвайных путей, он заметил какой-то сверток. Хотел посмотреть, но передумал. «Да ну его, скорее всего, бомжи остатки трапезы бросили». Пройдя вперед метров сто, он, вдруг, остановился. «Не складывается - больно аккуратно сверток завернут, посмотреть надо бы». Он развернулся и чуть не угодил под встречный трамвай. «Тьфу ты, надо ж так задуматься. Такая рань, пять утра, но первый трамвай уже вышел на линию». Он вернулся к тому месту, но сверток исчез. «Что за хрень?», - подумал он. Оглянулся вокруг – никого. Тут он заметил небольшой брелок в виде зеленой лягушки. Поднял, сунул в карман и направился к реке. «У Пастернака жила собака», – вертелось в голове. «Вот именно, что жила, пока не сдохла от своей непомерной любви. Испортил настроение и себе и Элме, даже выслушать ее не захотел. Эгоист, топи теперь свой эгоизм в реке». Он забросил удочки. Оторвал кусок мякиша и стал катать в руках шарик. За спиной кто-то прошел. «Рыбак, наверное», - подумал он и швырнул шарик в воду. Удар по голове был такой силы, что он стал оседать. Падая в воду, он едва успел заметить чьи-то серые кроссовки с зелеными шнурками. «Нелепость какая – зеленые шнурки», - подумал он и потерял сознание. Очнулся на берегу. Над ним склонились рыбаки: «Ты чего это? Мы тебя из воды вытащили. Не подоспели – утоп бы».
Он обхватил голову руками. «Влип, причем основательно и всему виной сверток, кто-то считает, что он у него, иначе, зачем пытались убить? Из рыбацкой сумки все вывернули прямо на землю. Надо найти сверток». В голову пришла неожиданная мысль. «Сверток мог подхватить водитель трамвая, ведь, остановить трамвай - пару секунд, тем более - в пять утра он наверняка был еще пуст». Он отправился в депо и нашел водителя первого трамвая. Им оказалась толстушка с веснушчатым носом. Толстуха сначала упиралась, но сообразив, что ее все равно не оставят в покое, притащила сверток. Один край его был надорван.
«Я только немножко взяла, но уже потратить успела - кастрюли новые купила, но я отдам»,- испуганно заикалась она. Он ничего не сказал, развернулся и ушел. В свертке оказались деньги, под ними – драгоценности. Он вернулся на реку, туда, где рыбачил. Взял из свертка золотой браслет, огляделся по сторонам, закопал сверток и бросил сверху полусгнившее бревно. «Подарю Элме браслет, в знак примирения», - подумал он. Он зашел в кафе выпить кофе, потом передумал и заказал коньяк. В пустом зале вялый официант нехотя включил телевизор. Среди таких же вялотекущих местных новостей, краем уха он уловил, что произошло ограбление ювелирного магазина. Он допил коньяк и заспешил к ней. Увидев браслет, Элма изменилась в лице, глаза ее расширились:
-Где ты это взял?- cпросила она, - вещь не дешевая.
-Купил, - соврал он,- хотел на море подарить, но так как отпуск твой сорвался, решил сейчас. Ты чего так испугалась?
-Да нет, ничего. Тебе показалось.
Дальше были неприличные до смешного кувырки в постели и признания в вечной любви. «Видимо, собака Пастернака, еще не померла», - подумал он.
- Начальник - гад еще тот. Между прочим, он пытался затащить меня в постель. Ненавижу, когда он начинает потирать свои потные ладошки.
- Ну и как, затащил? И откуда тебе знать, что у него потные ладошки?
Элма проигнорировала его вопрос, улыбнулась и сказала:
-Не придирайся к словам.
Она, как всегда, умудрилась все испортить. Он собрался уходить:
- Я у тебя зонт оставил на прошлой неделе. Кажется, дождь собирается.
Он открыл шкаф и стал искать зон. Серые кроссовки с зелеными шнурками были задвинуты в самый угол.
- Какой дождь? - удивилась она,- на улице солнце светит.
«Кажется, собака Пастернака начала тихонько скулить»,- отметил он, взял зонт и ушел. Он купил дешевый телефон, сим карту и вернулся в кафе. Сел у окна, набрал смс, заказал коньяк и стал ждать. Она появилась неожиданно и зашла в кафе на противоположной стороне улицы. Все сомнения отпали. Он снова заказал коньяк. Она давно ушла, а он все сидел. «Собака Пастернака гуляла по зеленой траве, не подозревая об опасности». Посидев еще немного, он решил вернуться к ней. Элма открыла дверь.
- Ты чем-то расстроена? - спросил он.
-Нет, просто голова болит – сумасшедший день сегодня. Сделать тебе чай?
Элма засуетилась возле чашки. Потом они завалились в постель. Дальше были неприличные до смешного кувырки в постели и признания в вечной любви. «Собака Пастернака уже начала умирать»,- он сделал вид, что уснул. Элма тихонько выскользнула из комнаты. Он открыл глаза, оделся и вышел вслед за ней на улицу. Пройдя два квартала, он зашел в подъезд, рывком открыл дверь своей квартиры и зажег свет:
- Нашла что-нибудь? - спросил он.
Элма смотрела на него с презрением. Он подошел к ней и приобнял за плечи.
- Я видел, как ты подсыпала мне снотворное. Ты пыталась меня убить?
-Ах ты, гад!- она влепила ему пощечину, толкнула и бросилась бежать. Он упал, но успел схватить ее за лодыжку и дернуть на себя. Она кубарем полетела на пол. Она визжала, кусалась и царапалась. Чтобы привести ее в чувства, он отвесил ей оплеуху. Элма качнула головой и притихла.
-Зачем ты это сделала, Клякса?- спросил он.
- Что, что я сделала? Ты ограбил магазин, даришь мне ворованный браслет. Думаешь, я не догадалась, что он из нашего магазина? Гад, никогда тебя не прощу.
Они сидели на полу, прислонившись спиной к стене.
- Скажи, зачем ты это сделала? Тебя поймают и посадят. Знаешь, когда я догадался, что это ты? Когда тебе браслет подарил – побелела вся, а про ограбление в своем магазине – мне ни слова. Это я отправил тебе смс и ты пришла в кафе. И уж больно та девица, потерявшая сверток, на тебя была похожа. Меня по голове не подушкой пуховой треснули, а булыжником увесистым, но я твои кроссовки, с зелеными шнурками, хорошо запомнил – дрянь шнурки, как и ты.
- Вот дура набитая. В кафе пошла, думала - узнал кто-то про тебя, хотела выяснить все. Сюда пришла - сверток найти и вернуть в магазин, чтобы тебя, дурака, не посадили.
- Действительно, дура. Сверток на рельсах валялся, когда я на рыбалку шел.
- А причем тут мои кроссовки? - она повернула голову в его сторону.
- Сверток у девушки из сумки выпал, когда она от бомжей отбивалась. Она видела, что я там топтался. Потом меня по башке стукнули, вещи обыскали. Кроссовки на ней были серые, с зелеными шнурками.
- Кроссовки говоришь? Я начинаю понимать кое-что. Дай телефон, тот, который купил.
Она набрала смс и стала ждать. Минут через пять сработал зуммер.
- Все верно, это она, читай: «Ты воровка», ответ - «Пошли к черту, психопаты».
- Кто она?
- Анна, дочь хозяина. Она часто приходила в офис и устраивала ему сцены - денег просила. Шефу это надоело, и он запретил охране ее пускать. Помню, пришла как-то, на ней были такие же кроссовки с зелеными шнурками. Кричала, что я сплю с ее стариком, что это он дает мне деньги на дорогую обувь. Хотела ей морду расцарапать, да папаша успел раньше ее выпроводить. Вот и теперь, видимо, шеф догадался, что магазин она обворовала. Больше некому. И про сигнализацию она знала и про коды доступа в сейф. Так что, скорее всего, дело замнут и шум поднимать не будут.
- А как она ночью на путях оказалась?
-Магазин обчистила и домой шла, чтоб не светиться с машиной. Она живет в нашем районе. В частном секторе, мимо которого ты на рыбалку ходишь, у них там - не дом, а целая крепость. Мне водитель шефа днем звонил, говорит, Анну на вокзал отвозил, шеф ее два часа назад в Лондон отправил. Видимо, чтобы еще больших глупостей не наделала.
Элма положила голову ему на плечо.
- Теперь у нас есть деньги. Много денег. Уедем куда-нибудь? – предложил он,- куда бы тебе хотелось?
- Мне и так хорошо. Мы были счастливы с тобой и без них, - сказала Элма.
- Я сверток зарыл под бревном, там, где рыбачу, завтра я заберу его, и мы сразу же уедем, уедем так далеко, как ты и не мечтала. Мне так хорошо с тобой, Клякса.
Она улыбнулась. Дальше были неприличные до смешного кувырки в постели и признания в вечной любви. «Собака Пастернака мирно лежала на коврике».
Он проснулся от яркого света и открыл глаза. Тишина давила своей неосязаемостью, лишь надоедливая муха жужжала и билась в стекло.
Он посмотрел на часы – двенадцать. «Как он мог так долго проспать?» Натянул брюки, засунул руки в карманы и неожиданно наткнулся на брелок, который поднял в то утро. Брелок в виде зеленой перламутровой лягушки лежал на его ладони. И тут он вспомнил, вспомнил, где видел его раньше. Этот брелок висел на телефоне Элмы - у лягушки не хватало одного камешка - глаза.
Заподозрив неладное, он схватил телефон и набрал ее номер. Телефон не отвечал. Дрожащей рукой он набрал номер ее магазина.
- Это магазин? Извините, дочь вашего шефа Анна…
- Это вы извините, у нашего шефа – нет дочери.
В трубке послышались короткие гудки.
Он понял, что больше никогда не увидит Элму. Она исчезла вместе с драгоценностями.
Он сел на кровать и расхохотался. Долго хохотал и не мог остановиться. «У Пастернака жила собака…». Вдруг пластинка треснула, и собака окончательно умерла.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 39

Амаль гістарычны дэтэктыў, або “Справа П.зК.”

Прачытаць у 2013 годзе

Маім нашчадкам!

Упершыню пра справу, якая спадарожнічала мне амаль усё жыццё, я пачуў на лекцыі майго славутага земляка, паэта А.М. у Парыжы ў 1854. Я тады быў маладым, вучыўся ва ўніверсітэце і час ад часу завітваў на цікавыя мерапрыемствы, як легальныя, так і нелегальныя, як звязаныя з маёй спецыяльнасцю, так і не. На тым адметным лекцыйным аповедзе, які назаўсёды адбіўся ў маёй памяці, А.М. расказваў, што нядаўна з Лондана яму ў падарунак прыйшла кніга “АзМЧ, або ЛП”. Выданне было зроблена, па чутках, усяго ў трох экзэмплярах. І якраз там ён прачытаў пра свайго земляка, які мог стаць паэтам, роўным Бёрнсу. Дык вось, у кнізе расказвалася пра бунт сялян у населеным пункце К. у 1828 годзе супраць пана Ю., парафіяльную школу і долю таленавітага падлетка П.зК. Бунт быў жорстка разагнаны, а гэты П. узяў і напісаў цыкл беларускіх элегій, адна з якіх - “З…” - была ўзноўлена па памяці і апублікавана ў вышэйназванай кнізе і па-беларуску, і ў перакладзе на польскую мову. За вершы хлопца пакаралі. А адбылося ўсё з-за даверлівасці настаўніка – ксяндза М., які загадаў, каб П. прачытаў свае лепшыя творы на беларускай гаворцы буйным царскім саноўнікам П. і Н. Тыя агледзелі ў творах крамолу і праз некалькі дзён хлопчык быў забраны паліцыяй у рэкруты, якіх сама болей баяўся. Аўтар кнігі сцвярджаў, што быў сведкам тых падзей, але сваё імя не раскрываў.
Потым напаўміфічная кніга была праз чатыры гады перавыдадзена ў Познані. Там я выпадкова натрапіў на яе ў кнігарні і набыў. Дарэчы, праз нейкі час выданне было забаронена. А аўтарам тэксту аказаўся І.Я., пра што мне паведамілі надзейныя людзі. Але кніга кнігай, а хлопца было шкада. Увесь час мяне, юрыста, раздзіралі сумненні ў справядлівасці такіх дзеянняў супраць чалавека, які проста прычытаў свае вершы. У тых падзеях нешта не сыходзілася. Там дакладна было схавана нейкае злачынства. Таму я вырашыў, што калі вярнуся на радзіму, дык абавязкова, як будзе магчымасць, наведаю К. і разбяруся ў той загадкавай справе. Ці хаця б знайду родзічаў П., пагавару з імі і паспачуваю. Так я даў сабе зарок. Дарогі назад не было.
Я завёў папку “Справа П.зК.” і доўга адцягваў сваё падарожжа, але аднойчы па дарозе ў горад Б., я такі завітаў туды, куды ўжо N год збіраўся. Маім планам было за дзень разабрацца ў даўнейшых перыпетыях.
Мясцовыя чыноўнікі, пры маім становішчы, не перашкаджалі пошукам, толькі здзівіліся, чым мяне зацікавіла зусім шараговая справа. Гэта трошкі мяне насцярожыла. Мае здагадкі, што не ўсё там чыста, пацвярджаліся. Я ўлез у старыя дакументы і доўга іх вывучаў. Хутка было вылічана, што П.зК. - гэта П.Б., мясцовы жыхар. Але далей стала яшчэ цікавей. Дакументы гаварылі, што П.Б. усяго толькі чытаў верш Я.Б. “БХ”. Пра чытанне сваіх вершаў – ні слова. І гадоў хлопчыку было не дзесяць, а больш – цэлых пятнаццаць. А ў дзесяць гадоў у рэкруты не забіраюць! Да таго ж, П.Б. быў мешчанінам, а не прыгонным, таму бунт мужыкоў не меў да яго прамога дачынення. Члены сям’і П.Б. не былі адпраўлены ў рэкруты падчас бунту ў К. Ды і сам бунт быў не такім ужо жудасным, як і пакаранне сялян, а саноўнікі П. і Н. аказаліся малавядомымі чыноўнікамі. Непрыемнасці ў хлопца маглі быць толькі за перапісванне і чытанне верша Я.Б. “БХ”. Гісторыя станавілася яшчэ больш цьмянай. Што ж такое зрабіў П.Б., што яго аддалі ў рэкруты? Гэта маглі ведаць толькі яго родныя.
Я знайшоў стары адрас сям’і П.Б. і паехаў “на госці”, каб спытаць, што ж адбылося ў 1828 годзе. Па дарозе мне стрэліла ў галаву, што, ведаючы на памяць байкі класіцыстаў, рамантычных вершаў асабліва не напішаш. Ды і ксёндз наўрад ці хваліў бы хлопца за паганства ў творы. Я хутка знайшоў дом, даволі добры, нябедны дом, і пагрукаў у дзверы. Мне адчыніў мужчына, які меў на выгляд год сорак, а можа і больш.
- Ці ведаеце Вы, хто такі П.Б., - спытаў я.
- Гэта я, - недаверліва сказаў мужчына. – Што-небудзь здарылася?
Я абамлеў, але вырашыў не адступаць.
- А ведаеце, што-небудзь пра бунт у 1828 годзе?
- Бунт? Ну, пачытаў я там не тое, перапісаў не тое… Што ж вы мне праз столькі год нагадваеце. Усе ўжо забыліся пра той бунт мужыцкі, - з раздражненнем адказаў П.Б., якога відавочна насцярожваў мой чыноўніцкі выгляд. – Са мною разабраліся ўжо. Што было, тое быллём парасло. Нічога новага я і не ўспомню.
- Дзякуй! Прабачце за турботы! – адкланяўся я, зразумеўшы, што роспыты нічога не дадуць.
Калі я назаўтра выязджаў з К., ува мне змагаліся тры версіі разгадкі цьмянай справы. Па-першае, я знайшоў не таго П.Б., але наўрад, па-другое, П.Б. можа баяцца пераследванняў і маўчыць і, па-трэцяе, аўтар кніжкі “АзМЧ, або ЛП” надта “прыўкрасіў” жыццё.
Аднае гэтыя версіі не мелі вялікага значэння, бо сам П.Б. быў жывы і здаровы, а абяцанне самому сабе я выканаў. А праўду знайсці я даручаю нашчадкам. Копіі асноўных дакументаў па справе дадаюцца і захоўваюцца ў папцы “Справа П.зК.”.
P.S. У любым выпадку застанецца прыгожая гісторыя са злачынствам…
1903

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 40

Запісы з архіва


Гэтыя запісы я знайшоў у старым архіве адной спецыяльнай установы. Літаральна на дзвюх старонках разыгрываецца свайго роду дэтэктыў. На жаль, разгадка хутчэй за ўсё так і застанецца белай плямай у гісторыі. Тым не менш, я прапаную чытачам паспрабаваць разабрацца ў гэтым гістарычным, навуковым і літаратурным помніку.

Ад выдаўца


Ст.1
Мяне завуць К. Зараз я супрацоўнік вядомага ўніверсітэта. Мой настаўнік – славуты прафесар М. Ён шмат зрабіў для навукі і людзей. Я з удзячнасцю ўспамінаю час, калі вучыўся ў яго і працаваў разам з ім. Але напрыканцы свайго навуковага шляху прафесар М. знік, апошнія яго артыкулы не былі апублікаваныя, найноўшыя тэзісы засталіся не прынятымі камісіяй. Нам, калегам, гэты славуты чалавек нічога не расказваў. Здавалася, што аберагаў сваіх вучняў. Таксама нельга было не заўважыць, як перажываў тым часам мой настаўнік. Тады, гадоў 40 назад, усё закончылася нічым. Прафесара М. адправілі на пенсію, і тая яго невядомая ідэя амаль беззваротна знікла.
Мне шмат гадоў карцела дазнацца, што ж так хвалявала прафесара. Але не было ні часу, ні магчымасцей. І толькі нядаўна, зусім выпадкова, я трапіў у камісію па апісанні і вывучэнні значнасці архіўных матэрыялаў для закрытага карыстання, тэрмін захоўвання якіх скончыўся. Там я і знайшоў след
Ст. 2
навуковай дзейнасці прафесара М. У некалі тоўстай папцы, з надпісам “Справа прафесара М.”, ляжаў адзін аркуш. На ім было напісана некалькі фрагментаў сказаў і вершык. Выглядала ўсё прыблізна так.

“купілі новага футбаліста”
“прадставіць сябе на рынку працаўнікоў”
“вы павінны выглядаць бездакорна, як на вітрыне”
“ідэальная нявеста шукае багатага жаніха”
Што дазваляе мова, тое…


Даўно знікаюць словы непрыкметна,
У мітусні змяняюцца значэнні,
Шукаць дарма, калі няма прадметаў,
Асцерагайся словаачмурэння.


Канешне, навуковай вартасці ні аркуш, ні папка не мелі, таму камісія вымушана была іх знішчыць, г.зн. адправіць на перапрацоўку. Але тыя дзіўнаватыя словы назаўсёды заселі ў маёй галаве. Мне чамусьці здаецца, што прафесар М. зашыфраваў там штосьці вельмі важнае, быццам перада мной сярэдневечны акраверш, які хавае код ад нечага каштоўнага. Быццам там схавана слова, якое зараз знікла, але вельмі патрэбна кожнаму чалавеку. Я перабраў усе магчымыя варыянты. Браў у вершы і першыя літары кожнага з радкоў, і апошнія, і з сярэдзіны, аднак такіх камбінацый літар я не сустракаў ні ў адным слоўніку. Магчыма мне б дапамагло тое, што калісьці ляжала ў папцы разам з працытаваным аркушом. Ды чаго няма, таго няма. Мае намаганні засталіся марнымі. Часам я нават спатыкаюся на думцы, што мне проста падалося і ніякіх загадак у той паперчыне не хаваецца. Застаецца толькі спадзявацца, што гэтую загадку рэшыць хто-небудзь разумнейшы.
Я зрабіў, што змог.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 41

Іспыт на дэтэктыва

Гэта гісторыя адбылася ў дзве тысячы сто не скажу якім годзе. У спадара Праўдзівага, славутага прафесара-філолага, гасцявалі ўнукі. І неяк вечарам падбягаюць яны да свайго дзядулі і наперабой пачынаюць хваліцца.
- Я рашыў цяжкую задачу па матэматыцы, - крычыць старэйшы, якога завуць Янка.
- Не, гэта я рашыў! - настойвае малодшы, Якуб.
Хлопцы дужа хацелі ўразіць свайго родзіча-лірыка выключнымі матэматычнымі здольнасцямі, таму адступаць ніхто не збіраўся. Спадар Праўдзівы хітра глянуў у іх электронныя сшыткі і быццам сам сабе сказаў:
- Добра рэшана, добра… Праўда вось тут можна было б прасцей, але для пяцікласніка і сямікласніка добра, нават вельмі добра.
- Я ж казаў, што правільна рашыў… - не ўтрымаўся Якуб.
- Не ты рашыў, а я… - перабіў Янка.
І тут пачалася спрэчка, гатовая перайсці ў сапраўдную бойку. Раптам братоў перабіў спадар Праўдзівы, які рабіў выгляд, што задумаўся:
- Цішэй, Янка! Цішэй, Якуб! Сваркай справу не вырашыш, прыйдзецца праводзіць расследаванне.
- Якое расследаванне? – у адзін голас выпалілі хлопцы.
- Самае сапраўднае. Вось Якуб кажа, што ён рашыў, задачу. Так?
- Так! – аўтаматычна згадзіўся Якуб.
- А Янка кажа, што гэта ён. Так? – працягваў прафесар.
- Так!.. – пацвердзіў Янка.
- Значыць, калі прааналізаваць усе ўлікі і прыняць да ведама вашыя паказанні, дык відавочна, што задачу рашыў Якуб. Так?
- Так… - заварожана адказалі хлопцы.
-Якуб пахваліўся Янку, а той хуценька спісаў рашэнне, бо захацеў украсці славу ў малодшага брата, ды і крыўдна яму стала, што пяцікласнік рашыў, а ён, сямікласнік, – не. Так? – давёў сваю думку спадар Праўдзівы.
Шчаслівы Якуб радасна і здзіўлена пазіраў на дзядулю, а вочы Янкі сарамліва пілавалі падлогу. І тут Янка, пераадолеўшы сорам, спытаў:
- Так то яно так, але як ты дзядуля здагадаўся?
- Элементарна, дзеці, элементарна. Я ўсяго толькі звярнуў увагу на тое, што ўсе гэтыя дні Якуб сядзеў у кніжках і нешта старанна вывучаў. А Янка тым часам гуляў у камп’ютарныя гульні. А далей справа тэхнікі. Перад вамі ж не проста дзядуля, а чалавек, які амаль стаў дэтэктывам.
- Не можа быць! - ажывіліся хлопцы, якія адразу забыліся пра іхняе маленькае злачынства. – Раскажы пра гэта, калі ласка!
- Даўно гэта было… Ды мусіць і нецікавым будзе… - адцягваў аповед прафесар.
- Калі ласка! Калі ласка! – ледзь не малілі яго дзеці.
- Ну, добра, слухайце. Я быў тады зусім маладым чалавекам, які марыў стаць дэтэктывам. Я паспяхова закончыў спецыяльную акадэмію, і мне заставаліся толькі выпускныя іспыты. Пасля іх здачы, я павінен быў атрымаць пасведчанне дэтэктыва-практыканта. А там.. Адзін год работы – і ты самы сапраўдны дэтэктыў. Але лёс вырашыў іначай… Вы ж ведаеце, што на іспыце кожны студэнт павінен расследаваць тры злачынствы, якія змадэляваны ў віртуальных пакоях? Ну дык вось… Неўзабаве прыйшоў дзень майго іспыту. Я быў добра падрыхтаваны, таму смела выцягнуў білет. Білет №133. Перада мной і сёння ўсплывае першае пытанне.
Пытанне 1. Звычайнае злачынства.
У прыватнай бальніцы ў пацыента М. ноччу скралі 10 000 у.а. і ўсю тэхніку. М., які толькі ўчора лёг у гэтую палату, сцвярджае, што вінаватыя дактары і медсёстры. Каб зняць праблему, кіраўніцтва бальніцы нават гатова вярнуць страчаную суму.
Заданне: высветліць, хто скраў грошы?
Хлопцы, а як вы думаеце, хто вінаваты?

Пытанне прагучала для ўнукаў нечакана. Янка сказаў, што не ведае, а Якуб назваў адказным за злачынства дактароў, бо яны згаджаліся вярнуць грошы. Спадар Праўдзівы ўсміхнуўся.
- Цікавая версія, Якуб, але любой прыватнай бальніцы не выгадна, каб прагрымеў скандал, таму ў такім выпадку ёй намнога зручней заплаціць грошы, абы было ціха. Насамрэч, першае пытанне лёгкае. Вас не насцярожыла, што М. узяў з сабой зашмат грошай? Мяне – насцярожыла. Я праверыў па камп’ютары, ці ляжаў М. у іншых прыватных бальніцах. І аказалася, што ляжаў, і што яго там добра памятаюць. У кожнай установе у яго кралі грошы, прычым вялікія сумы. А самае смешнае, што спадар М. нідзе не працаваў, але жыў на шырокую нагу. Вывад нарошваўся сам сабою: грошай ніхто не краў, бо іх не было. А спадар М. атрымліваўся добрым злодзеем. Шкада, што ў заданні не трэба было вывесці яго на чыстую ваду. У мяне яшчэ тады з’явіліся цікавыя думкі на гэты конт. Але зараз пра іншае. Адказ на першае пытанне, я знайшоў. Грошы не краў ніхто!

Другое пытанне было больш складаным:
Пытанне 2. Казачнае злачынства.
Казачны чараўнік, які сбег з турмы, схаваўся ў дадзеным пакоі.
Заданне:знайсці ў пакоі злачынцу і затрымаць.

Я смела зайшоў у звычайны пакой - і ўбачыў драўляную падлогу, бязлітасна засыпаную макавымі зярняткамі. У дзяцінстве мне вельмі падабаліся казкі. І я ведаў, што самы лепшы спосаб схавацца, гэта размножыцца на нешта дробнае-дробнае… Цэлую гадзіну я сабіраў зерне ў шклянку. І пыласосам, і спецыяльнымі прыборамі, якія бачаць жывыя расліны… Я праверыў кожны міліметр пакоя. І, канешне, свае падэшвы і аддзенне. Ніводнае зярнятка не схавалася. Другое пытанне было зроблена бездакорна. Потым я даведаўся, што на дадзеным заданні засыпалася не адна сотня выпускнікоў.

Але самым непрадказальным для мяне аказалася трэцяе пытанне:
Пытанне 3. Філалагічнае злачынства.
У звычайным пакоі пабываў філалагічны злодзей.
Заданне: за 30 хвілін знайсці, што было скрадзена?

Пакой і сапраўды быў звычайны. Стол, крэслы, акно, дыван, ручка і г.д., але кожны прадмет быў падпісаны. На стале быў надпіс – “стол”, на алоўку – “аловак”. Усе словы напісаныя правільна, акуратна. Незразумелым было толькі адно: на шкле, што стаяла ў акне, быў надпіс “ПОНЯ”. “Што за “поня?” – падумаў я. – “Дзіўна!..” Я пахадзіў каля акна. За ім была ноч. “Можа, там рака Поня? А ноччу яе не бачна”, - зноўку падумаў я і стаў пільна даследаваць пакой. Кожны міліметр, кожную шчыліну, але… час збягаў, а я так нічога і не знайшоў. Я паспрабаваў адгадаць і на апошняй хвіліне часу напісаў слова “рака”. Адказ быў няправільным. Пераздаваць я мог толькі праз год. Тады я вырашыў падцягнуць філалогію і тое, што з ёй звязана. І ведаеце, так захапіўся, што на пераздачу не пайшоў. Вось і ўся гісторыя!
- І ты больш ніколі не займаўся расследаваннем? – спытаў Янка.
- Чаму ж? Бывалі выпадкі, але гэта тэма для іншага разу. А зараз ідзём вячэраць, - сказаў дзядуля.
Усе падняліся з крэслаў, і гатовыя былі рушыць на кухню.
- Дзядуля, толькі адно пытанне, - нясмела сказаў Якуб. - А якім быў правільны адказ на трэцяе пытанне?
Спадар Праўдзівы ўзяў электронны аркуш, загадкава паглядзеў на хлопцаў, і напісаў літару __...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 42

СТОЙКАЯ АЛЛЕРГИЯ
Миша забежал в дежурную часть милиции вокзала.
- Беда, Егор Иваныч, «дядя Ваня» пропал. Не знаю что делать.
- Как пропал, а ты где был, куда он мог пропасть с путей?- спросил экспедитора дежуривший лейтенант Колобков, в узких кругах – Колоб.
- Не знаю как. На четвертом пути мы стоим. Отлучился я в два часа минут на сорок,- он опустил голову.
- Не горюй так раньше времени, пойдем, посмотрим, может, не доглядел чего, стоит твой дядя Ваня, а ты бледнеешь тут, как красна девица.
Миша с двумя сотрудниками заспешил на четвертый путь.
-Так вот же состав стоит, чего ты голову дуришь-то?
- Состав стоит, а вагона нет, в центре был мой дядя Ваня.
- Беда с вашими дядями Ванями – то вскроют, то утащили вот теперь, как смогли-то с середины состава своровать? Вывеску вы, что ли, вешаете на вагон, что тут спиртное? Что вез хоть? Где документы?
- Так в вагоне же все бумаги и остались, Кинзмараули из Грузии, настоящее. Застрял тут у вас. Второй день стою. А «дядя Ваня» - так это все на станции вагон с вином так называют. Три года с ним езжу сопровождающим, а такое первый раз.
- Куда отлучался, говори?
- С Анютой встречался, диспетчером, давно у меня с ней подпольная любовь. Живет она тут рядом, на соседней улице. Вот и пошел, и раньше ходил. Ничего не случалось, и подумать не мог, что такое может быть, - он снова вытер бледное, как мел лицо.
- Понятно. Пошли, машиниста найдем и составителя, посмотрим – что скажут, не поднял же его в воздух Копперфильд.
Они прошли вдоль состава и увидели тепловоз, стоящий на том же пути впереди метрах в ста.
- О, посмотрите, спит он! Вставай, Гриша,- лейтенант похлопал машиниста по плечу.
- Ты куда дядю Ваню дел, водила?
- Какого? Из третьего парка? Да не знаю, сморило меня, спал я.
- Не из третьего, а вагон с вином, чудила. Признавайся, ты вагон утащил? Не руками же его толкали? А это что за бутылка, не из того ли вагона?- лейтенант заметил в кабине машиниста пустую бутылку, взял ее в руки и принюхался.
- Да выпил я тут с Анютой по граммульке водки, - сказал машинист.
- Ничего себе граммулька,- лейтенант вертел в руках пустую бутылку.
Тут Миша из бледной тени превратился в красного быка:
- С какой Аней, чего плетешь, полоумный? Я только что от нее, на свидании был с ней, а ты в это время, гад, вагон мой умыкнул и пропил.
Машинист уставился на него:
- Может ты сам своему вагону ноги приделал, горе-сторож?
- Да я и паровоз-то не умею водить, чудила хренов, у тебя от спиртного крыша поехала,- ответил Миша.
-Цыц, оба,- прикрикнул Колоб,- а ты когда с ней тут выпивал? – спросил он машиниста.
-Да что я – на часы что ли смотрел, составители обедать уже ушли, совсем недавно это было.
- Да не слушайте вы его, лейтенант, на рожу-то его посмотрите, не спал он вовсе, вагон умыкнул и прикидывается поэтому, а мне отвечать.
- Так, значит, вы одновременно оба были с Анютой в разных местах? Молодцы. Петро, - обратился он к напарнику,- отведи пока машиниста в дежурку. Лейтенант отвел Петра в сторону, но через минуту вернулся:
- Ну, пойдем, послушаем, что скажет героиня.
Они с Михаилом направились в диспетчерскую.
Героиня, диспетчер Анюта, то краснела, то бледнела:
- Да слушайте вы их больше, Егор Иванович. Врут кобели, как всегда, оговаривают, почем зря, не была я ни с одним, ни с другим. Я ж на работе.
- А ты всегда на работу французскими духами душишься, или только в ночную? - спросил лейтенант.
От Ани исходил тонкий запах французских духов. Она кокетливо поправила ворот розовой блузки.
- Клима, кажется, называются. Жене недавно покупал, стойкий у них запах,- добавил Егор Иванович.
- Что, и подушиться нельзя, может, я для себя, а не для кого-то? А что случилось-то?
- Дяде Ване ноги приделали,- сказал лейтенант.
- Какому дяде Ване, из третьего цеха? Так у него ж своих две?- удивилась Анюта.
- Ты вот что, хватит тут не целованной прикидываться, вагон с вином пропал, правду говори,- отлучалась с работы?
Ее напарница Нина заметно занервничала.
- Что тут произошло? Что приумолкли? Кто был в диспетчерской с двух до трех, когда вагон пропал? – спросил лейтенант.
- Да позвонили мне на сотовый в это время,- взволнованно сказала Анюта, - что сын машину чужую разбил. Ему набираю - телефон недоступен, я домой бросилась, Нина за меня осталась. Прибегаю, а он спит, и знать ничего не знает. Еще подумала – какому гаду так шутить в голову взбрело…
- А ты что скажешь по поводу произошедшего? - строго спросил Колоб,- куда дядю Ваню отправила? У Нины стали нервно подрагивать губы.
- Не знаю я ничего, запросов не было, и не переводила я ни одной стрелки за это время. Что ж теперь будет-то?- с опаской спросила она и достала из шкафа валерьянку.
- Да сидеть будете! Все, как миленькие. Вагон с Кинзмараули – это вам не авоська с пивом.
- Не согласна я сидеть,- запричитала Аня,- Нинка-то – любовница Гришки-машиниста, вот они и увели вагон, пока меня не было,- она одернула блузку, плотно облегающую полную грудь.
- Не получается, ребята. Ты говоришь, что домой к сыну бегала, Миша говорит, что миловались вы в это время. Машинист утверждает, что пьянствовал с тобой. Ты что, Аня? Как Будда в трех местах одновременно можешь быть?- спросил лейтенант.
Аня потупила взор и стала нервно потирать руки.
- Да, сознаюсь я, не к сыну бегала, сын в отъезде сейчас, с Мишей договорились встретиться у меня дома, но не могла же я у Нинки на свидание отпроситься. Вот и пришлось придумать, что на счет сына звонили. Мишка это звонил, ждал он меня. Мы с ним пожениться решили.
- Аферисты! Товарищ лейтенант, это они вагон умыкнули,- воскликнула Нина, с неприязнью глянув на пышные Анины формы.
- Мы-то на свидании были, а ты как раз в это время стрелки и переводила, чтоб твой полюбовник вагон утащил. А потом он выпил на радостях, чтоб сбить лейтенанта с толку, мол – пьян был, ничего и знать не знаю.
- Вы уж больно умные, как я погляжу,- все тут не причем, а дяди Вани след простыл,- вздохнул лейтенант,- шагом марш все за мной,-а ты, Анюта, попроси старшего смены посидеть здесь пока.
- Что сказать, сколько сидеть-то ему здесь?
- Не ему придется сидеть, а вам –за грабеж, а он пусть дожидается, авось вернетесь,- улыбнулся лейтенант и направился к выходу. Они пришли в дежурную часть вокзала.
- Вот, Егор Иванович, сделал то, что вы просили,- напарник протянул Колобову бумаги. Лейтенант отправил напарника за составителями поездов. Машинист сидел молча и смотрел в пол. Лейтенант стал просматривать переданные ему бумаги. Вскоре дверь отворилась, вошли составители.
- Что случилось, Егор Иванович? Зачем вызывал?
- Где были с двух до трех?
- Так обедать же ходили в этот час,-удивился составитель.
- И что наобедали, кого постороннего видели в это время?
- Так, что принесли с собой, то и наобедали, а посторонних не было, только Анюта пробегала.
- Я ж говорила, товарищ лейтенант,-к Мише торопилась, ждал он меня,- вставила Аня.
- А что случилось-то, Иваныч?- снова спросил составитель.
- Да ничего особенного,-сказал лейтенант,- пустяк, сорок тонн вина пропало.
- Выпил что ли кто?
- Ага, и всего за два часа, представляешь?- ухмыльнулся лейтенант,- идите уже, раз ничего не видели,-он отпустил составителей и повернулся к машинисту.
- Ну что, Григорий, Аня говорит, что не пила с тобой и знать ничего не знает, что скажешь?
Машинист украдкой взглянул на Нину и промямлил:
- Да не помню я ничего, лейтенант, может и приснилось мне?
- Что я вам говорила? Он дядю Ваню умыкнул, больше некому, - ехидно сказала Аня,- а Нинка, как пассия его, помогала. Да она за ним всю дорогу помирает и в рот заглядывает, на что хочешь пойдет.
- Ну, конечно, мы умыкнули, чтоб французских духов накупить, которыми ты себя без меры поливаешь. Откуда только деньги берешь?- прошипела Нина.
- Да уж лучше себя духами поливать, чем вино вагонами воровать,- ответила Аня.
- Вот-вот. Французские духи и сыграли свою роль,- сказал лейтенант.
Все уставились на него.
- Зря ты, Анюта, сегодня духами надушилась, ох, зря. Нюх у меня тонкий. Я их запах сразу учуял, когда в кабину к Григорию заглянул – стойкие духи. Так что была ты там – пить не пила, а Григория споила. Зря он польстился на твои пышные формы. После выпитой бутылки – уснул Григорий, как ангел. Это уж теперь он отпираться стал, перед Ниной опасность почувствовал. Попросил я напарника пробить вас по базе данных. И все вроде хорошо так, все складно у вас, ни привлекались, подкопаться- то не к чему. За исключением одной малюсенькой детали. Ты, Миша, говорил, что тепловоз водить не умеешь? А сам семь лет назад в депо работал. Уж больно меня заинтересовал этот факт и решил я выяснить – кем? Как оказалось – машинистом. И, не обрати я внимания на этот маленький факт, может и выпутался бы ты. Вступил ты в сговор с Анютой. Не знаю, как долго ты ее уговаривал, но сдалась она и согласилась стрелку перевести. Обыграли вы все верно, Григория решили подставить, да и Нину заодно. Возвращаясь от машиниста, Анюта отцепила вагоны, в это время ее и видели составляющие на путях. Потом она прибежала в диспетчерскую, стрелку перевела и, якобы, домой отправилась. А ты, Михаил, отвел вагоны в тупик, отцепил дядю Ваню и ждал. Григорий в это время спал пьяный в кабине. Потом Аня вернулась, посетовала напарнице на то, что сын спит, а она зря волновалась, да и перевела стрелочку- то обратно. А ты дождался этого и вернул полсостава целехоньким на прежнее место.
Все молчали, не глядя друг на друга.
- Ну, что, молодожены? Придется за вашу свадьбу на зоне выпить? Что скажешь, Михаил, где вагон? Присмотрел тупичок-то за два дня?- улыбнулся лейтенант.
- Молодой ты, лейтенант, да смышленый оказался. Анютка – глупая. Надушится вечно, как елка новогодняя. Не догадался бы ты иначе. А вина тебе пришлю пару пузырей. Грузинского, настоящего. А то пьешь небось всякую гадость. А тебе, Анюта, больше духов покупать не буду, не жди даже, теперь у меня на них стойкая аллергия.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 43

Казнить нельзя помиловать


История основана на реальных событиях.
Все совпадения не случайны…


- Белкина, у вас двадцатая палата.
- Спасибо. А где это? Вы меня не проводите?
- Конечно, я вас провожу. Идемте, прямо по коридору, а потом налево. Перелом у вас закрытый, кость должна срастись быстро, через месяц будете, как новенькая. Бельё и полотенце я поднесу попозже. Соседка вам попалась пожилая – старушка тихая, правда, по ночам, бывает, кричит во сне. У неё пару лет назад убили сына, сами понимаете, большое горе, но вы не переживайте, её уже выписывают через пару дней, уж потерпите… Ну вот мы и пришли. Заходите.

- Марья Прокофьевна, я вам новую соседку привела. Располагайтесь, я скоро подойду.

-Здравствуйте, меня зовут Наталья.

-Здравствуйте. Даа, падение у вас вышло, вижу, несвободным, судя по вашей руке. Ай-яй, и где это вас так угораздило, милочка?

- И не говорите, упала с лестницы, - точнее, - муж сбросил из ревности.
- Да вы что! Прям шекспировские страсти!
-Страсти-мордасти, - допрыгался идиот, эта выходка стала последней каплей. Подаю на развод.
- А что произошло? Если мой вопрос не покажется бестактным…

-Да вот шла с работы на днях, встретила своего однокурсника, пригласила на чашечку чая, поболтать, молодость вспомнить, да и с мужем познакомить. А он, как назло, в тот вечер задержался, пришёл, когда Дима уже уходил, а потом скандал мне закатил. Что, мол, мужиков уже домой привожу. Ну не дурак же, а?! Его патологическая ревность уже достала! Каждый день проверяет мой мобильный – куда звонила, с кем говорила, взломал моё мыло на ноутбуке, и читает всю мою почту. Он стал невыносимый! Я тогда выбежала на площадку, от обиды хотелось бежать, куда глаза глядят, а он стал тянуть меня назад, я хотела вырваться, и он меня со злости толкнул, я полетела вниз по лестнице. Ну а дальше, как по известному сценарию: «упал-очнулся-гипс».

- А моему Серёже жена изменяла, зря, он её с лестницы не спустил...
- Серёжа – ваш сын?
-Это мой младший сын, его убили два года назад.

-Какое горе! Сочувствую! Расскажите о нём. И что произошло?

- Серёжа был замечательный, он был добрейший души человек. У него было куча друзей и знакомых, для которых он делал очень много. Ему звонили среди ночи, и он вставал, летел спасать приятеля из очередной передряги. Жаль, из-за своей доброты совсем не видел в людях плохого… И дела у него всегда спорились – в свои 35 он имел крупный бизнес и был очень богатым человеком. Вот только с друзьями и женой не повезло. Стерва была, каких поискать! Как пиявка высасывала у него всё, что могла. Дорогущие шмотки, мерсы, курорты – у жены президента столько не было, сколько имела Лена. А она даже ни одного дня в своей жизни не поработала, они поженились сразу после школы. В институте он учился за них двоих: писал за неё курсовые, сдавал зачёты, экзамены, диплом. А она даже ребёнка не смогла ему родить – сначала был выкидыш, - оказалась внематочная беременность. Потом после обследования обнаружилось, что у неё серьёзная патология, и она вообще не может иметь детей. А сын в ней души не чаял, он всегда говорил: «Если ни она, то никто». Мы, близкие, смирились с его выбором, потому что очень любили и уважали Сергея. А она, в конце, совсем совесть и стыд потеряла, - загуляла с его лучшем другом и компаньоном по бизнесу по совместительству. Все знали про их связь, и только муж, как всегда узнаёт всё последним. Однажды, он застал их у себя дома, и подал на развод. А через неделю его нашли зарезанным у себя в кабинете….

-Какой ужас! Так это сделала его жена?....

- Не всё так просто, милочка. Он был крупным бизнесменом, вокруг него вращались такие деньги, что обычному человеку даже не снилось. Дело тогда быстро замяли, следователь нам со старшим сыном сказал: «Идите домой, занимайтесь своей жизнью и забудьте сюда дорогу, если хотите жить».

-И у вас даже нет предположений, кто мог его убить?

- Отчего же, после смерти Серёжи, весь бизнес перешёл к его компаньонам – Юре и Вадиму. Они дружили с детства, он доверял им, как самому себе. Я всегда его предупреждала: «Сынок, будь осторожен». Юра был очень алчным и ради своей выгоды не останавливался ни перед чем. Вадим – тот еще гуляка и игрок. За ночь он просаживал по десять тысяч долларов, часто сидел в долгах, а Серёжа постоянно вытаскивал его из всяких передряг. А тот ему чем отплатил? С Леной закрутил, мало ему баб было, мерзавец! Сын был слеп, - ему вообще не стоило заниматься бизнесом, не его это мир – ему бы издаваться где, писать книги или, на худой конец, преподавать в ВУЗе. Однако ж, счастливчиком был по жизни, фортуна ему всегда благоволила. Удачные сделки, переговоры, от заказчиков отбоя не было. Талант, что тут скажешь. Естественно, вокруг него было много завистников и желающих погреться на его деньгах.
После того, как он узнал про связь Лены и Вадима, он захотел убрать его из бизнеса. Серёжа предложил выкупить его часть акций по очень выгодной цене. Но Вадим всячески был против - он считал, что не стоит смешивать личные дела и бизнес. Однако сын был настроен решительно – он не мог простить предательство человеку, которого считал почти родным. Позднее, он захотел выкупить и Юрину долю. И тут разразился настоящий скандал! Все трое, казалось, окончательно разругались и никто не мог предугадать, чем это всё закончиться. Но через пару дней Серёже позвонил Юра и предложил выпить всем вместе мировую, поговорить и найти компромисс. Он вернулся тогда поздно, был изрядно выпившим. Но про результат той встречи мы так и не узнали. В тот вечер я набрала его, и он сказал, что всё нормально, не волнуйся. Однако сердце материнское не обманешь – я чувствовала, что что-то может случиться… А через день его нашли мёртвым...

- Вы полагаете, что это сделали они?

- Сначала я не хотела в это верить, и не знала, на кого и что думать. У него было много связей по бизнесу, и не исключена была причастность к его убийству и посторонних лиц. Следствием проверялись все его друзья и бывшая. Но против их, по официальной версии, ничего не нашли. И дело очень быстро свернули.
Мы поняли, что добиваться правды бесполезно, - за этим стояли большие деньги и большие люди, прокуратура была вся куплена, и оставалась лишь надежда на Божий суд. Я каждый день молила Бога, чтобы он воздал по заслугам убийцам моего сына, и однажды мне приснился Серёжа. Он сказал: «Мама, прости моих убийц, я уже их простил, и ты прости, прошу тебя. У меня всё хорошо».
Я проснулась с такой лёгкостью, но меня не покидало ощущение, что что-то должно произойти… В тот же день позвонил старший сын Алик и сказал, что Юра в больнице уже неделю в тяжёлом состоянии. Ему внезапно стало плохо, и врачи ещё не знают, что с ним. Позже выяснилось, что у него редкое заболевание крови, через два месяца его не стало – при всех его деньгах ему никто ничем не смог помочь.
А через месяц после смерти Юры, разбился Вадим. Он возвращался с корпоратива, сел пьяный за руль, не справился с управлением и выехал на встречную.

- Какой-то фильм ужасов! Вы считаете, что это было возмездие?

- Это не фильм ужасов, это жизнь… Я ничего не считаю, но в данных обстоятельствах слишком много совпадений, чтобы считать всё это просто случайностью…

- А что стало с его бывшей женой?

- После смерти Серёжи, она без зазрения совести продолжала встречаться с Вадиком. Через какое-то время он снова проиграл огромную сумму в казино, и ему срочно нужны были деньги. Он одолжил у Лены, потом ещё и ещё, пока кроме квартиры, у неё ничего больше не осталось.

-Где её голова была? Как она могла вот так бездумно отдать ему все свои деньги?

- Она начала часто выпивать, как стала вдовой, и очень быстро в это дело втянулась. Поэтому уговорить её на что угодно было не сложно. Однажды Ленина подруга позвонила её маме и попросила забрать дочь в свой город, чтоб она окончательно не потеряла себя. Что с ней сейчас – я не знаю и знать не хочу…

- Какие трагические судьбы у всех… И каждый из них мог быть причастным к смерти вашего сына…

- Неважно уже, кто именно из них это сделал, ведь, Серёжа просил их простить и я простила….

- Да уж. Простить….. Кто-то идёт по коридору, и кажется, к нам. Наверно, нянечка, наконец, бельё принесла.

В палату заходит дежурная медсестра.

- Кто здесь Наталья Белкина?
- Я.
- К вам посетитель, да с таким букетом! Заходите.

- Наташенька, солнышко, как ты?? Прости меня, дурака! Я как увидел тебя с тем мужиком, так, как будто рассудком помутился, я не знаю, что на меня тогда нашло, ещё был уставший с работы, злой, а тут ещё этот мужик… Мне очень стыдно!

- Стыдно ему??! А в следующий раз ты меня вообще прибьёшь, и тоже скажешь, что тебе стыдно?!

- Ну что мне сделать, чтобы ты меня простила? Хочешь, я тоже сброшусь со ступенек и сломаю себе руку?

- Славик, прекрати это ребячество! Ты смешон! Когда ты уже повзрослеешь.. Ладно, дома поговорим, меня здесь долго держать не будут – повязку снимут, наложат гипс и отпустят. Иди домой, нам обоим есть о чём подумать вдали друг от друга…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 44

РЭАЛЬНЫ ДЭТЭКТЫЎ
«Кабета ачмурэла ад дэтэктываў”– такога меркавання прытрымліваліся ўсе, хто ведаў Светкіну цётку Любу. Захапленне дэтэктывамі было слабасцю ўсей Светкінай радні. У “сталінцы”, якая Светцы дасталася ад бацькоў, стаяла старая шафа, забітая кнігамі, і ўсё гэта былі дэтэктывы, бо другіх кніг Светкіны бацькі не збіралі. Як жа мне, меўшы мэтай напісанне дэтэктыўнага апавядання, зараз было не наведаць Светку і гэту шафу?! Купіла я ў магазіне саладзенькага і здобненькага і рушыла ў госці. Думала, што ўсё пойдзе як звычайна: спачатку пакапаюся ў запаветнай шафе, знайду што-кольвек для сябе цікавага, а потым будуць звычайныя жаночыя размовы за гарбатай са смачненькім, смачненька ж абсудзім усе жаночыя справы, свае і чужыя. Але Светка адразу выпытала ў мяне, навошта мне кніжкі, і сказала,што калі я хачу сапраўды напісаць рэальны дэтэктыў, то і высільвацца не прыйдзецца, яна мне яго вылажыць, як на талерачцы. Так што гасцяванне пачалося адразу з другой часткі, з бяседы за гарбатай, дакладней, са Светкінага аповяду пра сваю цетку Любу і пра яе дэтэктыўную дзейнасць.
У Светкінай цеткі захапленне дэтэктывамі перарасло ў галоўную мэту і спосаб існавання. Метады дэтэктыўнага вышуку цетка прымяняла ўсюды, таму і лічылі, што яна ад гэтых дэтэктываў зусім ачмурэла. Цетка Люба даўно ўжо на гэта меркаванне не рэагавала. Праўда, было ёй трохі крыўдна, чаму гэта яна ачмурэла? Калі нехта чымсьці захапляецца, прычым ад гэтага захаплення адна толькі карысць людзям, то што ж тут смешачкі строіць, можа, толькі ўхваліць трэба? Выкрыла ж яна на працы часовую прыбіральшчыцу, якая зносіла дамоў сашчэпкі і туалетную паперу?! І злавіла за руку суседку Алену, якая цягала бульбачку са скрыні суседзяў Драздовых, калі ўсе панарабілі сабе скрыняў пад бульбу ў пад’ездзе?! Праўда, зараз Алена з Драздовымі як кажуць, “на нажах”, нават не вітаюцца, хоць раней сябравалі, ды і колькі той бульбы трэба было халасцячцы Алене – так, па тры бульбінкі на супчык! Гэтыя абставіны крыху засмучалі цётку Любу, але самім выкрыццем яна ганарылася –трэба ж было заўважыць, што бульба прападае са скрыні і тады, калі Драздовы бульбу не гатавалі! Потым яна некалькі вечароў прастаяла ў засадзе каля дзвярнога вочка. Вы лічыце, што з першага факта крадзяжа трох бульбін цётка Люба падняла трывогу? Не, для яе гэта было б непрафесійна! Яна дачакалася наступнага выпадку і схапіла выкрадальніцу за руку пры суседзях-сведках! Тут Алене не было куды дзецца, гэта вам ужо не тры бульбіны, а факт сістэматычнага крадзяжа!
А пра тое, што яна ў сваім доме ведала ўсё пра ўсіх, і гаварыць не прыходзіцца! Не было такой падзеі ў жыцці кожнай сям’і, каб аб ёй не даведалася цётка Люба, а пра сяброўства і каханне, ды пра палюбоўнікаў – тут цётка была проста як энцыклапедычны даведнік. Ці не сустракаліся і вам, шаноўныя, такія цеткі, якія лепш за вас ведаюць, што ляжыць на вашай лоджыі на пятым паверсе, хоць яны ніколі там не былі? Усе ведае цетка Люба і ўсіх высачыць! Так што ўчастковы Глеб Міхайлавіч калі нешта здаралася, у першую чаргу наведваў цетку. А гэта вам ужо не ўзровень высочвання выкрадальніка сашчэпак! Так што было, было цётцы Любе чым ганарыцца! А тое, што некаторыя людзі не вітаюцца з ёй, больш таго, непрыязна на яе паглядаюць, цетка Люба адносіла наконт людзской зайздрасці да яе заслуг у галіне дэтэктыўнай дзейнасці.
На гэты раз дасціпнасць цёткі “зачасалася” позна ўвечары, калі яна не ў лепшым настроі вярталася з працы і ўбачыла святло ў акне кухні яе супрацоўніцы і сяброўкі Ніны, што жыла ў суседнім пад’езде на першым паверсе іх старога “сталінскага” дома. Справа ў тым, што ніякага святла там наогул не павінна было быць, бо сяброўка сёння раніцой знікла ў невядомым накірунку! Тэлефон не адказваў, і ключы не аставіла, як заўжды. Такога яшчэ ніколі не было, бо пасля таго, як Люба дапамагла сяброўцы высачыць яе быўшага мужыка-алкаша, які спрабаваў пры разводзе ў адсутнасць гаспадыні вывезці з кватэры ўсю Нініну мэблю, сябровак і вадой не разліеш. Толькі ў канцы працоўнага дня Люба даведалася ад шэфа, што Ніна тэрмінова ўзяла некалькі дзен за свой кошт на паездку ў вёску да захварэўшай маці. Настрой Любін трохі палепшыўся, але магла б сяброўка хоць пазваніць! І тут яшчэ гэта святло! У пустой кватэры! Прыгледзеўшыся, цётка Люба распазнала ў акне дзве постаці. “Няўжо злодзеі?!”- жахнулася Люба. Святло раптам знікла. Не паспела цётка ачуняць ад неспадзеўкі, як з пад’езда выйшлі двое мужчын з вялікімі сумкамі. І толькі яна паспела падумаць, што патрэбна пазваніць участковаму, як з пад’езда выйшлі яшчэ двое жанчын. Цётка сумелася. А што, калі Ніна аставіла ключы ад кватэры каму-небудзь другому? І тады дасць маху цётка Люба! А губляць свой аўтарытэт у вачах Глеба Міхайлавіча цётцы вельмі ўжо не хацелася! Яна вырашыла пачакаць і разабрацца. Спалася ёй ноччу не вельмі добра, чамусьці ўсё трызніліся нейкія козы, якія скакалі вакол яе, а яна ніяк не магла ўцяміць, навошта яны тут, так што ў суботу раніцай прачнулася з цяжкай галавой. Надвор’е стаяла цудоўнае, усе насельнікі дома раз’ехаліся па дачам, зайсці не было да каго, так што дзень цягнуўся вельмі доўга. Нават надакучыла цетцы целяпацца ў пустым двары і сачыць за Нініным пад’ездам і яна пачала ўжо губляць цярпенне. Але пад вечар у Нінін пад’езд зноў зайшлі двое мужчын з вялікімі сумкамі, і неўзабаве ў знаёмым акне з’явіліся дзве трохі цьмяныя постаці. Праз сеткаватыя фіранкі добра было відаць, што мужчыны за акном рухаліся, прычым абодва раз-пораз нахіляліся. Што яны там рабілі, засталося незразумелым, як ні выцягвалася, як ні спрабавала разгледзець што-небудзь цётка Люба. Праз некаторы час з дзвярэй пад’езда выйшлі тыя ж мужчыны з сумкамі. Але ж сумак было трохі меней. Цетка цішком прасачыла за мужчынамі да аўтобуса. Што ж рабіць, як даведацца, што гэта за людзі, што ж яны робяць такое ў Нінінай кватэры? Што прыносяць і выносяць?! Відаць, ужо зуд вышуку быў такога накалу, што не дзейнічаць цетка Люба не магла. Вядома, гэта ж цэлыя суткі, лічы, трывала! Як яна рашылася на такія адчайныя дзеянні, зараз ужо не даведацца, але мабыць паглядзела Люба, што нікога ў двары амаль цэлы дзень няма, і вырашыла ўлезці ў Нініну кватэру праз фортку. Недалека ад акна расла маладая бяроза. Як толькі цетка Люба на яе ўскараскалася, таксама не зразумець! Але ўсё атрымалася: улезла яна на тую бярозу, трохі разгойдалася ды зачапіла рукой раму. Цётка Люба добра ведала, што фортка ледзь трывала на двух цвіках, бо гаспадыня даставала яе і ставіла замест яе рамку з сеткай ад камароў. А ўнутраная фортка была вечна адчыненая, і Люба заўсёды здзіўлялася, як Ніна не баіцца так жыць, а тая толькі смяялася і казала, што прывыкла. Так што калі Люба торгнула фортку, тая і вывалілася, а ўнутраная фортка была, як заўсёды, незашчэпленая. Цётка неяк да форткі падцягнулася і палезла ў яе. Прасунуліся ў фортку плечы, талія, клубы і –завязлі клубы ва ўнутранай фортцы, ніяк не пралазяць! Зашчаміліся цёткіны клубы паміж двума шырока пастаўленымі рамамі старога акна! Уявіце сабе карціну: большая частка цела жанчыны пралезла, вісіць цётка амаль уніз галавою ў кватэру з форткі, а доўгія ногі роўненька тырчаць з форткі звонку, і цела ні туды, ні сюды–яго і ўперад нешта не пускае, і назад не вылезці. Спрабавала Люба і да шпінгалетаў аконных дацягнуцца, і тузалася туды-сюды, як магла, але нічога не выходзіла, толькі зусім знервавалася. А доўга ў такім становішчы знаходзіцца нязручна, ужо і сілы сталі пакідаць цётку! Цяжка далося гэта рашэнне цётцы Любе, але што зробіш, зразумела яна, што другога выхаду няма, хоць што хочаш рабі, застаўся адзіны выхад для недарэкі-дэтэктыва – стала яна крычаць і клікаць на дапамогу. Людзі пачулі, нават, для суботы многа сабралася людзей, і народ усё падыходзіў, але ніхто вельмі не ірваўся выцягваць цётку, ўсе даволі весела абмяркоўвалі сітуацыю, асабліва ж актыўна, вядома, мужыкі. Цётка ж яна цётка, але не думайце, што такая ўжо старая –трохі больш за саракоўнік, жанчына ў самым саку і сіле, таму і адважылася на такую авантуру. Карацей, было што абмяркоўваць. І колькі б яшчэ сядзела цётка Люба ў фортцы, невядома, яна ўжо войкаць, гаротная, пачала, каб не падыйшоў участковы Глеб Міхайлавіч, які ўбачыў “несанкцыяніраванае сабранія” каля дому, і не прысароміў мужыкоў. Прынеслі яны некалькі драўляных скрынак з бліжэйшага магазіна, залезлі на іх, неяк выцягнулі цётку з форткі за ногі і спусцілі на зямлю. Чаму яна зашчамілася ў той фортцы, можа, хіба ўнутраная фортка трохі меншай была? Хто ведае гэтыя старыя дамы, ніхто ж нічога потым не вымяраў! Доўга яшчэ цётка Люба мазала сінякі ды драпіны на сцёгнах гаючым бальзамам. Але больш чым за фізічны боль і за сорам перад людзьмі перажывала Люба за ўшчуванне Глеба Міхайлавіча, які пагражаў “прышыць” ёй справу аб пранікненні ў чужую кватэру “з цэлью грабяжа”. Вядома, пашкадаваў ён сваю верную “супрацоўніцу”, ніякай справы ўзбуджаць не стаў, але як сорамна было Любе! А праз дзень вярнулася Ніна. Аказалася, што ключы ад сваёй кватэры аддала яна ў вёсцы стрыечнаму брату, і брат са сваім сынам, які вучыўся тут ў Мінску, дзялілі ў Нінінай кватэры на дзве часткі ўсю прывезеную з вескі гародніну, частку выдзялялі Ніне, частку адвозілі студэнту, вось і нахіляліся перыядычна, адкладваючы падзеленае.
...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 767

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

...
Вось такую гісторыю пра апантаную прагай да дэтэктыўнага вышуку цётку расказала мне прыяцелька Светка. Цётка Люба пасля гэтага выпадка доўга не паказвалася ў двары, ды і потым ужо ніколі там не затрымлівалася. На ўсё жыццё адвярнула яе ад дэтэктываў, тым больш, што праз нейкі час пабраліся яны шлюбам з Глебам, тым самым участковым Глебам Міхайлавічам, тут нават дэтэктыўнымі вышукамі мужа можна было перасыціцца кабеце. А вось жыхары старога дома доўга яшчэ пераказвалі родным і знаёмым гісторыю аб здарэнні з дасціпным самадзейным дэтэктывам. Больш у гэтым доме не з’явілася людзей, жадаючых славы цёткі Любы, таму жыхары дома былі вельмі далікатнымі ў адносінах адзін да аднаго, што здзіўляла калег Глеба Міхайлавіча. Але прычыну гэтага, тайну жончынага дэтэктыўнага мінулага, ён нікому не раскрываў.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

Melissa123 Melissa123 в оффлайне

новичок
Сообщений: 30

Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный Melissa123 популярный

№1, №13, №4

--------------------
Красота заключена в глазах смотрящего
 

pravednik1985 pravednik1985 в оффлайне

новичок
Сообщений: 11

pravednik1985 на старте

#1, 3, 7
 

МногоЛЮциферный МногоЛЮциферный в оффлайне

графоман
Сообщений: 25 254

МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

18, 26, 33
 

Mamateri Mamateri в оффлайне

новичок
Сообщений: 4

Mamateri на старте

19,3,25
Страницы: 1  2  3   из  3
 
Быстрый переход
[]
Вверх
HOSTER.BY: профессиональный хостинг и регистрация доменов .BY
Более 35000 сайтов выбрали нас. Присоединяйтесь!
 
РЕСУРСЫ ПОРТАЛА
   Все ресурсы