228

Тут говорят!
Авторизация
Список форумов
Войти через акаунт
 

Голосовать за сказку
Подписаться/отписаться на тему (функция доступна только для зарегистрированных пользователей) Любимая тема (вкл/выкл) []

Страницы: 1  2  3  4  5  6   из  6
Добавление сообщений к этой теме для незарегистрированных пользователей невозможно
Тему смотрит 1 незарегистрированный пользователь
Модераторы
Рейтинг темы: **** (30232 просмотрa)
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 59

CПОР ДУХА С МЫСЛЬЮ

Мыль и Дух спускаются с небес, чтобы посмотреть, как живут люди, и разрешить свой вечный спор.

Там, где ручей весенний гор
Дает начало водопаду,
Где ветра слышен стройный хор,
Где скал природная аркада
Своим величьем-простотой
Поэта вмиг бы вдохновила,
Там над равниной роковой
Носился Дух, там Мысль парила.
Уж сколько времени они,
Не уставая, наблюдали,
Как водопад летит с горы
В своей торжественной печали.
А мир и вправду удался…
И удался, причем, на славу:
Какая тонкая краса
В полях. А как пышны дубравы!
И буйство красок бьет в глаза
И поражает воображенье.
Слепой глупец, кто не сказал,
Что нет предела восхищенью.
А стройный звонкий птичий лад?
А нежность трепетных ягнят,
Что по скалистому пути
Спешат скорей в загон прийти.
А мерный быт крестьянских хат?
А древний свадебный обряд?
Кто нас всем этим одарил,
Наверняка, Всевышним был.

МЫСЛЬ ДУХУ Ты молчалив. А мне казалось,
Что всем доволен ты.
ДУХ Отнюдь.
У нас с тобой еще осталась.
Работа.


МЫСЛЬ Это как-нибудь…
Куда спешить? И так красиво.
И все довольны, погляди.
На все готовое прийти –
Еще б не радоваться было.
ДУХ Ты про кого?

МЫСЛЬ Я про людей.
Не жизнь у них, а наслажденье.
Знай, скот корми да урожай
Свой собирай без промедленья.
А вечерами веселись, –

Сказала Мысль и взмыла ввысь.
«Права она,» – подумал Дух,
Но рой сомнений будоражил
Его сознанье. Белый пух
Валил на землю – Дух был страшен.
Он лютовал и в клочья рвал
Свои бесплотные седины,
И страшной снежною лавиной
Накрылось поле. Дух страдал…
Как жадно, нервно он желал:
Еще б один глоток познанья,
Еще б один простой урок…

МЫСЛЬ Ты бьешься лбом о свой порог.
Ну, как же мне тебя уверить,
Что все дано им? Погляди…

ДУХ А дать и взять одно ль и то же?

МЫСЛЬ Мой друг, перебивать негоже!
Ты, не спеша, словам внемли,
Спустись пониже, посмотри…
Вот кров, укрывший их от стужи
Из прочных бревен и камней.
Вон груда сваленных сетей –
В них стерлядь прыгает охотно.
Захочешь дичи – на охоту
В ближайший лес скорей спеши.
Там под скрипучею корягой,
Дрожа, ждет участи своей
Лосиха – красота полей.
Ты погляди, какой запас
Крупы, солений и мехов…


ДУХ Постой… Сказала ты «грехов»?

МЫСЛЬ Грехов? Ха-ха… Ты, право, жалок.
Воды в пустыне не найдешь…

ДУХ Смотря как глубоко копнешь…

МЫСЛЬ Что ж… Рой! Ищи! Мне костью в горле
Твоя теория сидит.
Не знала я, что ты назойлив –
Мне общество твое претит.

ДУХ Просил бы выбирать слова –
Муку и ту сквозь сито сеют.

МЫСЛЬ С муки-то пользу можно взять,
А ты, Фома, словам не веришь.

ДУХ Постой. Сюда идет старик.
Я из угла понаблюдаю.
Печален он. И взгляд поник.

МЫСЛЬ Наверно, мало урожаю…

ДУХ Нет-нет, в глазах такая мука…

МЫСЛЬ Какая мука? Что за штука?
Ну, может, малость прихворал,
Гляди, как дышит – знать, устал.

ДУХ О, этот вздох! Я слышу в нем
Кручины тяжкой долгий звон.
Он как глашатай злой беды –
Тревожный клич: беги! Беги!

МЫСЛЬ Взгляни: старик не одинок.
В руках дитя…

СТАРИК Судьбы клинок
Вонзился мне жестоко в спину.
Я весь одрях, а ты, отрок,
Так мал, неопытен, капризен.
Покинула нас дочь моя –
Теперь единственной опорой
Тебе, младенец, буду я.
Колотит душу страх, не скрою.
Побил недуг мою родню,
Но никого я не корю.
Жесток наш мир – что тут поделать…
То мор, то голод, то война…
Не знаю, чья на то вина –
Создателя иль человека,
Но радость видели мы редко.

Мысль тихо слушала, вникала,
Как будто все запоминала.
А Дух, напротив, весь пылал
И, наконец, над ней восстал.

ДУХ Теперь скажи, кто прав, кто нет.
Растоптан этот человек!
Скорбь поселилась в его доме,
Хотя ее никто не кормит,
Все гонят прочь ее и бьют,
Но горе снова тут как тут!
Стоит у двери, ухмыляясь,
То весть с войны о смерти шлет,
То дочь болезнью отберет,
То скот жестоко передавит
Иль поле камнем с гор завалит.
А старость сколько слез несет:
Сустав болит и сердце жмет.
Повязла ты, покрылась ложью,
Как колесо по внедорожью.
Без помощи теперь никак
Не оправдаешься.

МЫСЛЬ Пустяк!
По-прежнему ты также глуп,
Но я скажу тебе, мой друг,
Где ты ошибся, где просчет…

ДУХ Опять невежества урок!

МЫСЛЬ Урок? Тебя учить нет смысла:
Ты как кривое коромысло –
Как ни старайся, ни крути,
Воды с таким не унести.
Как ты не видишь, что страданья –
Лишь результат проступков их.
Согласна, жалок тот старик,
Но сколько жизни, силы, страсти
Полвека было в нем назад.
Тогда, поверь мне, он был рад
Всему, легко сносил ненастья…
Сейчас поник, изжил себя –
Такая каждого судьба.

ДУХ А дочь его? Чем провинилась
Ее незрелая душа?

МЫСЛЬ Твоя наивность хороша,
Но слишком уж недальновидна.
Да, девушка та умерла,
Но в то же время принесла
Какую жертву ради сына!
И смерть ее теперь красива!

ДУХ Красива смерть?! В своем уме ты?
Краса ее, как хвост кометы,
Блеснула, вихрем пронеслась,
Умчавшись прочь от наших глаз.
Ребенка жаль… Он не виновен
Во всех превратностях судьбы.

МЫСЛЬ Ты слишком строго не суди.
Да, он любим не будет нежно,
Не кормлен в срок, но даст росток –
Как папоротник у дорог,
Посаженный рукой небрежной.
И будет жить назло смертям,
Сражаясь, веря, побеждая,
Его удел – губить, любя,
И ненавидеть, умирая.

ДУХ Как странно… Смысл в твоих словах
Я нахожу теперь. Выходит,
Что я сосуд с водой без дна?
Напьешься ты такой водою?
Бездарность – страшный приговор.
Я – плут, мошенник, алчный вор!
Мои сомненья – сплошь интриги,
Я заслужил лишь панегирик –
Никчемный стих о пустоте...
Мои старанья все не те!

МЫСЛЬ А, может, ты и прав был, Дух?
И хоть разбила в прах и пух
Твои сужденья я, теперь
Я призадумалась. Поверь…
Несправедливость, ты сказал?
Она везде! Кругом оврал:
Нападки, резнь, кровопролитье…
Народ меняет маски-лица…
Достойных мало, лживых – тьма,
Они, как летом мошкара,
Собьются и оравой к свету –
На драгоценную монету.
И идеал у них простой –
Блестящий, звонкий, золотой!
Те дни, когда с Горы сходящий
Казнил таких рукой дрожащей,
Сравнить ли с нашим днем, скажи?

ДУХ Былое ты не вороши.
Всегда греховная порода
Страдала от такого плода.

МЫСЛЬ Все не пойму: так в чем причина?
В людской натуре – подлой, лживой?
Иль в предначертанной судьбе?

ДУХ Ты обращаешься ко мне?
О, если б знал я только, Мысль.
Пойдем отсюда, дождь навис.
Глядеть на землю сверху вниз
Куда приятней, согласись.

МЫСЛЬ Да, с высоты смотреть милей,
Но снизу взгляд, поверь, ценней.
Отсюда смотришь – все малы,
Как муравьи, как комары.
Один умрет, другой родится –
Их жизнь течет, бежит, струится,
И мы для них, представь себе,
Не более чем точки две.

ДУХ Выходит, зря страдал и рвался,
И душам их помочь пытался?

МЫСЛЬ Не сожалей. Ты весь таков:
Вселяешь в них Отчизны зов,
Скрепляешь их сердца пред боем,
Даешь надежду жарким зноем
В дождях обильных. Ты оплот,
Когда старик, убитый горем,
Надеется и чуда ждет.

ДУХ Тогда я стану вездесущ,
В частицу, в атом, обращусь,
Чтоб все они забыли горе…

МЫСЛЬ А надобно ли им такое?
Ведь к сыну блудному сильней
Любовь отца.

Ударил гром.
Его раскатом оглушен
Был мир – Земля и небеса.
Остался спор тот без конца…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 60

Как Крошка Ушастик подхватил простуду

В сказочном лесу наступила весна. Все чаще среди густых ветвей старых дубов можно было слышать зазывные песни веселых птиц. Мелькая в листве яркими крыльями, они так задорно щебетали, что крошка Ушастик больше не мог сидеть в норе.
- Мам, - хныкал он с утра. – Ну, можно я только на часик сбегаю на лужайку?
- Что ты, глупенький! – отвечала строгая мама Крольчиха. – Там еще сыро и ветрено. А твое весеннее пальто пока не готово.
- А когда оно будет готово? – не унимался Ушастик.
- Вот накормлю твоих братьев и сразу примусь доделывать. Мне осталось только пуговицы пришить.
В соседней комнате раздался писк недовольных близнецов. Ушастик поморщился. От его младших братьев, которые родились этой зимой, были одни неприятности. Они постоянно плакали, и им нужно было сто раз на дню менять подгузники. Ну, разве это нормальные дети? Определенно, Ушастик таким не был... А теперь еще из-за них мама не может дошить его весеннее пальто. Подумаешь, пуговицы не прихвачены! Как будто без них нельзя?
А птицы за окном все пели свои веселые песни… и кролик не выдержал. Он аккуратно слез с мягкого пуфика, снял меховые тапочки с лапок, надел серые калоши и потянулся за клетчатым пальто, которое лежало в кресле-качалке. В этот момент раздался мамин голос:
- Ушастик! Может, ты съешь кусок капустного пирога?
Ушастик знал, что самые вкусные пироги с капустой во всем лесу у его мамы. Но все же желание поскорее попасть на лужайку было таким сильным, что ему пришлось обмануть:
- Нет, мам. Я не хочу пирога. Потом съем, - сказав это, он тихо прокрался к двери и вынырнул наружу.
Свежий весенний воздух тут же ударил ему в нос. От этого стало щекотно и весело. Ушастик набросил пальто, которое ветер тут же раздул над ним, словно парус на корабле. Еще бы, пуговиц ведь в нем не было. Ушастику стало прохладно. Он поежился, но решил домой не спешить. «Я только пять минут здесь побегаю, - подумал он, - и пойду домой. Мама даже не заметит, что меня не было». Он принялся бегать по лужайке, напевая свою любимую песенку «Тили-ли, тили-ли». Скоро его лапки замерзли, а он все скакал и пел. Несколько раз Ушастик зацепился за кривые корни деревьев и упал. Но каждый раз он вскакивал и начинал свою песню заново.
Вернулся домой крольчонок нескоро. Мама укладывала близнецов спать в их крохотных кроватках. Она была так занята, что, действительно, не заметила отсутствия своего старшего сына. Тот же положил обратно пальтишко на кресло-качалку и побежал в кухню, чтобы отведать пирога с капустой и чашкой горячего чая с молоком. Но, как ни странно, есть он не захотел. Его клонило ко сну. Кроме того, Ушастику было нестерпимо холодно. Он решил, что в доме открыты окна, но нет: все рамы были наглухо задраены еще с зимы, и в этом году ни разу не открывались. Тогда он лег на плюшевый диван, укрылся теплым одеялом и начал вспоминать, как здорово было на лужайке.
Уложив малышей, мама зашла в комнату и не поверила своим глазам. Ушастик, весь красный, укрытый по самый нос, дрожал как осиновый листок.
- Что с тобой, сынок? – испугалась Крольчиха. Она осмотрела его со всех сторон. Сомнений не было: у Ушастика начался жар. Мама быстро уложила его в мягкую постель и поспешила на кухню, чтобы приготовить малиновый отвар.
Когда непослушный Кролик выпил полчашки, она села рядом с ним и долго гладила его лапки и целовала в лоб. Мама-Крольчиха не могла представить себе, где Ушастик мог подхватить простуду.
- Как странно, - говорила она. – Ведь еще утром ты был абсолютно здоров. Хорошо, что я не дошила твое пальто и не выпустила тебя в лес…
Ушастик лежал и краснел не столько от температуры, сколько от стыда. Он не привык обманывать маму, но сейчас сказать правду не решался.
К утру у крольчонка начался кашель. Было решено отвезти близнецов к бабушке в соседний лес, чтобы они не заразились от старшего брата. Ушастику было неловко, что из-за него малышей придется отдать на какое-то время. Но больше всего он волновался, как бы они, выйдя на улицу, тоже не простудились. И хотя близнецы так часто докучали Ушастику, теперь он по-взрослому беспокоился о них.
В коридоре одевали малышей. Они вертели головами, не желая, чтобы им завязали шарфики.
- Ну, что это за дети?! – восклицала мама. – И как вас только собрать? Папа-Кролик, подержи их, они не дают застегнуть пуговицы.
- Тогда не застегивай, - спокойно ответил папа, выныривая из огромной газеты, которую он обычно читал по субботам. – Там уже тепло, не простудятся.
Услышав это, Ушастик резво спрыгнул с кровати и уж через мгновение стоял в коридоре.
- Еще как простудятся! – закричал он. – Нельзя без пуговиц выходить из дома. А то у них будет жар и кашель! Кха-кха! – покашлял малыш для полной убедительности.
Мама, прищурясь, внимательно посмотрела на Ушастика, о чем-то подумала и сказала:
- Да, сынок, ты абсолютно прав. Я одену их потеплее, а ты марш в кровать под одеяло.
Вечером мама принялась дошивать Ушастику пальто. Она просидела допоздна, но все сделала и довольная пошла спать.
Через три дня Ушастик окончательно поправился, и доктор, Старая Сова, разрешила выходить ненадолго подышать свежим воздухом. Счастью непослушного крольчонка не было предела. Он все утро пробегал по норе, ожидая, когда же мама позволит выйти наружу. Он съел до конца всю кашу, выпил огромную чашку морса и теперь нетерпеливо расхаживал около большой деревянной вешалки, на самой верхушке которой висело его новое весеннее пальтишко.
- Как хорошо, - думал Ушастик, - что мама не догадалась, отчего я заболел. Иначе бы вряд ли я избежал наказания. Пришлось бы еще неделю дома сидеть…
Тут в комнату вошла мама. Она хитро посмотрела на сынишку, чмокнула его в мягкий серенький лобик и потянулась было за пальто…
-Ты ничего мне не хочешь рассказать, малыш? – неожиданно спросила она.
Кролик замялся. Неужели мама узнала? Но как? Ушастик переминался с лапки на лапку. Было видно, что ему совестно. Как же сказать, что он без спросу убежал из дома в недошитом пальто?
Мама снова улыбнулась, нежно потрепала его пушистый затылок и принялась одевать сорванца. Она аккуратно застегнула все пуговицы, подняла обшитый плюшем воротничок и стряхнула несколько соринок с рукава.
-Ну вот! – сказала она весело. – Мой сын – красавец!
Ушастик улыбнулся. А в это время мама-Крольчиха уже раскрыла дверь, и в нору ворвался свежий вихрь весеннего воздуха.
- Только скорей возвращайся! – крикнула вдогонку счастливому малышу Крольчиха.
Ушастик, не помня себя от радости, бегал по лесу, удивляясь каждому новому кустику на хорошо знакомой ему поляне. Лишь изредка он останавливался, чтобы подумать, как все-таки лучше признаться маме в своем проступке. Наконец, уставший, разгоряченный, он вернулся домой. Раздевшись, крольчонок бросил пальто на кресло и тут только заметил, что сзади, на пелеринке, пришита большая заплатка. Ничего не понимая, Ушастик начал вертеть в лапках пальто. Он вспомнил, как в прошлый раз растянулся на траве и услышал странный треск, похожий на рвущуюся ткань. Но тогда он не понял, что порвал свое новое пальто. Выходит, мама давно все знала о его тайной вылазке.
Ушастику стало стыдно и он решил прямо сейчас пойти в кухню и во всем признаться маме. А пока он собирался это сделать, Крольчиха стояла за дверью и тихонько улыбалась тому, какой же забавный у нее сынок – Крошка-Ушастик.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 61

Этот странный кот

Однажды осенью, когда мне стало очень грустно, я вышел из дома и пошел в парк. В парке никого не было, и все скамейки пустовали. Все, кроме одной. На ней сидел старый синий кот с гитарой. У него были большие печальные глаза, повидавшие многое на этом свете. Может быть, поэтому они и были такими печальными.
Я присел рядом и стал слушать. Он дергал лапкой струны и извлекал мелодии, от которых щемило в груди. Это очень успокаивало и прогоняло мою грусть, заменяя ее какой-то новой, но уже приятной грустью. Каждый из нас думал о своем, однако мы оба смотрели куда-то сквозь землю и наслаждались музыкой. А когда он закончил, то молча спрыгнул со скамейки и ушел прочь. Вот таким он был, этот странный кот.
На следующий день я опять пришел в парк, но там уже никого не было. Не было и через день, и через два. Я постоянно гулял по этому месту, но кота встречал только тогда, когда на душе становилось пасмурно. Он всегда играл для меня, и мне становилось гораздо лучше.
- Послушай, малыш, - сказал кот как-то раз. – Я хочу тебе кое-что показать.
И он отвел меня вглубь парка, туда, где за густыми елками прятал дело всей своей жизни.
- Что это? – спросил я.
- Ракета, - гордо ответил он.
- Ого, - воскликнул я. Она была очень красивой и блестящей.
- А долго ты ее делал?
- Очень.
Я стоял и наблюдал, как ракета переливалась всеми цветами радуги. Такую и вправду не построишь быстро. Затем старый кот сказал:
- Только вчера ее закончил. А сегодня улетаю.
- Улетаешь? Куда? – удивился я.
- К красному дому. Там меня уже ждут.
- А где этот красный дом находится?
- Там, - указал он в сторону неба.
- А вернешься когда? – не унимался я с вопросами.
- Боюсь, что уже не вернусь, - пожал плечами кот.
И тут мне стало грустно. Очень-очень. Так, как еще никогда не было.
- А я? Как же я?
- Эй, - улыбнулся он. – Я буду ждать тебя. Ты построишь свою ракету и прилетишь ко мне.
- Но ведь я не знаю, как ее строить. Я даже не знаю, где находится этот красный дом!
- Узнаешь, - успокоил он, - обещаю.
- Честно?
- Честно.
Я верил коту. Он был стар и мудр, а потому наверняка знал, о чем говорил. И я обнял кота так крепко, как только мог.
- Мне будет очень не хватать тебя, кот.
- Мне тебя тоже, малыш, - сказал он и ласково похлопал по меня по спине. – Не забывай меня.
А потом он сел в ракету и улетел. Я долго смотрел, как она превращается в маленькую точку. И не переставал смотреть, даже когда эта точка исчезла вовсе. Я больше не расстраивался. Я знал, что когда-нибудь непременно навещу его. На своем летающем аппарате.
Вы спросите, как я теперь справляюсь с грустью? В моей комнате на стене висит рисунок. Там нарисован старый синий кот с гитарой, сидящий на скамейке в парке. Это я его нарисовал. И теперь каждый раз, глядя на него, я представляю, как лапка дергает струны, издавая эти чарующие звуки. И это меня успокаивает. Вот таким он был, этот странный кот.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 62

КНОПКА СУДЬБЫ

Жила-была девочка. Однажды она встретила волшебника и спросила у него, есть ли у человека судьба. В ответ на это, он дал ей необычный предмет и сказал: «Это твоя судьба!». Девочка заинтересованно начала рассматривать нежданный подарок - стул, в ценре которого находилась кнопка! Эта странная деталь была невероятно красива и прочна: титановый каркас с позолотой, инкрустированный переливающимися, но недрагоценными камнями. В одну секунду у девочки появилась масса вопросов, но ответить на них было уже некому, волшебник как будто растворился. Девочка приняла дар незнакомца и понесла его домой. Изо дня в день она пыталась поудобнее разместиться на стуле, но её комфорту мешал острый предмет. Сначала девочка сидела то она одной, то на другой его половине, но её спина начинала уставать. Когда она садилась по центру, кнопка безжалостно впивалась в её тело. Так продолжалось долгое время. Девочка боялась что-то менять в подарке. Но всё-таки однажды, изнывая от боли, она решила подпилить острие. Титановый предмет не поддался воздействиям. Напрочь удалить декорацию с сидения девочка не осмеливалась, страх изменить что-то в своей судьбе брал верх над страдиниями. Да и к тому же предмет был очень красив... Адские мучения на остром стуле продолжались ещё долгое время, пока однажды, собравшись с силами, она отпорола пришитую кнопку. Под нашивкой на кусочке ткани была надпись: «Твоя судьба в твоих руках!». С облегчением девочка села на стул и почувствовала, какой он удобный! Наслаждаясь лёгкостью и комфортом, она размышляла над безграничностью своего терпения и причинами, которые мешали ей сделать это раньше: начать жить спокойно и счастливо...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 63

Сказки про тараканов. Лёша заболел

Однажды мальчик Лёша заболел. У него поднялась температура, появились сопли и покраснело горлышко. Мама поила его малиновым вареньем и давала кислые витаминки. Пришла врач и прописала лекарство - сладкий сиропчик. Лёша лежал на диване и гладил кота, периодически сморкаясь в платок. Вдруг из угла комнаты послышался шум - это ехали с работы тараканы на маленьких грузовых автомобильчиках. Они подъехали поближе к мальчику и попросили поиграть с ними. Лёша сказал, что он заболел и у него нет настроения играть. Тараканы вернулись к своим машинам и начали совещаться. А Лёша лежал и грустил. Кот, почувствовав что его друг болен, старался подобраться поближе к горлышку мальчика и щекотал его нос пушистым хвостиком. Лёша чихал и немного смеялся - все равно ему было грустно. К нему на руку шустро забрался таракан и направился к уху мальчика. Когда он стал рядом, то что то сказал.
-Вот значит как! - удивился Лёша. - Но ведь я такой большой, а вы такие маленькие... Как я поеду вместе с вами?
Таракан снова заговорил.
-Тогда согласен... Превращай!
Таракан вытащил из кармана куртки маленький мешочек и сунул в него лапку - там был волшебный порошок. Вытащив немного зелья, он дунул эту смесь мальчику в ухо и... О чудо! Лёша стал стремительно уменьшаться, пока не стал размером с таракана.
-Ух ты! Здорово! А я подумал, что вы меня обманываете или шутите... Ну, тогда поехали!
Когда они выбрались на крышу дома, стоял тихий летний вечер и солнце все больше приближалось к горизонту. Лёша выбрался из машины и замер с открытым ртом: рядом покачивался настоящий воздушный шар! А еще к нему была приделана корзина, сплетенная из тонких веточек. Веревки удерживали корзину и были примотаны к ржавым гвоздям на крыше.
-Круто, -сказал Лёша. -И куда мы полетим?
-Куда понесет нас ветер. Но если ты боишься, то лучше оставайся дома.
-Ни за что! - громко сказал Лёша и добавил: -Давайте уже садиться. Приключения начинаются!

Теплый ветер понес оранжевый шарик с путешественниками прямо к облакам и Лёша сильно удивился, что облака сделаны из тумана - он всегда думал, что облака из ваты...
Воздушный шар подымался все выше и выше, и мальчик начал замерзать - он и не знал, что там, наверху, холодней чем на земле - ему казалось, что чем ближе к солнцу, тем теплей... Внезапно послышалось громкое карканье - к ним стремительно приближалась ворона. Все ближе и ближе. Вот она посмотрела на отважных путешественников одним черным глазом, потом другим, громко каркнула и клюнула шар. Воздух с шипением стал выходить из оболочки. Но тараканы не растерялись: один из них оторвал кусок скотча и полез наверх, заклеивать дырку. Но все равно это не спасло воздухоплавателей от падения - шар медленно опускался к земле и вдобавок начал болтаться - Лёша, чтобы не вывалиться, крепко держался за прутики корзины и смотрел, как приближается земля. Чтобы уменьшить скорость, тараканы стали отцеплять мешочки с песком и действительно, шар даже чуть поднялся вверх.
-Мы спасены! -сказал самый старший таракан. -Всем приготовиться, держитесь крепче - мы приземляемся!
-А посадка будет мягкая или жесткая? - решил уточнить мальчик Лёша.
-Мягкая. Мы упадем в стог с сеном...
И точно - через минуту воздушный шар зацепился за оставленные людьми вилы, накренился и все его пассажиры как горох посыпались на мягкое сено.
Внизу, на траве, отряхивая с себя прилипшие растения, Лёша поинтересовался: -А как мы теперь попадем домой? Мы столько летели и такие маленькие, что наверное будем добираться целый год.
Один молодой таракан с длинными усами ответил: -Без паники и не беспокойтесь! Я узнаю эти места - здесь живет мой друг таракан по имени Вэсимпокс, а он дружит с воробьем Кикосом.
-Ну и что? - сказал Лёша. -Как это нам поможет?
-А вот так, -ответил все тот же таракан. -Мы попросим Вэсимпокса, чтобы он уговорил Кикоса отвезти нас в город, к нашему дому. И глазом не успеете моргнуть, как окажемся в нашей квартире.
Мальчик Лёша с сомнением покачал головой - почему то он не особенно верил в эту затею. Но, когда оказался на спине у воробья, чуть не закричал от страха - очень уж сильно быстро они летели, как ракета! Он не успел досчитать до пятидесяти, как оказался на знакомой крыше и вместе с тараканами спустился в свою квартиру. Таракан снова дунул ему в ухо волшебный порошок, и мальчик приобрел свой обычный рост. Он забрался под одеяло и понял, что выздоровел - температуры больше не было, горло не болело и полностью пропали сопли. Когда пришла мама ставить ему градусник, она очень удивилась, что Лёша выздоровел и подумала, что таблетки такие особенные, почти как волшебные. Но Лёша знал в чем тут дело! Все дело в приключениях!

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 64

« НАДЕЖДА. ВЕРА. ЛЮБОВЬ »
Осень. Вечер. Идёт дождь. Сильные порывы ветра носят туда-сюда опавшие, почерневшие листья. В такую погоду, когда и «хороший хозяин собаку из дома не выгонит», улицы безлюдны. Все, кроме одной…
Маленькая девочка не спеша шла по темной, сырой улице и думала о том, почему все вдруг изменилось. Казалось, что что-то важное ушло из жизни людей, из жизни всего города. Но она не могла понять, что именно. Вроде бы все было, как обычно, но люди перестали бороться, опустили руки. Как лучше это описать, девочка не знала.
Вдруг прямо перед собой она увидела необычное сияние – стало светло, как днём, а через минуту на этом самом месте стояли три красивые девушки. Они были одного роста со светлыми длинными волосами, на которых сияли маленькие звездочки, в белых до пят платьях.
Сначала девочка хотела уйти,- подслушивать и подсматривать было не в её правилах, но то тепло, красота и свет, которые излучали эти девушки, не давали ей уйти, но и выходить из тени кустов, отделяющих их, она не спешила. Девочка оставалась невидимым слушателем и наблюдателем.
- Как ты могла уйти?! – спросила девушка со светло-розовыми глазами у второй, голубоглазой (это единственное, что отличало их друг от друга), - Ты понимаешь, ЧТО сделала?
- Оставь её. Ничего страшного не случилось. Ушла и ушла – сказала третья девушка с красными, напоминавшие форму сердца, глазами.
- Что ты такое говоришь. Ты что не понимаешь, чем это грозит. Хотя, что я спрашиваю, ты всегда была слепа, тебя ничто не волновало. А что будет, если уйду Я?
- А ничего. Главное, что останусь Я!
Голубоглазая девушка смотрела на своих сестер и молчала. Но она была согласна с красноглазой девушкой и сказала:
- Поэтому я и хочу уйти. Люди во мне не нуждаются. Я слышала их разговоры обо мне, они все говорили, что я не помогаю. И это действительно так. Я решила уйти. Тем более, что останетесь вы.
- Но и я им сильно не нужна. Люди стали прагматичными и во мне не нуждаются, – сказала девушка со светло-розовыми глазами – Мне, кажется, если я уйду, ничего не изменится. У них останется она.
Девушка с глазами в виде сердца победно улыбалась. Она выиграла. Останется одна. В них она не нуждалась, но тогда она сильно ошибалась!
- Ха-ха-ха. Люди в них не нуждаются. Давно пора было это понять. Так что можете уходить.
- Хорошо, мы уйдем. Но я не думаю, что тебе будет лучше без нас. Главный судья – это время и рано или поздно оно рассудит нас! – сказала розовоглазка. Девушка с голубыми глазами все также молчала. Она не была согласна с тем, чтобы уходила еще и сестра, но она так была подавлена, что не стала её переубеждать.
- Прощайте! – ответила красноглазка, и они исчезли.
Девочка стояла еще минут пять неподвижно. Она не могла понять, кто это был, но то, что должно что-то измениться, она понимала. Так как объяснить ей никто ничего не мог, она пошла домой. Заснула быстро и спала без сновидений.
На следующий день дождь лил еще больше, стало намного темнее. Люди перестали разговаривать друг с другом, поверять друг другу тайны. Родители девочки стали ругаться и обвинять друг друга непонятно в чем. Её опасения сбылись. Вместе со второй девушкой тоже ушло что-то важное. Вечером девочка опять шла по парку, и её манило к тому месту, где она видела вчера девушек. И они тоже были там. Только теперь и красноглазка была подавлена.
- Я поняла, что тоже не нужна без вас никому. Когда ушла ты, для меня еще ничего не изменилось – обратилась она к голубоглазке, - а вот когда ушла ты, - указала она на девушку со светло-розовыми глазами, - я тоже оказалась не нужна.
- То есть нам всем нужно уйти! – сказала девушка с голубыми глазами.
- Я не думаю, что это правильно, - заметила девушка со светло-розовыми глазами, - но может быть на время … Посмотреть, что будет. Если ничего не измениться, то навсегда!
- Давайте посмотрим – согласились девушки и снова исчезли.
Девочка опять стояла на месте и опять думала о том, что завтра будет еще хуже, чем сегодня. Она снова спала без сновидений.
Утром, когда она спустилась к маме с папой, они её не обняли и не поцеловали, как обычно. Друг к другу они тоже были холодны. Девочка, конечно же, поняла, что это связано с уходом третьей девушки, но не могла дать им и всему, что происходило, названия. Она просто понимала, что вместе с ними уходило что-то от людей, из их жизней. Но что? Весь день девочка старалась делать все, чтобы не огорчать родителей. Но ничего не менялось. И она опять вечером пошла в парк, на то самое место. И опять увидела девушек, только теперь она не хотела быть невидимым свидетелем их разговоров. Она точно знала, что должна сделать. Постояв минуту, девочка глубоко вдохнула, выпрямила спину и, отогнув ветку, вышла на поляну к девушкам. Они были удивлены, но это продолжалось всего несколько секунд. Девочка видела их лица, они не улыбались, были бледны и явно хотели опять исчезнуть.
- Нет, подождите. Вы не должны уходить! – она сказала это так, что девушки непроизвольно подняли на нее глаза.
- Как долго ты здесь была? – спросила голубоглазка.
- Я прихожу сюда уже третий день. Я слышала о том, что вы собрались уходить. Я не знаю, кто вы, но понимаю, что с каждым вашим уходом из жизни людей уходит что-то нужное и важное. Я не знаю, как это назвать. Вы говорили, что людям вы не нужны. Может быть, они так и говорят, но думают по-другому. Вы нужны мне. Я хочу, чтобы не было ссор, чтобы люди общались друг с другом, чтобы не сорились мама с папой, чтобы они меня, как и прежде, любили. Но это все зависит от вас. Если вы уйдете, то всем будет очень плохо.
Девочка начала плакать, а девушки стояли, молчали и смотрели на неё.
- Ты права. Мы действительно не должны уходить. – сказала девушка с голубыми глазами.
- Если мы, может быть, и не нужны всем, но нужны хотя бы одному человеку – мы не должны уходить, - поддержала девушка со светло-розовыми глазами.
- Только вместе мы сможем им помочь, но не по одной, - сказала девушка с красными, как сердца, глазами.
- Спасибо тебе! Отправляйся домой и завтра будет все, как прежде!
- А как вас зовут? – последнее, что успела спросить девочка. Она слышала их ответ, но уже проваливалась в сон…

Утро было солнечным и жарким. Люди улыбались друг другу, говорили, не было слышно ссор и ругательств. Все вернулось на круги своя. Когда девочка встала, она ничего не помнила, но точно знала, что они вернулись к людям, в город. Она не помнила ни девушек, ни как ходила в парк, ни того, что слышала. Только теперь она уже могла точно сказать, как их зовут. Хотя нет, их не зовут, они, рано или поздно, сами приходят к каждому человеку: НАДЕЖДА, ВЕРА и ЛЮБОВЬ! Девочка была уверена, что больше они уже никуда не уйдут и будут всегда с ней. Она встала. Начинался новый день. А девочку звали … ЖИЗНЬ!

P.S. Я желаю всем, чтобы в вашей жизни всегда были НАДЕЖДА, ВЕРА и ЛЮБОВЬ!

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 65

Черт, черт, черт, что ж ты делаешь, мужчина. Зачем так трясти, да пересолишь же. Где та милая женщина, которая обычно мной пользуется? Куда ты ее дел, изверг? Да, блин, прекращай чувак. И, вообще, что у тебя с руками? Я как будто в наждачке трусь. Ты кремом-то хоть пользуешься? Вот у девушки твоей все в порядке с руками. Да и, чего греха таить, вид с моих обычных локаций поприятней будет, когда она кухарит. Да и куда тебе мужику крем, пацаны неправильно поймут ведь. Ну, наконец-то, блин. Предрекаю этому мясу оказаться в мусоропроводе. И маечку свою заодно туда же отправь. Моя этикетка, и та получше выглядит.
— А, че это он сегодня за повара?
— Я его вообще первый раз на кухне вижу. Солонка ты как, братан?
— Фуух, повареха из него никакой. Мне кажется, что после такой тряски я уже не приду в норму. Ощущение, что похудел на пару килограмм.
— В тебе всего-то 250 грамм.
— Вот только давай к словам не придирайся, перец.
— А ты прекращай ныть. Мне голову по несколько раз сворачивают, чтобы попользоваться. Я не реву же.
— Ты следующий, мужик. Хорошо, что ему для ужина сахар не нужен. Я бы не пережила.
— А то ты сильно напрягаешься. В тебя ложку опустят и достанут. Плохо, когда ложка мокрая, но жить можно.
— Ненавижу мокрые ложки.
— О, за мной тянется. До встрече на той стороне, друзья.
— Заставь чихать этого криворукого, перчина.
— Я все поняла. У них сегодня романтический ужин. Свечи, вино, скатерть новая. Смотри как он паникует, спешит, наверное.
— От вина бы я и сам не отказался. Сахарница, а у тебя был когда-нибудь романтический ужин? А, что это я. Ты ж древняя и страшная. Не бери в голову.
— Солонка, да ты романтик. Перец вернулся. Ну че, как?
— Он псих. Ну или с индийскими корнями.
— Так, все заткнулись, кто-то пришел. Сейчас поржем. А стол миленько так выглядит. Респект.
— Хорошо, что он идиот, не убрал нас в шкафчик, а то сейчас бы опять слушали тупые истории солонки. Древняя, поддержи меня.
— И ты туда же. В современных магазинах не осталось нормальных мужиков что ли?
— Не обижайся, милая, мы тебя любим.
— Да, сахарница. Ты и с морщинами ничего такая.
— Стойте, стойте. Ей походу нравится его стряпня.
— Гонишь.
— Меня сейчас стошнит.
— Может вино перебивает вкус?
— Мальчики, может он просто хорошо готовит, а вы нытики?
— Молчи, женщина. Самое интересное начинается.
— О нет, пускай ее блузка на меня прилетит и закроет этот ужас. На пол, да? Ну что ж, кому какое дело до старой сахарницы. Никто не щадит ее чувства. А вот белье классное. Women Secret, подруга?
— Если б он не раздевался сам, было бы круто.
— Такого счастья нам увидеть не дано. В принципе итак норм. Старайся не смотреть на него.
— Он стоит ко мне спиной, голый и закрывает деваху. Куда ты предлагаешь мне смотреть?
— Вы ужасны, мальчики.
— Эй, эй нет, только не нас. Кинь на пол, как блузку. Ну, зачем нам ее лифчик. Ты издеваешься? Ай, блин. Обломалось кино.
— Отлично, теперь я не вижу этот треш. Мальчики, вы как там?
— Заткнись, старуха.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 66

Поцелованный Богом

В детской было светло и тихо, лишь старые часы на стене тихонько ворчали на солнечный луч, который светил им прямо на циферблат:
— Тик-так, тик-так, не мешай нам, пожалуйста, отсчитывать время, ведь оно не должно ни на секунду останавливаться, иначе начнется путаница и неразбериха в мире.
И солнечный луч переместился на кроватку, в которой спал маленький мальчик, месяца от роду. Ребенок тихонько посапывал, и солнечный луч нежно гладил маленькое личико и золотистые волосы, улыбаясь ему.
Вдруг в тишине комнаты раздался голос, который принадлежал вазе с цветами:
— Скоро, совсем скоро крестины у нашего малыша. Надо что-то ему подарить. Я подарю ему цветы, пусть, когда он будет смотреть на них, радуются его глазки.
— Да, действительно, нужно что-то подарить младенцу, он у нас такой солнечный, такой хорошенький, — сказало зеркало. — Пусть будет он пригожим, а уж я подарю ему самое красивое отражение!
— Что толку в красоте тела без красоты души? — произнесла книжная полка. — Пусть берет все мои книги, они откроют перед ним удивительный мир знаний и сделают его душу прекрасной и щедрой.
— А когда мальчуган подрастет и научится ходить, — сказала коробка с игрушками, — я подарю ему все свое содержимое, и никогда не будет ему скучно.
— А я, — произнес глобус, — подарю ему дальние страны, и узнает мальчик, как много на свете разных рек и городов.
— Мы научим его считать, — сказали счеты.
— А я — писать, — сказало перо.
— А я, — мечтательно произнесло бабушкино пианино, — подарю ему множество звуков, ведь не бывает прекрасной души, если не соприкоснется она с Музыкой…
— Ваши подарки, друзья, хороши и благородны, — сказала штопальная игла, которая невесть как оказалась на комоде, — однако, не смотря на то, что я — девица из простых, тоже хочу что-нибудь да подарить этому ребенку. И поэтому я его — уколю. И пусть укол мой будет самым маленьким страданием для мальчика.
— Как уколешь? — вскричала ваза, — ведь ему будет больно!
— Вот негодница! — воскликнула коробка с игрушками. — Я всегда знала, что не следует доверять простолюдинам.
— Убирайся-ка ты отсюда, — закричало перо, — а не то я само тебя… уколю!
Тут в детской начался такой шум и гам, что иголке ничего не оставалось, как провалиться сквозь землю, что она и сделала, да только попала не сквозь землю, а осталась тихо лежать, застряв в щелях паркета.
Солнечный луч тихонько улыбался этому шуму, он любил всех: вазу с цветами, зеркало, глобус, пианино… Мягко касался он предметов, тихонько целуя и согревая их своим теплом и ни с кем не споря, а потом снова вернулся к кроватке с младенцем, нежно баюкая спящего мальчика. Ведь то не луч был, а ангел, которого послал на землю сам Господь Бог, чтобы хранить малыша. И знал ангел о том, что не может быть прекрасной душа, познав лишь радости…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 67

Рукавички

Связала мама для Маши рукавички: красивые — ярко-красные, как грудка у снегиря. А уж какие тёплые! Маша сразу же их надела и побежала гулять во двор. А собака Тузик — за ней.
Снега во дворе было много, и Маша решила слепить Снеговика. Тузик помогал Маше лепить, подталкивая носом снег к девочке. Наконец Снеговик был готов: глаза и рот ему Маша сделала из угольков, носом стала большая морковка, которую девочка принесла из дома. Вместо шапки на голову Снеговика Маша надела ведро, в руки дала старую метёлку, а чтобы снеговик не мёрз, повязала ему на шею старый шарфик.
Заигралась на улице Маша, забегалась, сняла рукавички и оставила их во дворе. И, когда мама позвала Машу обедать, они так и остались лежать на снегу.
А на старом дереве во дворе у Маши жила вредная Ворона. Ей очень не понравилось, что Маша слепила Снеговика. « — Ишь, ты, слепила вот…. Сейчас начнут дети прибегать из других дворов, начнется шум и гам!» — думала вредная птица.
Зато Машины рукавички Вороне очень понравились. И решила она их стащить. Подлетела к рукавичкам, схватила их и унесла к себе на дерево.
Дома мама спрашивает у Маши:
— А где рукавички, доченька?
Вспомнила Маша, что оставила рукавички во дворе, бросилась их искать, но, конечно же, не нашла. Вредная Ворона каркала с дерева:
— Так тебе и надо, Карррр! РРРРастяпа!
Тузик лаял и бросался на дерево, он знал, кто похитил рукавички. Но Маша не понимала Тузика, и грустная, пошла домой.
Наступил вечер, а за ним пришла ночь. Долго ворочалась Маша в своей постельке, всё не могла заснуть: было жаль ей красивых рукавичек, но, наконец, уснула…
Тихо скрипнула дверь на улицу, это Тузик, верный друг, выбежал во двор.
— Снеговик, Снеговик, — сказал он,— Ворона утащила Машины рукавички. Давай заберём их у неё.— Сам-то я маленький, мне до дерева не дотянуться, а у тебя метла есть.
— Конечно, я с радостью помогу Маше! Она так старалась, когда лепила меня. — Ответил Снеговик.
Подошли они к дереву. Стал Тузик лаять:
— Ворона, Ворона, отдавай рукавички!
А Врона смеётся:
— Каррр,каррр! — нечего быть такой ррррастяпой, ни за что не отдам ррррукавички!
— Как тебе не стыдно, — сказал Снеговик, — нехорошо чужое брать.
— Было ваше, стало наше!— ответила Ворона.— Не отдам!
Тут Снеговик взял метлу, да по дереву кааааак стукнет, только хлопья снега посыпались. А Тузик громко лаял.
Испугалась Ворона, закаркала испуганно:
— Каррр!Карррр,! Да отдам я ваши рукавички, не ломайте только дерево. И бросила рукавички на землю.
Взял Снеговик рукавички и пошли они с Тузиком к дому, где Маша жила. И вдруг слышат, — ворона плачет:
— Каррр! Каррр! Мне холодно зимой, я хотела носить эти рукавички, чтобы не замерзнуть….
Снял Снеговик с себя шарфик и протянул Вороне:
— Держи шарфик, он очень тёплый. Мне он не нужен, я ведь из снега. Носи с удовольствием!
Стыдно стало Вороне, и она ответила:
— Спасибо тебе, Снеговик, прости меня…
Утром проснулась Маша. Позавтракала и пошла на улицу. Вышла на крылечко, в там — рукавички: красивые, ярко-красные, как грудка у снегиря. Очень обрадовалась девочка и спрашивает у Тузика:
— Ты не знаешь ли, Тузик, кто нашёл мои рукавички?
Тузик только хвостиком завилял, — он знал кто, только сказать не мог.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 68

Жанна
Они были дружны с детства. Сын башмачника и дочь портного, дети одинаково бедных родителей и сами были похожи — оба с разбитыми коленками, темноглазые и темноволосые, только у девчушки волосы были длиннее и заплетены в косички. И даже имена у них были одинаковыми: мальчика звали Жан, а девочку — Жанна. Родители не могли нарадоваться на ребят: в школе и на прогулке, в беде и радости Жан и Жанна были неразлучны. Местные кумушки судачили:
— Вот уж пара так пара, голь перекатная, а с детства хвостом друг за другом.
— Тили-тили-тесто, жених и невеста! — кричали ребятишки им вслед...
Городок, в котором жили дети, находился близ моря, и мальчик с девочкой в свободное время частенько прибегали на пристань, чтобы полюбоваться большими кораблями, которые приплывали в порт.
— Знаешь, Жанна, я мечтаю о том, чтобы стать капитаном корабля, — говорил Жан. — Мечтаю увидеть дальние страны и узнать, далеко ли простирается синее море. И обо всем увиденном я буду рассказывать тебе.
Жанна лишь улыбалась словам своего друга. О чем мечтала девочка, можно было догадаться, глядя на улыбку, с которой смотрела она на Жана.
Быстро промчались школьные годы. Дети выросли. Жан стал красивым юношей, на которого заглядывались местные красавицы. Жанна превратилась в очаровательную девушку. Жан окончил мореходное училище и уже был молодым капитаном, Жанна стала искусной портнихой.
— Вот, Жанна, — сказал как-то вечером Жан. — Наш корабль послезавтра уходит в плавание. В далекую богатую страну. Вернусь я, и можно будет свадьбу играть. Ведь ты выйдешь за меня, ты согласишься стать моей женой?
— О, да, мой дорогой, конечно, да, — прошептала девушка. — Вот только тяжело у меня на сердце, кажется, будто камень тяжелый его придавил….
— Не волнуйся, родная, я вернусь через две недели, ты не печалься только. Привезу я тебе самое красивое колечко, что есть только у заморских ювелиров, самые красивые серьги!
— Ах, Жан, — сказала Жанна, — не нужно мне ничего, ни серег, ни колец. Возвращайся сам поскорее.
— Все будет хорошо, — ответил молодой человек, обнимая невесту, — а будет еще лучше после того, когда я вернусь и мы поженимся. У нас будет много-много детишек, мы построим большой дом, чтобы всем хватило в нем места, и будем жить-поживать, прямо как в сказке. Я так люблю тебя, милая Жанна!
— И я тебя, очень! — ответила Жанна. — И я буду ждать тебя, очень-очень буду ждать!
С этими словами она поцеловала Жана так нежно, как умеют целовать только влюбленные.
Наступил день, когда уплыл большой корабль в далекую заморскую страну. Долго стояла на берегу Жанна, провожая его глазами до тех пор, пока не превратился корабль в едва различимую точку, а потом пошла домой, и снова стало ей грустно.
— Мама, — сказала Жанна, — неспокойно у меня на душе, тревожно.
— Что тебя тревожит, Жанна?
— Мне кажется, что-то произойдет с Жаном, что не приедет он из далеких стран. Ах, мама, как же давит, как же давит обручем мое сердце, — заплакала девушка.
— Тихо, милая, успокойся, ну подумай сама, две недели пролетят быстро, ты и не заметишь, на корабле, кроме Жана, опытная команда и сам старый капитан. А любящее сердце всегда тревожится. Выпей-ка, доченька, воды, и скажи мне вот что: а ты подумала, какое платье будет у тебя?
— Мамочка, конечно же, подумала. Оно будет белым, как гребешки волн, струящимся, как южный ветер, я разошью его сияющим жемчугом, таким же ярким, как ночные звезды. И еще мне хотелось бы, чтобы в волосы мои ты вплела белые ленты и чтобы свадебный букет состоял из маленьких роз, которые растут у нас во дворе.
— Ну, дочка, тогда начинай шить, а я помогу тебе. А что касается роз, то их будет вдосталь — розовый куст уродился нынче нам на радость.
Принялась Жанна за работу. Дни и ночи она шила платье, и вышло оно таким красивым, что и глаз не отвести. Еще краше, чем и сама Жанна предполагала.
— Ох, какая же ты красивая, доченька! — сказали родители Жанны, когда она примерила платье. — Вот обрадуется Жан, когда увидит тебя!

В ночь перед приездом Жана разразилась страшная буря. Волны с ревом разбивались о брег. Выл ветер, сверкали молнии, и казалось, что мир вот-вот расколется надвое. Беспокойно во сне металась Жанна, шепча имя возлюбленного. К утру все стихло. И лишь солнце поднялось над горизонтом, выбежала Жанна встречать корабль. Но тихо было на пристани. Не пришел корабль, не пришел ни днем, ни вечером. Горько плакала Жанна, заламывая руки и глядя вдаль, пока родные не увели ее домой. На другой день повторилось то же самое. Не пришел корабль и на третий, и на четвертый день. А потом из-за синего моря подошли вести, что корабль, на котором плыл Жан, затонул, а сам молодой капитан и команда погибли. Почернела лицом Жанна. Перестала есть, пить и разговаривать.
Местные кумушки судачили: тронулась умом молодая портниха.
Ребятишки вслед ей кричали: «Невеста мертвеца, невеста мертвеца!»
Тревожились родители за молодую дочь.
А только никого не слышала Жанна, и каждый день ходила на пристань — ждала своего капитана.
Однажды вечером пришла Жанна на пристань, села на берег и заплакала, да так горько, затихли даже чайки, летавшие над водой в поисках улова.
— Я ненавижу тебя, море, ненавижу! — сквозь слезы выкрикнула Жанна. — Ты забрало у меня самое дорогое — мою любовь, моего Жана!
И вдруг раздался тихий всплеск, и волной выбросило к ногам Жанны мелкие ракушки. Раздался тихий шелест-голос:
— Я? Я забрало? Ха-ха-ха, женщина, неужели ты полагаешь, что можно забрать то, что тебе не принадлежит, то, чем ты никогда не владела?
— Кто здесь? Кто ты? — вскричала Жанна.
— Я — Море, — вновь раздался тихий шелест. — Решило узнать, кто каждый день плачет и добавляет соль в мои и без того соленые воды, кто плачет так горько, что слышно даже во дворце у Морского царя.
— Так отдай мне моего Жана! — закричала девушка. — Отдай ты, гнусный вор, похититель чужих женихов!
— Я вновь говорю тебе, женщина, не я забрало его, не я. Не тебе он принадлежит, и не мне. Ты, конечно, можешь просить там, наверху, но даже там едва ли тебя услышат. Это — Судьба, дитя мое, не подвластно людям, ни даже Морям переписывать ее книг….. А впрочем, раз ты так настаиваешь, давай поиграем: что готова ты отдать за него?
— Да все, что угодно!
— Отдашь ли ты мне свое красивое подвенечное платье? Свои белоснежные ленты?
— Бери, бери все, что хочешь, бери мое платье, ленты, бери мои волосы и мои глаза, лишь верни мне его!
— А жизнь, жизнь свою отдашь? — мурлыкало-шелестело Море. — Готова ли ты умереть ради того, кого так любишь?
— Все, что угодно, — прошептала Жанна, — все, что попросишь…
— Да, — произнесло Море, — вечная беда с этими влюбленными женщинами. Жанна, дитя мое, неужели ты полагаешь, что мне нужны платья? Твои волосы и ленты мне тоже без надобности, хватает у меня водорослей. На дне моем полно разных драгоценных камней, безусловно, твои глаза ярче их во сто крат, но они хороши на твоем лице, а не в морской пучине. И жизнь твоя — мне без надобности.
— Что же ты хочешь, что я могу еще отдать?
— Ничего, Жанна, ничего ты не можешь мне отдать, да и не приму я столь щедрые дары. Но, Жанна, у меня есть кое-что для тебя, кое-что, что по праву принадлежит тебе. Смотри! — и волной выбросило к ногам девушки какой-то предмет, покрытый водорослями. — Смотри, Жанна, — сказало Море, — это кольцо. То кольцо, что вез тебе Жан, и оно — твое. Возьми его и носи. Помни Жана, помни о вашей любви, но не страдай, не нужно этого. Минует срок, который очерчен Судьбой, и ты будешь счастлива. Живи, Жанна, живи, вдыхай аромат теплого ветра, ароматных роз, слушай пение птиц, но оставь прошлое там, где ему и положено быть, — в воспоминаниях. А мне — пора. И не приходи больше сюда, ибо не воскресишь мертвых слезами, даже прекрасными, как утренняя роса, — ласково шелестело Море.
— Живи, — нежно шептало оно, — ускользая легкой волной…

До самого утра просидела Жанна на морском берегу. Утром, тихая и молчаливая, шла она в город, бережно прижимая к груди кольцо…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 69

Дэтэктыў Baвёрчык

Аднойчы ранкам жоўтая мыш Іхка сядзела на кухні, паглядала ў вакно, за якім падаў снег, і снедала кашай. Чамусьці не было апетыту, таму перад кожнай лыжкай яна падбадзёрвала сябе словамі «за маму», «за тату», «за дзядзьку Міколу», «за тое, каб французскі сыр у краму завезлі», «за хвост»… Тут мыш задумалася над тым, за што яшчэ можна з’есці лыжку кашы, і крыху пасядзела над талеркай, падпёршы твар лапай, павадзіла ў кашы пальцам, малюючы на яе паверхні колы. «За новую нару трэба з’есці», − прамармытала мыш і толькі паспела зачарпнуць кашы, як пазванілі ў дзверы.
Мыш здзіўлена − бо нікога не чакала раніцай у нядзелю − злезла з зэдліка і пайшла адчыняць. На парозе стаяў высокі чалавек у доўгім шэрым (мышынага колеру − падумала Іхка) паліто і капелюшы. Твар незнаёмца быў закрыты паласатым шалікам.
− Добры дзень, я дэтэктыў Маёр Baвёрчык, − адрэкамендаваўся госць. − Маёр − гэта імя. Дазвольце ўвайсці.
− Добры дзень. Праходзьце, дэтэктыў, − ветліва сказала Іхка. Яна пачувалася ўпэўнена, бо ведала, што нічога проціпраўнага не рабіла, і яе разбірала цікавасць, дзеля чаго завітаў такі дзіўны госць.
Мыш запрасіла яго на кухню і прапанавала зэдлік. Сама села з супрацьлеглага канца стала.
− Можа быць, кашы, гарбаты? − мыш пасунула дэтэктыву сваю талерку і кубак чорнай гарбаты з цукрам. − Кашу я ела, але гарбату яшчэ не піла.
− Дзякуй, не. Я на заданні.
Дэтэктыў зняў капялюш і паклаў яго на стол. Шалік ён не стаў здымаць, таму былі бачныя толькі ягоныя пільныя вочы і ўскалмачаная саламяная макаўка.
− Справа ў тым, што здарылася загадкавае злачынства, і я праводжу яго таямнічае расследаванне.
− Ого! Сапраўднае злачынства?! − здзівілася Іхка.
− Так, вы нічога пра яго не ведаеце?
− Ммм… − Іхка наморшчыла лоб. Што з вядомага ёй магло мець дачыненне да злачынства?..
− Штосьці адметнае, незвычайнае, тое, што вас здзівіла. Не заўважалі апошнім часам чаго-небудзь такога?
Тут Іхка ўзрадавана ўскочыла з зэдліка, бо згадала, што бачыла незвычайнае!
− Валянцін Пятровіч з кватэры насупраць учора ўвечары пайшоў у краму па хлеб у цешчыным парыку! Ён кепска бачыць, а акуляры не носіць − вось і пераблытаў парык са сваёй зімовай шапкай!
− Ага, − Baвёрчык выцягнуў з кішэні нататнік і асадку і запісаў сведчанні. − Што-небудзь яшчэ?
Іхка ўзялася лапамі за галаву, спрабуючы прыгадаць што-небудзь яшчэ.
− Так, сёння зранку я знайшла ў шуфлядзе толькі адну шкарпэтку, хаця дакладна памятаю, што клала туды дзве. Потым я рабіла зарадку, і калі круціла хула-хуп, ён упаў! − Мыш узялася за кубак з гарбатай і прысёрбнула. − А звычайна не падае! − Тут яна эмацыйна грукнула кубкам па паверхні стала так, што гарбата крыху расплёскалася.
Дэтэктыў, які падрабязна запісваў усё ў нататнік, спыніўся і агледзеў кухню:
− Дарэчы, вось гэта выпадкова, не тая шкарпэтка, якую вы згубілі?
Bавёрчык паказаў на маленькую чырвоную шкарпэтку, якая вісела на столі, зачапіўшыся за лямпу.
− Тая! − узрадавалася Іхка і папрасіла выкрасліць з яе паказанняў пункт пра шкарпэтку.
− Ну, вось і ўсё. − Дэтэктыў Bавёрчык узняўся і надзеў капялюш. − Як бачыце, я не адняў у вас шмат часу.
− Спадзяюся, дапамагла, − шырока ўсміхнулася мыш.
− Вельмі, вельмі дапамаглі. Думаю, я ўжо ў кроку ад раскрыцця таямніцы загадкавага злачынства. Мяркую, яно раскрыецца не пазней…− тут Bавёрчык зірнуў на наручны гадзіннік. − …як хвілін праз дваццаць. Але калі згадаеце яшчэ нешта, абавязкова мне пазваніце.
Перад тым, як пайсці, дэтэктыў працягнуў Іхцы прыгожую візітоўку. Мыш паглядзела на яе з розных бакоў: з аднаго боку карткі былі каардынаты Маёра Вавёрчыка, з другога − ягоны партрэт з люлькай. На прасвет на візітоўцы выяўляўся арэх.
− І ўсё-ткі я таксама хачу падарыць вам што-небудзь на памяць. − Мыш дала нырца ў лядоўню і, пакорпаўшыся хвіліну, вынырнула адтуль са свежым гурком. − Вось, вазміце з сабой гурок. Я тут толькі крышку адкусіла збоку, але гэта зусім не заўважна, бачыце?
− Добра, гурок вазьму. Я, па-праўдзе, сёння яшчэ не снедаў. − Дэтэктыў паклаў падарунак у адну са шматлікіх унутраных кішэняў паліто. − Халодненькі!
Мыш заўважыла, што ў кішэнях ужо ляжалі шакаладка, пакет смятаны і сухарык, і падумала, што дэтэктыў апытаў яшчэ кагосьці з яе суседзяў.
Калі дзверы за госцем зачыніліся, Іхка пабегла да акна і, прыціснуўшы нос да шкла, глядзела, як Bавёрчык выйшаў з пад’езда і спрактыкаваным зайцам, блытаючы сляды, каб за ім ніхто не прычапіўся, крыху праскакаў па снезе ў бок парку, потым ён скочыў на дарогу і, трымаючыся годна, пакрочыў да аўтобуснага прыпынку.
− Самы сапраўдны дэтэктыў, як у кіно. Прафесіянал! − захоплена падумала мыш. − Усё-ткі добра, што я такая назіральная. Не кожны можа дапамагчы раскрыць сапраўднае загадкавае злачынства.
Вядома, ёй хацелася паглядзець, як праз дваццаць хвілін яно раскрыецца (тут ёй чамусьці бачыўся расколаты дэтэктывам арэх), але Bавёрчык быў ужо далёка, а на стале чакала недаедзеная каша.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 70

Росны луг

Гэтая гiсторыя адбылася даýно, на зямлi, што асвенчана белымi крыламi туманоý, спавiта блакiтнай роспаччу рэк i абнесена зялёнай смугою лясоý i палёý. Жыý на ёй народ працавiты, ды руплiвы, было шмат усяго, акрамя простага шчасця i волi… Людзi спраýна працавалi, не шкадуючы сябе, але усё што мелi: скрынку малака, ламоць хлеба, дах над галавой i ноч на адпачынак.
Кiраваý усiмi князь са сваёй дружынай, не шкадаваý ён нiкога i жыý у сваю лагоду, марачы аб яшчэ большым багаццi i вечным жыццi… Звалi яго Войшалк, у народзе клiкалi таксама змрочны цi сярдзiты. Ён пачаý княжыць пасля раптоунай смерцi свайго бацькi, калi яе можна назваць раптоýнай, - падчас палявання, на князя напаý чорны, як смоль ваýкалак, адкуль ён патрапiý у тутэйшыя мясцiны дагэтуль дакладна невядома...
Быý у Войшалка родны брат - малодзенькi хлапец з блакiтнымi бы васiлькi вачамi. Добры, сумленны, не тое, што яго старэёшы брат, звалi яго Полюш. З маленства Полюш любiý штодня хадзiць па палях ды лясах, старых капiшчах, назiраць за рознымi жывёламi i птушкамi, пакуль не патрапiý на надзел суседняга князя, дзе сустрэý дзяýчыну, якая назаýсёды змянiла яго далейшы лёс…
Звалi яе Дзеванай… Статная, прыгожая, нiбы промень сонца сярод змрочных ценяý хмарнага неба… Яна захапiла ý палон, здаецца соннае i кволае дагэтуль сэрца юнака, падараваýшы надзею на сапраýднае i вялiкае шчасце, сарамлiваю ýсмешкай. Прымусiла яго сэрца бiцца яшчэ шпарчэй, яшчэ хутчэй усё больш i больш, з кожнай хвiлiнай, ды так, што перакрывала дых i ýсё навокал губляла ýсялякi сэнс i страчвала сваё багацце…
Але не ведаý Полюш, што Войшалк ужо не адзiн год марыý пра суседняе княства i шлюб з Дзеванай, перашкодай быý толькi яе бацька, якi не жадаý выдаваць дачку супраць яе волi. Гэтыя абставiны прымусiлi Войшалка шукаць дапамогi ý ведзьмака, якi адчынiý таямнiцы чорнага свету i дараваý мажлiвасць ператварацца ý ваýкалака. Усё б было добра, ды неяк не мог ваýкалак дапамагчы Войшалку, патрэбна была больш велiзарная моца, каб захапiць усё суседняе княства, забiць бацьку Дзеваны i ажанiцца на ёй… Вядзьмак ведаý, дзе захована такая моца – у посаху уладара лясоý, але яго сможа дабыць толькi чысты i шчыры душой чалавек, якi зможа ýсе выпрабаваннi, бо посах той ляжыць на камянi, сярод роснага луга з сляпой травой, чалавек ,на вопрадку цi скуру якога патрапiць раса, назаýсёды згубiць свой зрок i памяць…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

...
Працяг "Росны луг"

Доýга думаý Войшалк як дабыць посах, многа чалавек з яго дружыны асляпiý чароýны луг, пакуль не здарылася наступнае….
Прыйшоý да брата Полюш i папрасiý дазволу ажанiцца з Дзеванай. Войшалк быý збянтэжан нахабствам брата, але праз пэýную хвiлiну, нечакана, даý сгоду i сказаý, что патрэбна некалькi дзён каб вырашыть гэтую справу…
Праз хвiлiну ýзрушанны пачуццямi Полюш iмчаý да сваёй любай…
Быý цiхi i самотны надвячорак, сонейка ласкава ласчыла твар i сагравала спелыя думкi марамi аб шыкоýнай будучынi побач з Дзеванай. Але раптам, пасяредзiне ляснога шляха, з´явiýся чорны, страшэнны ваýкалак, як сталь ззялi яго доýгiя i сагнутыя когцi, пенай звiсалi слюнi з шэрай абрыдлай пасцi, чырвоным полымем гарэлi вылiзныя вочы, чорным адлiвам блiшчала шэрсць… Адзiным рухам збiý ваýалак Полюша з каня i з дзiкiм крыкам пачаý разрываць збянтэжанную жывёлу на часткi… Прыйшоýшы ý сябе Полюш пабег падалей ад гэтага месца, неперад, куды глядзелi вочы… Праз некалькi гадзiн ён даброý да той паляны, дзе яго звычайна чакала Дзевана…
Але што гэта? Усе iмхi i зямля на паляне ýзняты, нiбыта парылася тут сотня дзiкоý, кара з дрэý знята кагцямi, i самае неверагоднае - хустка i сукенка Дзеваны ляжалi на глебе, стаптанай слядамi нейкай даволi буйнай жывёлы… Шалёны крык выскачыý з грудзей Полюша i ускалыхнуý паветра, ён зразумеý, што не ён быý патрэбен ваýкалаку, а яго любая Дзевана.
На ýзыходзе сонца Полюш стаяý ля пакояý брата, сцiскаючы вусны i сэрца ад болю i жалю, i немажлiвасцi что-небудь зрабiць…
Войшалк выслухаý распавед брата, выказаý здзiýленне нечаканым вяртаннем ваýкалака, загадаý склiкаць дружыну i схапiць няведамага звера. Так праýшоý дзень, другi, тыдзень, а неякiх звестак не было чуваць…
Полюш у роспачы блукаý па аколяшнiх лясах ды палях, стамлёны, спынiýся на беразе ракi, навязаý каня да дрэва, прысеý i пачаý думаць, куды б яшчэ мог падзецца страшенны ваýкалак, дзе яго можна шукаць i чым ён так пакрыýдзiý лёс, што за яго пакутвае яго адзiнае светлае i чыстае шчасце на зямлi…
Раптам на беразе з´явiýся стары знямоглы дзед, у чорнай вопрадке, з вялiзнай кручонай шэрай барадой i празрыста белымi вачамi без зрэнак, ад якiх так i веяла холадам i жахам…
- Чаго сядзiш юнак? – спытаý стары дрыготкiм, сiплым голасам.
- Адкуль ты ýзяýся тут дед? – са здзiýленнем спытаý Полюш.
- Чуý пра твоё гора, вось i прыйшоý…
- Ты штосьцi ведаешь? Скажы, малю!
- Нешта i ведаю, дай грошык, раскажу…
- Вось, на, а…. Бяры яшчэ… Толькi не маýчы!
- Добра, добра… Вось слухай… Тый, хто забраý тваю кахану - няпросты звер! Нязмоч яго мячом каваным, нiчым, амаль нiчым… Але ёсць посах з моцай незлiчонай, прад iм ён будзе служнiкам тваiм! Той посах ускладзены на камянi сярод лугу з сляпой травой, як зможах ты дастань яго, цi станеш кволы галавой. Той луг за сёмым лесам, за полем шостым паýстае ý начы, калi блiшчаць маланкаю нябёсныя вагнi… Цяпер бывай! – апошнiя словы дзеда падхапiла рэха, якоепранiзала Полюша наскрозь, калi ён страпянуýся, дзеда побач ужо не было…
- Куды, дзед, ты дзе? Як жа яго здабыць, посах гэты? – крыкнуý Полюш, але але гэта ýжо было дарэмна.
-Ну вось… прам казка… Ну хто рабiць… патрэбен посах, яго мне i дабыць! – узрушаны юнак скочыý на каня i падаýся ý бок вёскi за правiянтам…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

Працяг "Росны луг"

Тым часам у падзямеллях замка Войшалк размаýляý з Дзеванай…
- Яшчэ крыху часу i я буду адзiным уладаром усiх тутэйшых зямель! А ты будзешь маёй жонкай! – велiчава i ганарыста мовiý Войшалк.
- Мой бацька i Полюш нiколi не дазволяць табе гэта зрабiць! Нiколi! Чуешь, нiколi! – з нянавiсцю крыкнула Дзевана.
- Прымi як ёсць мае словы… Твой бацька i Полюш хутка будуць забiты, як толькi я стану ýладаром посаха! А зараз рыхтуйся да шлюбу! Гэй, дзе швачка хутчэй яе сюды! – загадаý Войшалк стражнiкам.
- Нiколi, нiколi! – са слязьмi на вачах крычала Дзевана.
- I яшчэ, закуйце яе ý цэпы, каб ненарок з сабой чаго не зрабiла! – зачыняючы дзверы прыказаý Войшалк.
Полюш прыспорыýшы каня, iмчаý да роснага луга, адзiн, насустрач невядомаму, з вялiкiм жаданнем, дабыць посах i выратаваць сваю каханую з лап страшэннага ваýкалака.
Гнаý каня увесь дзень, ноч i наступны дзень, але ý надвячорак спынiýся ý лесе на адпачынак… Хуткi сон змарыý юнака i снiлася яму каханая Дзевана… Тым часам, у замку Войшалка, закованая ý цэпы Дзевана чакала выратавання i хоць якой-небудзь вестачкi ад Полюша…
Зорачка светлая, цiха на захадзе
Шчыра пiльнуе ваконца маё.
Дзеýчына белая, хмарна пад заценем,
Хлопча чакаецца, быццам бы днём…

Зорачка светлая, зорачка дальняя,
Колькi чакаешь жа ты?
Зорачка мiлая, зорачка вольная,
Дзе мой каханы скажы?

Колькi кахацi, колькi клiкацi,
Колькi надзеяю жыць?
Колькi жадацi, колькi чакацi,
Як далей жа мне быць?

Дарэмна ганьбiшся, дарэмна клонiшся,
Ты толькi пачынаешь жыць!
Твой скарб не згубiца, твой скарб не страцiцца,
З iм будзеш хутка гаманiць…

Нечакана сон Полюша абарваý крык птушкi, ускочыýшы з зямлi ён пабег насустрач крыку. У хмызняку бiлася крыламi, жадаючы паляцець, велiзарная прыгожая белая птушка, такой раней Полюш нiколi не бачыý. Заýважыýы Полюша, птушка яшчэ хутчэй пачала махать крыламi, але ýзняцца ý паветра так i не здолела. Полюш падыйшоý да знясiленай птушкi i заýважыý дзiду, якая тырчэла ý яе з крыла. Шпаркiм рухам ён выняý дзiду, з раны палiлася кроý, ён хутка зняý спаднiцу i разарваýшы, пераматаý рану. Птушка супакоiлася, узнялася на лапы, злажыла крылы i глядзела на Полюша. Полюш пагладзiý яе па шыi , падыйшоý да каня i паскочыý далей…
Тым часам, па кроках Полюша, iмчаý вялiзны чорны ваýкалак, без перапынку, ламаючы вецце, уздымаючы пасмы iмхоý i пылу…
Яшчэ праз тры днi Полюш апынуýся перад росным лугам з сляпой травой, гэта быý велiарны луг, пасярод лесу, раса на iм не знiкала целы дзень. Абыйшоýшы яго некалькi разоý Полюш сеý у роспачы на вялiзны пень, як прайсцi праз яго ён не ведаý.
Дзень паволi сыходзiý у прысак надвячорка, а Полюш усё неяк не здолеý знайсцi выйсця…
Раптам за яго плячыма пачулiся кволыя крокi, Полюш хутка павярнуýся. Прад iм стаяý маленькi згорблены дзед у чыстай белай вопрадке з сiвой доýгай барадой, блакiтна-шэрымi вачыма i падвязанай правай рукой.
- Добры вечар! – прамовiý Полюш.
- I табе добры, хлопец! – адказаý дзед. - Чаго сядзiшь, чакаешь нешта?
- Чакаю, ды толькi ня ведаю чаго… - развёýшы рукi сказаý Полюш.
- Даýно я тут нiкога не бачыý, якая патрэба прывяла цябе сюды?
Полюш расказаý дзеду пра сваё гора. Дзед паслухаý, усмiхнуýся i прамовiý:
- Ты думаешь калi ты пройдзешь росны луг посах бедзе тваiм? Безумоýна не… Трэба яшчэ атрымаць дазвол ва ýладара лесу…
- А дзе яго знайсцi i як прайсцi гэты луг?
- Складанае пытанне… А што ты будзешь рабiць з посахам, калi вызвалiшь сваю каханую?
- Ён мне больш будзе не патрэбны, аддам уладару…
- Няýжо? З iм ты можаш быть уладаром свету, табе гата не патрэбна?
- Не, мне патрэбна толькi мая каханая Дзевана…
- Першы раз бачу такого безкарыслiвага хлопца… Але мне патрэбна ýжо iсцi, параю адно -заставацца тут, апоýначы што-небудь да будзе…
- Вялiкi дзякуй, мне без посаха няма куды больш iсцi…
Дзед скрыýся сярод iглiстых галiн, а Полюш сядзеý i чакаý ночы…
Непадалёк ужо за iм назiраý Войшалк, каб як толькi Полюш возьме посах, забраць яго i здзейснiць даýно жаданае.
Праз пэýны час, на небе пачалi ýзнiкаць першыя срэбныя агенчыкi зорак i спакваля праявiýся вялiзны поýны месяц, птушкi змоýклi i толькi пасмы дрэваý гаманiлi мiж сабой, хiстаючыся ад подыхаý свавольнiка ветра.
Полюш глядзеý на луг, але раса неяк не сыходiла, а наадварот яшчэ больш блiшчала ад света зор i месяца, i здавалася, нiчога не атрымаецца, не зможа ён дабыць чароýны посах…
Пад шэпт ветру Полюш не адразу пачуý узмахi крылаý велiзарнай птушкi, да, менавiта той, з перавязаным iм крылом… Птушка зрабiла некалькi вiражоý над росным лугам, схапiла юнака i ýзняла ý паветра, данесла да центра луга, дзе ляжаý вялiзны белы камень i паволi спусцiла на дол…
Узрушаны Полюш стаяý перад камянём i глядзеý услед адлятаючай птушке, пакуль тая не знiкла за лесам i крычаý:
- Дзякуй, дзякуй вольны птах!
Потым Полюшь абыйшоý камень з усiх бакоý, але неякага посаха нiдзе не было…
- Няýжо падманулi, няýжо хтосьцi мяне апярэдзiý? – крычаý ён з усёй моцы, стаýшы на каленi. -Няýжо нiколi я не ýбачу сваю Дзевану? Хто мне адкажа, за што мне ýсё гэта?
- Мабыць я змагу адказаць?
Полюш замаýчаý… Узняýся з кален i павярнуýся…
На камянi стаяý учорашнi дзед з перамотаннай рукой i трымаý, здаецца залаты асляпляльна жоýты посах, упрыгожаны рознымi перапляценнямi i рознакаляровымi камянямi.
- Ну вось ён твой, трымай, валодай iм сумленна, толькi дзеля дабра!
- Так вось ты якi, уладар лесу! Дзякуй, дзякуй табе! Я зразумеý - толькi дзеля дабра!
Як толькi Полюш узяý у рукi посах, дзед раптоýна знiк,… Сярод роснага луга блiскнула маланка i пачуýся гром, потым з´явiлася сцяжынка аж да самага леса.
Нечакана на другiм яе канцы з´явiýся брат Полюша – Войшалк.
- Я гляджу ты здолеý гэта зрабiць! – мовiý сцiскаючы зубы Войшалк.
- Ты адкуль тут браце? – здзiýлённа сказаý Полюш
- Да так, вырашыý табе дапамагчы…
- Дапамагчы? Здаецца я нiкому не гаварыý, што збiраюся сюды…
- Пустое гэта усё, дай мне посах i пойдзем разам!
- Не магу браце, ён мне патрэбен, как вызвалiць Дзевану!
- Ужо не патрэбен, я вызвалiý яе, яна ý маiм замку, чакае цябе, - працягваючы рукi з нецярпленнем сказаý Войшалк. - Давай жа мне посах!
- Не веру, я табе браце! Неяк нельга перамагчы лютага ваýкалака без гэтага посаха!
- Можна браток, можна, калi гэты ваýкалак я! – крыкнуý Войшалк i пачаý ператварацца ý ваýкалака.
Полюш прыцiснуý да сябе посах i адступiý да камяня… Раз´юшаны чорны ваýкалак падыходзiý усё блiжэй i блiжэй… Полюшь абодвума рукамi схапiýся за посах, што ёсць моцы ýдарыý iм аб глебу… Гром з маланкамi пранiзаý цёмнае начное неба, вялiзная вогненная дуга ад посаха ванзiлася ý цела ваýкалака, якi ýзняýся на заднiя лапы i з грухатам, дагары ýпаý у росны луг.
Полюш кiнуýся да брата:
- Войшалк, браце!
У росным лугу ляжаý ужо не ваýкалак, а Войшалк, паранены, жаласны, рукамi пацiраючы твар.
- Хто я, дзе я? – узняýшысь на каленi спытаý Войшалк.
- Браце, жывы, усё добра, ты побач са мной! – узрадаваýся Полюш.
- Я нiчога не бачу, дзе я?
Войшалк адняý рукi ад твара, на Полюша глядзелi, пустыя шэрыя вочы без зрэнак, з якiх лiлiся буйныя слёзы…
Праз колькi дзён, браты разам вярнулiся ý замак…
Полюш вызвалiý Дзевану i пачаý княжыць замест свайго знямоглага брата,разам з Дзеванай згуляý добрае вяселле, дараваý людзям значныя свабоды. Праз год у iх нарадзiýся хлопчык, яшчэ праз год – дзяýчынка. Яны пражылi разам доýгае i шчастлiвае жыццё. Пасля смерцi Дзеваны, Полюш пакiнуý княжыць свайго сына i падчас палявання раптам знiк, яго доýга шукалi, але так i не знайшлi не жывым не мёртвым…
Войшалк неяк не змог змiрыцца з тым, что адбылося i праз год, таксама нечакана сыйшоý з замка, людзi гаварылi, што разам з гэтым, у тутэйшых лясах, з´явiýся сляпы вядзьмак, якi лячыý людзей зёлкамi i загаворамi.
Росны луг, як i раней, блiшчаý аксамiтамi зорак, чакаючы свойго ýладара, якi праз доýгi час з´явiýся, каб назаýжды баранiць родную зямлю ад злых i падатлiых людзей. Доýгiя годы, а мабыць i вякi, сядзеý на вялiзным белым камянi старац з блакiтнымi нiбыта васiльковымi вачамi, абараняючы спакой, а над iм, у вольным небе, павольна размахваючы крыламi кружыý вялiзны белы птах…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 71

Городская фея

Не все об этом догадываются, но на свете живёт много-много фей. И все они очень добрые и красивые. Есть феи лесные. Они зажигают по вечерам светлячков, помогают подснежникам тянуться к солнцу, раскрашивают землянику в красный цвет и иногда чуть слышно подпевают птицам. Озёрные и речные феи помогают распуститься кувшинкам, кормят маленьких серебристых рыбок кусочками радуги, чтобы они становились разноцветными, штопают хрупкие крылышки стрекоз, а по вечерам они делают себе маленькие арфы с тонкими водяными струнами и играют плавные журчащие мелодии. Феи чердаков следят, чтобы старые вещи не обижались на хозяев. А садовые феи – чтобы на цветах в жаркие дни была роса. Ещё есть полевые, огородные, ветряные, снежные и другие замечательные феи. Но эта сказка о фее городской.
Маленькая Городничка очень любила своё дело. Каждое утро город здоровался с ней звоном ключей, открывающих магазины, и шарканьем метлы старого дворника, днём он беседовал с ней ласковым воркованием голубей и задорными песенками уличных музыкантов, а вечером она слушала сказки крыш и тихий храп старых водосточных труб.
Феи дружили с Городничкой, но ей казалось, что они смотрят на неё свысока. Ведь она ни разу не создала настоящего чуда. Как-то в одном зелёном дворике долго не было дождя. Старые деревья, измученные жарой, жалобно шелестели слабеющими листьями. Юная фея немедленно разыскала свою подругу Дождевичку, которая отвечала за небольшой дождик в этом дворе (она немного загулялась в пушистых облаках с другими дождевыми феями). И вскоре пошёл благодатный дождь. «Спасибо!» - шумели радостные деревья. Но Городничка только вздохнула. Ведь это был всего лишь дождик, а она хотела сотворить настоящее чудо. И разве она трудилась? Просто напомнила Дождевичке про этот дворик…
Так думала фея, прогуливаясь по уютному скверику. И тут она увидела Кота. Он был серым и совершенно обыкновенным, и Городничка могла бы не обратить на него внимания. Но Кот был очень грустным.
- Отчего ты такой грустный? – спросила фея.
- Я не смог поймать солнечного зайчика…
- Но их же почти невозможно поймать! Для этого нужно быть феей.
- Вот именно. А я простой кот. И мне не стать счастливым.
- Ну что ты! Ты же можешь греться на солнышке, гонять воробьёв, дразнить собак… Да мало ли у вас, котов, других развлечений!
- В том-то и дело. У котов много развлечений, но они мне не интересны.
- Почему?- удивилась Городничка.
- Я мечтаю играть на скрипке. И я просто уверен, что из солнечных зайчиков получатся чудесные струны. Но мне их не поймать. А другие коты только смеются надо мной.
- Не грусти, милый кот. Я что-нибудь придумаю!
Городничка полетела в тайное место, где встречаются феи, и попросила их о помощи.
Феи чердаков и чуланов нашли где-то прелестную маленькую скрипку, на которой не было струн. Феи дождя сделали маленькое облачко, которое не закрывало солнце. А феи ручейков поймали солнечных зайчиков в дождевые капли и вытянули их в тонкие радужные струны, которые феи-мастерицы натянули на скрипку.
Они вручили этот чудесный инструмент Коту. Он был невероятно счастлив и тут же принялся играть. Он играл так волшебно – и все, кто проходил мимо, начинали радостно улыбаться и становиться добрее. Им хотелось смеяться, танцевать и обязательно сделать что-то хорошее. Одна только Городничка не улыбалась, а всё вздыхала.
- Тебе не нравится моя музыка? – с тревогой спросил Кот.
- Что ты! Твоя музыка – настоящее чудо. Просто я думаю: когда же и мне удастся совершить чудо…
- Но ты его уже совершила! Ведь именно ты поверила в то, что обычный серый кот может играть на такой чудесной скрипке.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 72

Принцесса, башня и дракон.

Жила-была Принцесса. Конечно, она была прекрасной и жила в высокой башне, ждала Принца, а охранял её Дракон.
Но ждать Принца – дело тяжёлое и скучное. Стала Принцесса грустить. Это заметил Дракон и решил развеселить её. Вскоре они подружились. И каждый раз, когда Дракон видел девушку печальной, он находил способ поднять ей настроение. А Принцесса всегда приносила ему тёплое одеяло, когда была плохая погода.
И вот наступил долгожданный день: к Принцессе пришла Фея и принесла большую книгу, в которой рассказывалось обо всех принцах на свете. Принцесса выполнила свою часть договора – провела в башне ровно три года, и теперь Фея должна была предложить ей любого принца на выбор. А Дракон теперь был свободен и мог отправиться домой – свою часть договора (охранять Принцессу всё это время) он выполнил.
Итак, Принцессе нужно было выбрать своего Принца. Разумеется, все они были хороши собой.
- А вот этот принц умеет пускать мыльные пузыри в виде морских звёзд? - спросила она у Феи.
- Нет. Но он может победить тысячи врагов одной рукой, а вторую держать за спиной.
На это принцесса только вздохнула.
Принцы не умели делать бумажных голубей, рисовать смешных зверей на стенах башни, насвистывать весёлые песенки и сочинять рассказы про эльфов и русалок. Они только разили врагов (эка невидаль!), скакали на белом коне, воевали, крушили, ломали и – страшно подумать! – убивали драконов.
Принцесса всё вздыхала, и, наконец, терпение Феи закончилось. Она захлопнула свою книгу, встала и ушла, сердито ворча.
Девушка решила прогуляться по лесу, который был неподалёку от башни. Она вспоминала, как же весело ей было с Драконом, и от этого ей почему-то становилось грустно.
Вдруг она услышала знакомый голос. Кто-то звал её в глубь лесной чащи. Принцесса пошла вперёд и вскоре увидела незнакомца в королевской одежде. Незнакомец был очень красивым. Он улыбнулся девушке и подал ей руку. В его взгляде было что-то знакомое, и Принцесса, сама не зная почему, протянула ему свою руку без тени сомнений и страха.
Незнакомец повёл её в пещеру – там был тайный ход в его королевство. Он рассказал Принцессе, что, на самом деле, они с ней очень хорошо знакомы. Ведь он – тот Дракон, который охранял её в башне три долгих года.
Королевич хотел, чтобы будущая супруга полюбила его не за идеальную внешность, богатство или королевское происхождение. А за то, какой он есть. И он попросил свою придворную колдунью превратить его в дракона и отправился работать по контракту…
С тех пор об этой Принцессе никто ничего не слышал.
Только в одной далёкой стране король и королева любят рассказывать своим детям сказку о том, как Принцесса полюбила Дракона.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 73

Улития

Есть на свете одна страна. Она находится в сыром подвале полуразвалившегося дома и занимает четыре нижние ступеньки подвальной лестницы.
В этой стране живут слизняки и улитки, а называется она Улития. На нижней ступени живут земледельцы. Они выращивают зелёную плесень. На второй ступеньке живут ремесленники, а на третьей – чиновники, которые следят за тем, чтобы остальные жители исполняли законы Императора Улитии. У чиновников самые большие домики-раковины, у ремесленников они маленькие, а у земледельцев их вообще нет. Но большие раковины чиновников, внушающие уважение, ничтожно малы по сравнению с величественной раковиной Императора. Она видна даже с самой нижней ступени.
В этой стране жил слизняк по имени Улит. Работа его заключалась в том, чтобы доставлять плесень с нижней ступени на вторую.
В тот день он выполнял свою обычную работу: нагрузил тележку плесенью, прицепил себе на спину и потащил наверх. Но отчего-то заказчик задержался (у улиток это обычное дело). Улит, чтобы чем-то себя занять, стал шарить взглядом по окрестностям. И тут он увидел её… Прелестную, почти невесомую улитку с кокетливой раковиной и тонкими изящными рожками.
Улит робко подполз к ней. Завязался разговор. Оказалось, что прекрасную незнакомку зовут Улита. Её отец был славным мастером полировки раковин, а маму она уже почти не помнит. Отец рассказывал, что она была такой же милой, как Улита…
Ещё новая знакомая призналась Улиту, что любит подползать к краю второй ступеньки и подолгу смотреть вниз… Ей нравилось наблюдать за тихой жизнью земледельцев. Она тоже хотела бы завести маленький сад и выращивать в нём бархатный мох. Но один из последних законов для таких мечтателей был суров: улитки, рождённые на одной из ступеней, должны прожить на ней всю свою жизнь.
Вскоре приполз заказчик. Он ужасно запыхался, огибая камешек, лежащий на его пути. Улит отдал ему плесень и должен был возвращаться домой.
Но с этих пор в мыслях его была одна лишь Улита, без которой он уже не представлял своей жизни. И как же ему хотелось завести маленький садик вместе с ней! Но они не могли быть вместе из-за императорского закона.
А что, если очень-очень попросить Императора? Может, он разрешит одной маленькой улитке спуститься со своей ступени?..
Улит решительно отправился в путь. Друзья и родные пытались его отговорить, но напрасно. Улит был твёрд. Он верил, что для настоящей любви нет преград.
Он привычно заполз на вторую ступеньку и уверенно пересёк её под недоумевающие взгляды местных жителей. На мгновение ему показалось, что среди этих взглядов затерялся ещё один – полный любви и тревоги…
На третьей ступеньке улитки-чиновники пытались испугать отважного слизняка самыми ужасными карами. Но Улит не слушал их. С замиранием сердца подползал он к четвёртой ступени. Ещё немного – и он остановился напротив исполинской раковины самого Императора. Здесь она выглядела настолько гигантской, что, казалось, вокруг больше ничего не существовало.
Призвав всё своё мужество, Улит обратился к правителю: «Ваше Улитчество, я нижайше прошу прощения за такую дерзость…». Слизняк не знал, что говорить дальше, ведь он никогда раньше не имел дела с монархами, а Император ничего не отвечал.
Отважный слизняк с дрожью в голосе продолжил: «Ваша Огромность, я знаю законы нашей прекрасной страны и уважаю их… Но ведь есть на свете вещи, которые иногда могут быть немного важнее…» Сказав эту дерзость, Улит весь сжался и впервые в жизни пожалел, что у него на спине нет домика.
Но Император молчал.
И тут Улит разозлился. Да, он ничтожный слизняк, который просто таскает плесень. Но, в конце концов, он проделал такой путь! Он первый житель, который пересёк Улитию. И он имеет право услышать в ответ хоть что-нибудь, даже если это будет отказ.
Улит подполз ближе к Императору. Но тот продолжал его игнорировать и не издавал ни звука, скрываясь в своей величественной раковине.
«Может, Император спит? – внезапно подумал Улит. – Конечно! Ведь его никто не предупредил, что к нему заявится какой-то дерзкий слизняк. А мало ли какое у императоров расписание…» И он решил постучать, чтобы разбудить правителя. «Всё равно мне не жить без моей дорогой Улиты!..» - пронеслось в голове отчаянного слизняка, и он легонько дотронулся до раковины Императора… Она оказалась настолько старой, что от этого прикосновения упала и рассыпалась на части.
Внутри раковина Императора была пустой.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 74

Сибирские сказки бабушки Ульяны.
Как Иван учил барина по большой нужде ходить

В далекой-далекой Сибири на берегу реки Енисей жил да был один богатый барин. Был он хорош собой, всего у него вдоволь имелось - ел-пил на золоте-серебре. Но одна, казалось бы, незначительная проблема осложняла всю его безбедную жизнь.
Не мог барин нормально по большой нужде сходить. Часами просиживал он в нужнике, массу пособий по собаководству и охоте прочел там, полное собрание сочинений Пушкина, Лермонтова и Державина, полную подшивку "Русского вестника" с момента его основания, проштудировал даже труд итальянца Пачоли «Трактат о счетах и записях», но толку все равно было мало. Не получались у барина большие дела в нужнике чтобы так сходу и быстро. Настроения барину это не прибавляло, ходил он всегда хмурый и задумчивый, да на людей покрикивал.
И жутко завидовал барин своему работнику Ивану, который где сядет, там и оправится. И всегда довольный ходил, даже тяжелая работа ему ни по чем. Как-то барин, оставив в стороне свою гордость спросил у Ивана, как, мол это у тебя получается. А Иван-то смекнул, в чем дело. Барин-то в Санкт-Петербург собирался невесту искать, поэтому и спросил у него про дела большие, боялся, как в дорогу-то дальнюю с такой проблемой ему отправляться. А попробуй с таким "счастьем" невесту в Северной столице найти, если в голове только одно - как оправиться по большим делам?
Вот и отвечает Иван барину:"Я, барин, места заговоренные, специальные чувствую, где можно быстро оправиться по большой нужде".
Барин, не долго думая, взял Ивана с собой. Чтобы тот ему заговоренные места показывал. Едут они едут, и тут барин почувствовал, что Природа его зовет. Говорит он Ивану:"Давай остановимся, мне по большой нужде надо". Иван отвечает:"Э нет, барин, место тут неподходящее, нельзя тут". Едут они дальше. Барин чувствует, что живот его бунтует-урчит. Барин и так и сяк, раскачивается в карете на сиденье, покраснел весь и говорит Ивану:"Иван, давай остановимся, мне по большой нужде надо". Иван отвечает:"Э нет, барин, не доехали мы еще до заговоренного места."
Едут дальше. Барина крутит-мутит, в пот кидает, он то краснеет, то бледнеет, ерзает на сиденье, запах от него нехороший пошел. Говорит он Ивану:"Ну где там твое место заговоренное? Нету мочи терпеть больше."
"Да вот оно, барин, "- махнул Иван рукой на первый куст. Барин остановил карету, выбежал из нее, да под этот куст. И все у него быстро и хорошо получилось. Рад был барин, Ивану целый рупь дал на пропой. Поехали они дальше. Так, останавливаясь в "заговоренных местах", до Санк-Петербурга и доехали.
Барин не жадничал, везде с собой Ивана водил, чтобы тот ему заговоренные места показывал. В кабак, так кабак, на бал так на бал, в Зимний сад на прогулку, так в Зимний сад, на джентльмен-пати, так на джентльмен-пати.
Невесту себе барин нашел красивую, умную и богатую.
Но и Ивану повезло. Познакомился с купеческой вдовой, которой от покойного мужа в Сибири на Енисее золотые прииски достались, да еще лесопилка большая. И хотела богатая вдовушка покинуть шумную столицу, заняться мужниным делом, жить в тиши, богатства покойного мужа приумножая. А тут и Иван по сердцу ей пришелся, и она ему, да и ехать ей тоже в Сибирь.
Барин не скупился, за такую большую услугу Ивану денег не мало дал. А как про богатую вдовушку, собирающуюся в Сибирь, узнал, так порадовался за Ивана, ибо считал его уже почти другом.
Тут Иван, чтобы все же жизнь свою семейную построить, потихоньку внушил барину, что тот перенял от него дар великий чувствовать "заговоренные места". И барин уже сам мог находить их.
Вернулись они с женами в Сибирь, прожили там долгую и счастливую жизнь, работали, детей рожали, внуками обзавелись, богатства свои приумножили. Но всю жизнь помнил барин, как Иван научил его "места заговоренные" находить. Стали Иван с барином лучшими друзьями, любили они за стопочкой анисовой потрепаться о том, о сем, как среди друзей принято.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 75

Папупок і Цмок

Цар дае ўдальцу арла. Арол выносіць ўдальца ў іншае царства.
Дзед дае Сучэнку каня. Конь выносіць Сучэнка ў іншае царства.
Калдун дае Івану лодачку. Лодачка выносіць Івана ў іншае царства ...
В.Я.Пропп. Марфалогія "чароўнай" казкі


А Папупку нічога не далі. Удальцом ён не славіўся з таго часу, як нарадзіўся ў пядзю ростам, дзеда свайго не ведаў, а імя сапраўднае забыўся. Стукнула яму васемнаццаць, а расточкам да пупа папу.
– Быць табе Папупком, – рагатнуў хтосьці на службе, адсюль i павялося.
Так і жыў сабе Папупок: працаваў, дабро нажываў, а пра краіны заморскія і чуць не чуў.
Прыляцеў аднойчы ў вёску Цмок. Дыхнуў полымем, ляснуў хвастом ды як зараве: «А ну цягніце мне трох прынцэс на сняданак, абед і вячэру ды дзіця на дэсерт!»
Шкада людзям дзетак, але раптам пра Папупка ўспомнілі: як раз пад малечу сыдзе. Падумаў Папупок: «А можа так яно і трэба?» – ды пагадзіўся. Знайшлі ў вёсцы і дзяўчат трох: белую – Гарэлачку, худую калдобіну, рудую – Хабарачку, таўстуху дзесяціпудовую, ды Галечку – чарняўку з беднаты.
Зажурыліся жыхары, ды рабіць няма чаго. «Папупок, вядзі дзяўчат да пачвары, – кажуць, – ты маленькі, можа і не заўважыць цябе Цмок»
Патармасілі па галаве Папупка, начапілі кароны ліпавыя белай, рудай і чарнявай ды благаславілі на з'ядзенне: «Не злуйцеся, маўляў, дзяўчаты і Папупок, сыночак»
Прыйшлі яны да Цмока. Сядзіць надзьмуты, пуза чухае. Злопаў Гарэлачку – пачырванеў, раздобрыўся. «Цікавы, – заяўляе, – чалавечак ты, Папупок, хоць і маленькі, не буду цябе есці. Згуляй лепш са мной. Пераможаш – аброжак залаты атрымаеш, прайграеш – не відаць галавы на плячах!
Вось табе загадка:

Чатыры браткі, прапісаны адзін.
Пад агульным дахам жывуць.
Калі прыйдзе Цмок трохгаловы,
Хату тую каму аддадуць?»
Нічога не зразумеў Папупок, збялеў ды бачыць: Цмок хістаецца, языком ледзь верне, вочы навыкат.
– Можа, тое – Цмок?
Бачыць: пачвара ачухалася, але памятае мала і цяміць туга. Хрыпіць: «Ці клікаў мяне хто? Абед прыйшоў! Падавайце мне рудую!»
Схапіў Цмок Хабарку таўсценную, з цяжкасцю ў паветра падкінуў, пашчу разявіў. Ляснулася тая ў зяпу цмокаўскую ды захраснула. І так стараўся Цмок, і сяк, а праглынуць – ніяк не атрымліваецца. Бегаў-бегаў па паляне ды здох ад прагнасці.
Пераглянуліся Папупок з Галечкай беднай, хацелі ўжо сысці, ды раптам бачаць: Гарэлачка з Хабаркай жывыя-здаровыя. Узялі іх з сабой, а Хабарка і аброжак залаты не забылася прыхапіць.
І хоць да гэтага ніхто Папупку нічога не даваў, як у сяло вярнуўся, уручылі яму ордэн: «За адвагу". На радасцях ўзяў Папупок Галечку ў жонкі, а людзі пагаворваць сталі: «Папупок – мужык маленькі, але ўдаленькі».
Так і народ наш: вышэй пупка зірнуць баіцца, а хітры; славы ня шукае, а заліхвацкі, па жыцці бедны ды чарку з сабой носіць, а да золата чужога не ласы.
Гэта больш па частцы цмокаў розных, якім колькі не ўлівай ды не піхай – усё роўна мала.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 76

Патроны , лажу по по сваим и чужим , убитым и стонущим ,. скоро умрут и уже не солдаты. Вспомнил немецкую песенку 45го , твой автомат заржавел , и ты уже не стрелок. Бляха . Хорошо тебе дед было на той войне , фашисты гады и мы победим. Тут лажу по карманам сваих и чужих , автоматы одной страны , одной Родины ,одного конструктора ., поэтому патроны и подходят. Страна сказала навести порядок в долбанной чечне , я до армии и не знал где это. Тут ещё подствольники придумали , по дуге далеко летит. А какойто ***** автоматы пад обрез пристрелял советские. Это чтобы попасть , мне под правую ногу надо целиться , тогда в живот достану.А тут никого до больницы не довезут уже. Пламя , встала земля. сейчас услышу взрыв и всё .вспоминаю учение . Звук распростран.яется 300м в сек , а видео 300 000 м в сек , поэтому сначало видишь молнию ,потом гром, осталось жить полсекунды........

Я жив , не понял , что за хрен с двумя кольтами и рыцарь в кольчуге ? Какая сакура - сакура , это японская вишня а не мать. Какие самураи и что за кино ? И что это за голос предлагающий успокоится , это врач ? Мы вас забрали за секунду до смерти , теоретически вы мертвы и баланс мировоздания не нарушен. Наша планета не знала 1000 лет войны и поэтому мы вынуждены к вам обратиться. Мы взяли по одному воину с каждой эпохи . Дома вы погибли ,у нас вы живы, предлагаем договор и цена жизнь и возращение домой . Что за млечный путь тваю мать и где эта медведица сучка , если это не галики то уже не смешно. Ага, на планету напали а они типа пацифисты не имеют армию и убить даже врага им западло. Поэтому за секунду до гибели они выдернули нас на новую вайну ? Ну у кавбоя хоть пару кольтов , а что взять с дурня в доспехах поминающего аве мария.Но хоть не мамку и то хорошо . Каждой твари по паре и са мной калаш , опять песенка ,только пыль под сапогами и родной акмс на перевес. Итак нам задание , проникнуть на тарелку врага и чтото там поломать, вроде похожи на людей. Стоп, на войне нет людей,только цели , а то крыша поедет , это не па котикам стрелять.Что делать с рыцарем и самураем , гладиатор и викинг рвутся в бой, одного ждёт одын в загробном мире , у другого жизнь игра. Самурай вроде не камикадзе и можно решать проблемы. Если это не сон то это война и вроде правильная, есть плохие и хорошие.Мы за хороших и поэтому убивать не стыдно ,становлюсь замполитом прям,только не это,презираемая должность. Выходим , камарадов с эпох обработали как и меня, снится чтоли ? Сейчас выйду из кому , ну нет лазер бьёт по стене и пламя настоящее поджаривает и плавит латы рыцарю. Первый пашёл на корм богам вайны. Очередь ,тишина , калаш 7,62 рвёт тишину и обшивку тарелки как дверцу камаза , тоже мне воины , завыли как чечены и молятся сваему богу . Взрыв , а реактор наверно был атомный и почему я вспышки не видел ? Ачухался *** , хватит спать , таращу глаза , меня волокут вонючие десантники , мне всёравно , я уже знаю , воины нужны на любой планете.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 77

Женщина и цветы
Женщина жила в маленьком,уютном деревянном домике на окраине небольшого городка.Домик с резными белыми наличниками,над каждым окошком,по обе стороны с вырезанными голубями,словно присевшими отдохнуть в приветливой тени выступающей кровли,да так и оставшимися там навечно.Маленькое крылечко с тремя ступеньками упиралось в камнем выложенную дорожку,огибающую дом с северной стороны и ведущую в сад.Нет,сад--слишком громко,в садик,сплошь усаженный цветами.
Цветы,цветы,цветы--много цветов.С ранней весны до поздней осени сад радовал глаз разноцветной радугой ,созданной из цветочных головок.
Земля,едва освободившись от быстро тающего под набирающими силу весенними лучами солнца,уже покрывалась нежными,но тем не менее,отважными и смелыми крокусами--бледно-фиолетовыми,желтыми,розовыми островками разбросанными по саду.Зацветали нарциссы--гордые,нарядные,сдостоинством держащие свои забавные головки на зеленых стебельках.А тюльпаны...Впору петь оду тюльпанам--отчаянным и стойким,с трудом удерживающимся,чтобы вовремя,а не в губительныйхолод начать выпускать свои удлинненые округлые листья,а потом и стрелочки с бутонами,открывающимися в прелестные колоколо-подобные цветы.Тюльпаны--милые,неприхотливые,разные по цвету и размеру.
И,постепенно,вместе с удлиняющимся днем,сад заполнялся всё новыми и новыми обитателями.
Пионы--шикарные,тяжелые головки которых украшали пионовый куст.Розовые,белые,с волнующим запахом.
Розы...Нежные,шелковистые,сказочно-прекрасные...
Ах,каких только цветов не было в этом чудесном садике!И все они своим пышным цветением,радостным и веселым существованием были обязаны Женщине--хозяйке дома и сада.
Каждое утро,торопливо,словно боясь опаздать на свидание,она сбегала с крылечка и по дорожке быстро шла в сад.
---Доброе утро,милые мои.Доброе утро,хорошие.
Цветы в ответ в приветственном поклоне склоняли головы и вновь выпрямлялись навстречу Женщине,ее голосу:
---Рады,рады,рады...Рады видеть тебя.С добрым утром!
Теперь уже медленно,внимательно вглядываясь в растения,она обходила свои владения.Потом,подняв руки к солнцу,к голубому небу она,тихо говорила:
---Спасибо всем.Спасибо за жизнь,за красоту,за счастье видеть всё это.
Выкатив из сарайчика смешную тележку о двух ручках и одном колесе,она направлялась к своим любимым цветам--спасать их лт настырных,наглых и опасных сорняков,так и наровивших загубить ее драгоценное царство.
Поработав несколько часов,Женщина садилась на маленькую вкопанную посреди сада,скамеечку.Выпрямив уставшую спину,она радостно и счастливо улыбалась,вновь охватывая взглядом свой сад.
---Прекрасно,замечательно.Кажется,на сегодня достаточно.
И,закрыв глаза,тихонько начинала петь.Цветы понимали ее негромкое,мелодичное пенье.Понимали и легким шелестом подпевали...
Блаженство,покой и гармония овладевали садом и Женщиной,вырастившей его.
Иногда Женщина уходила в город.Цветы ждали и всегда бурно радовались,заметив знакомый силуэт за прозрачным забором:
---Пришла,пришла,пришла...
Но однажды...Ах,почему иногда случается это проклятое однажды!
Однажды Женщина не пришла.День,томительная ночь и утро.Всегда такое веселое и радостное утро...а сейчас...Цветы тревожно перешептывались:
---Где,где,где...Ты где...
Тишина.В ответ тишина.
Цветы заговорили с пчелами,деловито сновавшими между ними:
--Пчелки,желтенькие брюшки,уж не знаете ли вы где наша Женщина?
Пчелы,забыв свою деловитость,печально жужжали:
---Нет,нет,нет..
И залетевшие жучки,яркие бабочки,даже стремительные ласточки лишь тихо отвечали:
---Нет,нет,нет...
---Ветер,скажи нам --где она?
Игривый ветер остановил свой полет,и прошептал:
---Знаю,знаю,знаю...
Цветы взволнованно просили:
---Скажи же нам,скажи!
---Там,там,там...На медленно едущей машине,в тесном деревянном ящике лежит она...
Цветы тоскливо эхом подхватили:
---Лежит,лежит,лежит она....
Потом затихли,смолкли.Печаль и тоска поселились в саду.И вновь:
---Нет,нет,нет...А мы?Ветер,милый ветер,ты много можешь--помоги!Помоги,помоги...
Ветер пролетел по осиротевшему саду.Давно исчезла,испарилась утренняя роса,но что же так блестело на поникших цветочных головках?Совсем не капельки росы...Ветер решился.
Люди,медленно бредущие за машиной с гробом,испуганно взрогнули,услышав непонятный шум.Из-за горизонта показалась воронка--смерч,стремительно приближающийся к ним.Смерч,лихо завернувшись,достиг похоронной процессии,затем внезапно застыл,и с высоты посыпались цветы.Много цветов,разных цветов--они ласково опускались на гроб,усыпая его всё больше и больше разноцветными цветочными головками.
Когда испуг прошел,люди снова медленно тронулись в путь.В последний путь Женщины и её цветов,тихой неприметной любви и преданности.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 78

Сказочка о конце света.

Поведаю я вам не притчу,
не сказочку для дураков,
им эта сказка безразлична,
тем более – сюжет не нов.

Мы все грешили понемногу,
и редко кто, перекрестясь,
с молитвой обращался к богу –
уж лучше нагрешиться всласть.

Но стали проявляться знаки
того, что близится конец
и стали подниматься страхи
из глубины пустых сердец.

День неизвестный станет судным.
Огонь мерцающих лампад
Погаснет вдруг в церквях безлюдных
Несносный источая смрад.

Остаток совести - химера
Покинет навсегда невежд
Не будет ни любви, ни веры
и не останется надежд.

Появится неумолимый
и лживый антипод Христа…
...................................
Но у меня открылись стигмы,
и Бог вложил в мои уста

сакральные слова молитвы,
слова – священный оберег,
спасительный в грядущей битве
Добра и Зла. Но не для всех.

Все продолжали жить беспечно
и не предчувствуя Его –
Всепожирающее Нечто,
рожденное из Ничего.

И, как Кассандра, я вещала
на улицах и площадях,
что самка серого шакала
уже томится на сносях.

И что, намного раньше срока,
Звезда-Полынь зажглась уже…
Но столько было лжепророков
и столько праведников-лже,

что мне никто не верил, кроме
меня. И я кричала вновь,
а из моих худых ладоней
по капелькам сочилась кровь.

Но люди закрывали двери,
не слушали и гнали прочь.
И, завернувшись в плащ свой серый,
я неприкаянно шла в ночь.

А в небесах огнем пылала
полынно-горькая звезда.
Зачем я, глупая, бежала
Из ниоткуда в никуда?

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 79

Жыла-была вёска

Далёка ад хуткіх дарог і шумных гарадоў сярод палёў у зацішку векавога сіняга бору жыла-была вёска. І хто б ні заязджаў сюды ці то выпадкам, ці то па патрэбе, дзівіліся: іншыя вёскі даўно пагібелі, абязлюдзелі, падзічэлі ў іх сады і ўраслі ў зямлю хаты, паправальваліся дахі, пападалі самшэлыя платы.

А гэтая вёска стаіць, бы на малюнку! Хаты драўляныя бы ўчора з цёсаных бярвёнаў складзеныя, вокны вялікія і светлыя з ліштвамі вясёлымі, шумяць ля веснічак бярозы і ліпы, у садах яблыні свецяцца ці то беллю квецені, ці то яблыкамі-зоркамі. А людзі якія тут! Сем’і вялікія, дзеці вясёлыя і здаровыя, дарослы люд да ўсякай працы ахвотны, да святаў – з прыдумкай.

Доўга так жыла вёска. Ды прыехаў аднойчы да вяскоўцаў вялікі начальнік – высокі ды гожы, касцюм на ім без адзінай зморшчынкі, кашуля белая, пры гальштуку. І сам ён бы той гальштук – хоць цяпер у вітрыну магазінную ўстаўляй. Пахадзіў той Гальштук па вёсцы, сабраў усіх дарослых жыхароў ды кажа:

– Што ж вы жывяце, як у каменным веку? Ваду са студняў цягаеце, Інтэрнэту ў вас няма, дзеці ў хованкі да ў чыжыка гуляюць… Трэба ў вас аграгарадок будаваць!
– О, – зацікавіліся вяскоўцы. – Яно і праўда: недзе жыць лягчэй – вада па трубе ў хату бяжыць, печ паліць не трэба, лазенька ў кожным доме…
– Во-во, – загарэўся Гальштук. – Як пабудуем мы аграгарадок, дык будзеце на тралейбусе ў магазін ездзіць па вуліцах заасфальтаваных, клуб вам новы пабудуем, кватэры – кожнай сям’і асобныя.
– О, – пачухалі патыліцы вяскоўцы. – Многа ж усяго трэба, дзе тое ўзяць…
– Як пачнём, так усё і з’явіцца, – упэўнівае Гальштук. – А пачаць трэба з дарогі. Да вас са шляху ледзьве на трактары даедзеш. Будзем дарогу рабіць, каменную!
– О, – засумавалі вяскоўцы. – Дзе ж той камень узяць на ўсю дарогу?
– Як дзе? – заўсміхаўся Гальштук. – А вунь у вас за вёскай камень дарма ляжыць. Вялізны які! Калі яго раскрышыць – паўдарогі будзе. А на тым месцы можна трускалак паўгетара пасадзіць, прадамо – грошы яшчэ на камень будуць.
– О, – задумаліся вяскоўцы. – Дык камень той… ну, трэба ён нам…
– Нахалеру? – зарагатаў Гальштук. – Вашыя бабы туды кветкі папяровыя носяць, вяночкі з валошак, ды яшчэ шэпчуць нешта. Дзікунства ж гэта!
– О, – згадзілся вяскоўцы. – Яно так… на каменю ў паглыбленнях вада збіраецца, дык мы дзецям ад перапуду ды сурокаў ёй тварыкі апалоскваем, лечым, бабы цяжарныя да каменя ходзяць, каб дзеці здаровыя нараджаліся, вогнішча там палім на Купалле…
– Дык я ж і кажу – цемрашальства! – рагоча далей Гальштук. – Забабоны! Лекі ў медпункце купляеце сапраўдныя, а бабы нараджаюць у радзільным аддзяленні, і дактары дзетак выходжваюць.
– О, – пахваліліся вяскоўцы, – дактары ў нас харошыя, з нашых, мясцовых.
– Ну, дык навошта вам тая камянюка? Гэтулькі матэрыялу каштоўнага дарэмна ляжыць!
– О, – палічылі вяскоўцы. – Многа там каменю будзе. Але ж… дзяды нашыя і прадзеды камень шанавалі, бераглі і нам наказвалі…
– Дык навошта ён вам? – разнерваваўся Гальштук. – Вы ж самі ведаеце, што лечаць дактары, а не вада тухлая, не забабоны і малітвы, а навука.
– О, – сумняваюцца вяскоўцы, – а што ж прадзеды і дзяды? Можа, яны ведалі прычыну, па якой нам камень берагчы і шанаваць трэба, а мы забыліся…
– Дурні адсталыя, – смяецца над вяскоўцамі Гальштук. – Камень і ёсць камень. Матэрыял будаўнічы – вось яго прызначэнне. Ну, будзем аграгарадок будаваць з дарогай добрай? Машыны сабе пакупляеце… Тралейбусны маршрут “магазін-ферма” курсіраваць будзе…
– О, – усцешыліся перспектывай вяскоўцы, – хораша будзе, а то далекавата хадзіць… А па якім раскладзе?
– Потым абмяркуем, – заспяшаўся Гальштук. – Заўтра прыедуць людзі – будзем пачынаць…

І прыехалі назаўтра розныя рабочыя ў касках з прыладамі. Пачаўся грукат ды трэск. А каб не надта ён вяскоўцаў палохаў, прыехала яшчэ ў вёску аўталаўка. А там – усяго для ўсіх. Жанчынам майткі заморскія ды ліфчыкі, пракладкі “Olways” і дэзадаранты – па самай нізкай цане. А для мужчын – піва цёмнае і светлае, гарэлачка “Бульбаш” на разліў. Дзецям – канькі на калёсіках, айфоны і айпады…
А яшчэ хор ветэранаў Кулікоўскай бітвы, стрыптыз-шоў для маладзейшых.
Гула вёска да позняга вечара. А завяршылася ўсё феерверкам.
– О-о-о! – віталі вогненныя букеты ў небе вяскоўцы.
А тым часам рабочыя камень разбівалі. На вялікія кавалкі, тыя – на меншыя, меншыя – на драбязу.

Раніцай прачнуліся вяскоўцы – баляць галовы! А Гальштук тут як тут і дапамагчы рады: от вам усім на апахмелку бочка піва і вядро гарэлачкі, а вы дапамажыце-ка той камень раструшчаны ў машыны пагрузіць. Пагрузчык, халера на яго, не бярэ, нешта ніяк зачапіць не можа друз. То рукамі трэба, вашымі рукамі…
– О, – узрадаваліся вяскоўцы перспектыве амаль задарма палячыць свае галовы.
І пайшлі сваімі рукамі закідваць у кузавы самазвалаў камяні і каменьчыкі – усё, што засталося ад вялікага Каменю.

І вось калі выбралі апошнія жмені, калі быў падняты апошні аскалепак Каменя, пабачылі ў той яміне вялікай срутак незвычайна тонкіх, празрыстых амаль вяровачак. І на вачах вяскоўцаў стаў той скрутак распрамляцца, распаўся на мноства асобных вяровачак. І пачалі знікаць вяровачкі ў зямлі, быццам нехта нябачны глыбока там цягнуў іх на сябе.

І пахмяляцца не сталі вяскоўцы ад пабачанага жуду. Страшна стала ім. А тут і першы гук пачуўся, які ад роду ніколі ў вёсцы не чулі – трэск.
Так дрэва старое трашчыць, калі падае…
І глядзелі ў маўклівым жаху вяскоўцы, як падаюць умомант састарэлыя ліпы і бярозы, як на вачах старэць і ўваходзяць ажно па самыя вокны іх хаты, як выпінаюцца струхлелыя бярвёны ў сценах, як асядаюць вуглы і хіляцца вароты і веснічкі, хістаюцца шулы хлявоў, упадаюць стрэхі і вытыркваюцца, бы шкілеты дыназаўраў, голыя кроквы дахаў…

Мінула некалькі гадоў – паўстаў аграгарадок на месцы некалішняй вёскі. Праўда, каб засяліць новыя кватэры, давялося запрашаць з-за гор кітайцаў. Тыя пагадзіліся на пераезд, адно запатрабавалі самы магутны цягач. І прывезлі з сабой з далёкага Кітаю незвычайны кітайскі камень, і сталі насіць да таго каменю папяровыя кітайскія кветкі і збіраць з яго паглыбленняў гаючую кітайскую ваду…

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 80

МЕСЯЦ І РУЧАІНКА

Была цёмная-цёмная ноч.Усе Зоркі даўно паснулі.Яны б,можа,і не рабілі тое,ды ўжо вельмі ж хмары былі мяккія,узбітыя,нібы пуховыя падушкі,вось і палеглі яны на гэтыя хмары і спяць сабе,дзесяты сон бачачы. Іх і не відаць нідзе. А Месяц-прыгажун толькі-толькі прыхарашыўся,нацёр да бляску свае залатыя чаравікі і выйшаў на шпацыр. Хоць і шляхецкага роду быў ён, не выхвальваўся,але ж падабалася прагульвацца яму ў акружэнні Зорак-прыгажунь ды блішчэць перад імі сваім залатым абліччам. А яшчэ адукаваны вельмі быў –як пачне вершы паэтаў розных чытаць,заслухаюцца прыгажуні,і кожная ў думках бачыць сябе яго нарачонай. А Месяцу і самому хацелася вершы пісаць,ці паэмы,але нешта тая навука не давалася.Нечага,мабыць,не хапала,можа,таленту,а можа,яшчэ чаго. Звычайна не хапае паэтам натхнення. А натхненне, што б не казалі, залежыць ад кахання. Часта,калі кахаюць,паэтычны талент праяўляецца,ды і Мудрацы тое сцвярджаюць.Можа,і праўда,на тое ж яны і Мудрацы,каб праўду ведаць.
А Месяц хоць і быў з усімі Зоркамі ветлівым ды ўважлівым,а ўсё ж не мог ніяк сустрэць сваю прыгажуню. Ды і Поўня-маці,паважаная ўсімі нябеснымі жыхарамі,марыла даўно сына ажаніць,толькі ён вось ніяк не мог выбраць сабе з тых Зорак улюбёную,усё нешта не тое было –то недастакова прыгожая,то не занадта інтэлектуальная.Вось і блукаў ён цэлымі ночкамі,вольны,як вецер,свяціўся залатым ліхтарыкам,каб лепей былі бачны сяброўкі-Зоркі і дарога на небе,па якой прагульвацца любіў.Але сёння,калі на небе не было аніводнай Зоркі,пайсці б і яму прылегчы,можа б,і не было той бяды,ды дзе там,як можа суцішыцца сэрца,калі ў цябе пад нагамі амаль увесь свет.Вось і не хацеў Месяц класціся – блукаў і блукаў па сонным небе,нібы кагосьці шукаў,нібы наканавана было яму тое. А неба без Зорак ну зусім непрывабнае,вось і падумаў ён:”А што,калі я на зямлю спушчуся? Як там,ці цікава? “ І ён асцярожненька,паставіўшы лесвіцу,зробленую Самым Лепшым Нябесным Майстрам з чысцюткага серабра,спусціўся на зямлю.
На зямлі было цёмна.Яно й зразумела –Зорак жа няма,паснулі.Ды і Месяц спусціўся з нябёсаў –адкуль жа той свет? Удзень Сонца свеціць,цяпер жа яно таксама адпачывала,накруціцца за дзень,змучаецца,што рухне без прытомнасці ў свой ложак аж да раніцы,столькі ж працы назаўтра ізноў трэба перарабіць! Усім пасвяціць,усіх абагрэць –і зямлю,і расліны,і жывёл,і людзей. І,увогуле,незразумела,як яно столькі часу не стамляецца так шчыраваць?Гэта не тое,што Месяц –выйдзе,пакрасуецца,вершыкі пачытае,розумам блісне ды чаравікамі пазалачонымі,начышчанымі да бляску - тут працаваць трэба рупліва.
Але ж нічога благога пра Месяц Сонца не казала,бо ў кожнага свае справы былі,сваё пакліканне, прыгажуны таксама патрэбны –хто ж будзе высокі мастацкі густ у Зорак выхоўваць? Раней,калі пайшла завядзёнка праводзіць конкурсы прыгажунь, яго запрашалі як найвялікшага эстэта ў прафесійнае журы,але пасля таго,як нейкая няўцямная Зорка амаль голая выйшла на подзіум,увогуле забаранілі тыя конкурсы як неадпаведныя высокаму паняццю прыгажосці мерапрыемствы.
Ну дык спусціўся ён на зямлю,натапырыў свой каптурок на вочы,ліхтарык паправіў,каб лепей бачна было,і стаў з цікавасцю разглядваць наваколле.
А наваколле хоць і знаёмым было,(бо чаго толькі ён зверху не бачыў !),але ўсё ж не такім з зямлі падавалася,як з нябёсаў. Звышай,бывае, і не ўсё разгледзець добра можна – і дрэвы не такія маленькія,і кветкі не такія прыгожыя,а самыя маленькія ды цнатлівыя з іх,бывае,і не адразу прыкмеціш. А тут раскінуўся перад вачыма луг вялізарны,ідзе Месяц па ім,а трава шаўковая,ну акурат,як коўдра на матулінай канапе,толькі колеру іншага,зялёнага,і раса на ёй зіхаціць,пераліваецца,бы безліч смарагдаў хто рассыпаў. А кветак колькі розных –і Званочкаў блакітных, і Канюшыны чырвонай, і Рамонкаў белых з сардэчкамі жаўтлявымі,на маці –Поўню падобнымі,толькі маленькімі. Ну а больш за ўсё вабілі залівістыя галасы птушак,Божа,што ж гэта былі за птушкі! Яны спявалі так,нібы ўсё жыццё працавалі ў Венскім оперным тэатры ці ў Ла-Скала.Іх галасы,аздобленыя багатымі адценнямі каларатурных сапрана,зіхацелі яшчэ ярчэй,чым нябесныя Зоркі! І столькі тут адкрылася яму нечуваных з нябёсаў гукаў –порхалі Начныя Матылі,шамацелі крылцамі,стракаталі Конікі дзесьці ў траве,вухала Сава ўдалечы ці,можа,гэта яшчэ была якая птушка. А тут і ўвогуле ледзь не спужаўся Месяц Начніцы,якая праляцела амаль над галавой у яго,хлопаючы вялізнымі крыламі. Але ж цікавы,вясёлы той гул стаяў у лузе,нібы спяваў вялізны хор пад акампанемент сімфанічнага аркестра.А Месяц,трэба дадаць,вельмі любіў музыку,таму,можа,і сумна яму бывала з тымі прыгожымі,але маўклівымі Зоркамі. Бо прагнула яго душа нечага большага,не толькі звонкавай прыгажосці.Ну глядзіш ты на тую Зорку-прыгажуню,цешыш вока,а як слова разумнае сказаць,дык куды там…Пазірае сваімі пустымі няўцямнымі вачыма і маўчыць,толькі і можа,што сукенкі новыя мяняць ды перад люстэркам круціцца.Асабліва любіў ён спевы,ды не папсу якую,а сапраўдную песню,з густам,толькі на небе не так часта здаралася яе паслухаць,калі толькі Вецер барытон свой паспрабуе,ці Гром арыю якую напалову з рэчытацівам зацягне пад грукат барабанаў.Але асабліва яму падабалася,як Летні Дожджык спяваў –пяшчотна,празрыста,узнёсла,калі-нікалі спрабаваў і трэлі ўстаўляць у тыя спевы,і фаршлагі,але ж не заўсёды атрымоўвалася,бо часта прастуджваўся,хрыпеў,а тады якія спевы могуць быць –самі разумееце.
Так наталяўся Месяц зямной прыгажосцю,што і не прыкмеціў,як у нейкім хмызняку аказаўся.
А хмызняк быў адмысловы –ляшчыннік,і столькі на ім арэхаў расло,што давай ён ірваць іх ды ў карманы запіхваць,каб мамку пачаставаць,ды тых-сіх Зорак-сябровак. Але не здаволіўся яшчэ,як пачуў нейчую песеньку – няспешлівую,ласкавую. Голас той быў такі дзіўны,звонкі,ды не крыклівы,адразу густ добры ў спевака Месяц запрыкмеціў.
– І хто ж гэта можа так спяваць? –падумаў ён,асцярожненька саступіўшы ўбок,адкуль чутны былі тыя гукі. Месяц убачыў звычайную Ручаінку,якая,пераліваючыся ў прамянях яго ліхтарыка,спявала і спявала,ні на хвіліну не прыпынялася,і нават незразумела было,калі яна подых бярэ паміж радкамі.
–Вось гэта вакал,вось гэта здольнасці! –нечакана сам для сябе прамовіў Месяц услых.
– Гэта Вы мне? –ціхенька запыталася Ручаінка і суцішыла спевы. –
Я ж вучылася ў самай знакамітай выкладчыцы спеваў – шаноўнай Пані Рэчкі ў нашай вядомай Лясной акадэміі. – Хочаце,і Вас навучу?
Месяц разгублена замаўчаў,бо ён проста знямеў ад нечаканасці.Перад ім была прыгажуня,прыгажэй яшчэ,чым яго маці –Поўня.Мала таго,што яна ўмела так вытанчана спяваць,дык яна яшчэ і гаворку падтрымаць магла.
–Хачу.Канечне,хачу, - выдавіў з сябе нарэшце Месяц,і так затрымцела сэрца яго ў гэтую хвіліну,што ён зразумеў:”Вось яна –мара ўсяго жыцця!”
У галаве адразу пачалі складвацца цудоўныя вершы пра Ручаінку,пра яе блакітныя вочы,пекныя даўгія валасы і добрае сэрца,пра каханне,якое было неспадзеўкі разбуджана.Ручаінка спявала і спявала ўсё новыя і новыя песні,і прапаноўвала яму паспрабаваць,але ён так хваляваўся,што не мог праспяваць ані гука.
–Ручаінка,прыгажосць невымоўная! Паляцім са мною ў неба,я цябе пазнаёмлю з маці –Поўняй,са сваімі сяброўкамі Зоркамі! Бо там дом мой! Будзеш мне жонкаю? – мовіў закаханы Месяц запалёна.
– Канечне,палячу,куды іголка –туды і нітка, -адказала Ручаінка, –зараз толькі рэчы свае збяру.
Яна пачала рыхтавацца,сабрала ўвесь свой прыгатаваны пасаг - вясельны ўбор з лілеяў,аздоблены празрыстымі кроплямі вады і каляровымі каменьчыкамі з рачнога дна.
–Я гатова.Можам адпраўляцца!
Месяц падхапіў вабныя маладухіны шаты,Ручаінку,і шчаслівыя закаханыя сталі падымацца ў неба па срэбранай лесвіцы,зробленай Самым Лепшым Нябесным Майстрам.Яны абдымаліся,мілаваліся,але нешта,чым бліжэй да неба падымаліся,тым гарачэй Ручаінцы станавілася,нібы жыццёвая моца пакідала яе,а калі нараніцы ўжо амаль заканчвалася тая далёкая дарога,глядзіць Месяц –не стала Ручаінкі,толькі лілейная сукенка засталася,ды кропелькі пары ў руках замест улюбёнай.
Не змагла Ручаінка без дому свайго,без зямліцы,не змагла ад каранёў адарвацца –выпаралася ўся. Бачна,праўду кажаць Мудрацы:”Дзе хто нарадзіўся,там і згадзіўся”.
А Месяц засумаваў з тае пары,замаркоціўся,спусціцца раз-пораз нізенька па-над зямлёю,дзе калісьці спявала Ручаінка свае незабыўныя песні,навісне па-над лясным гушчаром і ўсё глядзіць,можа,вернеца яго прыгажуня.Складае свае сумныя вершы аб улюбёнай.
Калі мне не верыце,запытайце ў Мудрых людзей.Бо чаму б,вы думалі,ён такі самотны

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 81

ДУБ І ЯСЕНЬ

Жылі неяк двое сяброў –Дуб і Ясень.Можа й цяпер яшчэ адзін з іх жывы –не ведаю.Ясень па гадох быў значна маладзей Дуба (трэба сказаць,і прыгажэй,але тое ў дадзеным выпадку не мае вялікага сэнсу). Жытло ў іх было адное на дваіх,самі і сняданак,і вячэру сабе гатавалі,удвох разумныя былі занадта,кніжкі розныя чыталі,нават інтэрнэтам карыстацца маглі. Працавалі таксама разам - у адным месцы,і адпачываць разам ездзілі –то на цёплае мора,то за мяжу,звычайна ў Еўропу (а,можа,і ў Азіі бывалі,але ніхто мне аб тым не расказваў).Ясень быў хлопцам з узвышанай натурай,а Дуб прасцейшы,але была ў Дуба адна загана –вельмі ж рэўнасна ставіўся да ўсіх захапленняў сябра,меркаваў,што Ясень павінен прытрымлівацца такіх жа звычак і правілаў,як і ён. Але той на гэта ўвагі не звяртаў,лічыў,што сяброўства галоўнае.
Ды аднойчы Ясень пабачыў на ўскрайчыку дарогі маладзенькую Хваінку,невядома і калі яна паспела вырасці там і раскашавацца. Стаяла Хваінка ладная,гонкая,ірдзелася ўсімі сваімі зялёнымі іголачкамі як ў навагоддзе,толькі што кароны на макаўцы не было.Закахаўся Ясень у Хваінку,мог любавацца бясконца зіхатлівымі на сонцы вачыма і тонкім вабным станам.
Стаяў ён так аднойчы вечаровай парой,гледзячы на ўлюбёную ў задуменні, і раптам чуе:
-Блазан!Блазан гарохавы! –данесліся гукі нечага знаёмага голасу.
Здзівіўся Ясень,пазнаўшы голас найлепшага сябра Дуба.А той гняўліва працягваў:
-Можа,ты хочаш застацца сляпым? Яна ж выкале сваімі іголкамі ўсе твае прыгожыя вочы!
Як? Гэта кажа лепшы сябар,з якім ён заўсёды падзяляў свае радасці і гора? Ён амаль крычыць у крык і не разумее яго пачуццяў?
Ясень укленчыў:
-Божа! Божа міласердны,выручы,адкажы!Я ж не зведаў любасці ні разу,змілуйся нада мною,не дасылай праклёну свайго !
Бог,нібы і са спагадай пазіраў на яго,але чамусьці маўчаў.І куды дзеўся ў Ясеня запал,і прыняў ён сяброўскую параду немаведама чаму.
Шмат гадоў прайшло з тае пары.Хваінка стала яшчэ больш прыгажэйшай і вабнай,пайшла замуж за непрыгожага разлапістага Вяза,але раз-пораз за справамі ўзгадае закаханага маладога Ясеня,уздыхне,дый болей не дае волі сваім думкам. А за каго ж выходзіць ёй трэба было,як не старога нялюбага Вяза? Бо нешта ж апошнім часам усе маладыя ды прыгожыя ўсё больш,чым з жонкамі –з сябрамі знаюцца.
А во зусім нядаўна пачула я ізноў пра тых сябрукоў. Шэптам людзі кажуць,што памёр Дуб. Калі ляжаў у дамавіне,дык хто не прыходзіў,усе прыкмячалі на вуснах усмешку,а закопвалі як у зямлю,дык нехта,кажуць,і рогі на ілбу запрыкмеціў.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 82

АНЁЛ,ЯКІ НАВУЧЫЎ МЯНЕ ЛЯТАЦЬ

Мілы мой дружа,я раскажу табе гісторыю пра аднога Анёла,з якім мы пазнаёміліся вельмі даўно,акурат у дзень майго нараджэння. Канечне,ты будзеш смяяцца і гаварыць,што гэта казка,але тое самая-самая праўдзівая гісторыя.
Гэта быў вельмі дзіўны Анёл,не такі,як усе іншыя Анёлы. Ён быў не зусім ужо і маленькага росту,як усе яны,а выглядаў даволі мажна.Валасы ў яго былі не белыя ці русыя,а цемнаватыя,і ў звычайных Анёлаў яны кучаравыя,а ў гэтага – проста прамыя валасы.Але самае адметнае – яго крылы,яны былі незвычайна празрыстымі і лёгкімі,такімі лёгкімі,што яму літаральна не трэба было аніякай натугі,каб падняцца ў неба.Але дзеля таго,каб так лёгка лётаць,як рабіў гэта ён,трэба было ведаць таямніцу,пра якую ты даведаешся крыху пазней.
Ён прылятаў да мяне заўсёды у дзень нараджэння і прыносіў самыя дзівосныя падарункі,якія мог пакласці пад падушку,а мог,калі вельмі хацеў сустрэцца – наўпрост сесці на ўскрайчык майго ложка і чакаць,пакуль я не прачнуся.А калі яму бракавала часу,ён кранаў мой твар сваімі вуснамі ці крыламі,і я прачынаўся ад неймавернай пяшчоты і ўзнёсласці. Ён не павучаў мяне,не патрабаваў ад мяне добрых учынкаў,але ж пасля сустрэч з ім не хацелася рабіць анічога кепскага. Яшчэ ён прылятаў да мяне ў час хваробы,паіў мяне журавінным варам з маленькай срэбранай лыжачкі,якую падарылі маёй маме,калі яна была яшчэ зусім маладая,або расказваў мне казкі ці спяваў дзіўныя песенькі,яны былі і не сумныя,і не вясёлыя, а проста – светлыя. І пасля тых журавін,і тых песенек я засынаў,каб нараніцы прачнуцца зусім здаровым.
А потым неяк аднойчы ён сказаў мне:
-Хочаш,я навучу цябе лятаць? Гэта вельмі проста.
Ён адчапіў свае крылы( ведаеш,у яго яны прычэплены на такіх цікавых прышчэпачках) і прышпіліў іх да маёй спіны.Спачатку ў мяне нічога не атрымоўвалася,але,калі ён патлумачыў,што я павінен думаць у той час,калі лятаю,аб нечым вельмі добрым – гэта і была яго надзвычайная таямніца,у мяне ўсё атрымалася. Ён сядзеў,усміхаўся і глядзеў,як я кружляў уверсе,боўтаючы рукамі і нагамі.
-Вось, - сказаў Анёл, -цяпер ты можаш так жа лёгка,як і я,лётаць куды табе толькі ўздумаецца.Можаш вярнуць мне мае крылы,бо мне пара.
Ён прычапіў назад свае празрыстыя крылцы і развітаўся са мною.З тае пары я яго і не бачыў ні разу.Здаралася,узгадваў пра яго,кружляючы дзесьці ў блакіце,а бывала,што й забываўся.
А яшчэ ён бываў у мяне некалькі разоў,калі са мною ледзь не здарылася бяда –калі ледзь не патануў,калі плынь ракі панесла мяне раптам у далячынь бяздонную,паспеў,прыляцеў і выратаваў. Як? Я ж кажу,што гэта быў вельмі незвычайны Анёл – ён прыляцеў,калі я згубіў моцу змагацца з вадой і зразумеў,што болей ужо не здолею жыць. Памятаю,што раптам нібы нехта нябачны затрымаў мяне на хвалях,каб я ў думках развітаўся і з небам,і з сонцам,але больш за ўсё мне было шкада тады маю маму.І калі я развітваўся з усім белым светам,падымаючы вочы да сонца,побач з сабою я ўбачыў майго Анёла. Ён апускаўся на ваду,нібы вялікая птушка.Пакланіўся Анёл рацэ,нешта шапарнуў ёй на вуха,і яна адпусціла мяне,не забрала ў свае цёмныя віры.Толькі тое я ўжо слаба памятаю,бо з таго імгнення,як я ўбачыў яго,прытомнасць амаль назусім пакінула мяне.
Гэта быў самы адданы і незвычайны з усіх маіх сяброў,амаль такі,як мама. Толькі мама не ўмела лятаць,а ён умеў.
Калі я вырас,Анёл стаў наведваць мяне ўсё радзей і радзей.І я ўжо зусім стаў забывацца пра тое,затузаны жыццёвай сумятнёй,але вось што мусіла адбыцца не так даўно.
Ішоў я ноччу запознена дадому.І раптам пачуў,як на лавачцы,што стаіць каля майго дому,нехта цяжка дыхае і стогне.Падышоў –і о,дзіва,я ўбачыў свайго Анёла.Пазнаць яго было нялёгка,бо выглядаў ён вельмі сумна.У цемені ночы яго выдавалі,бадай што,толькі вочы,але пагляд іх так папрытух,куды дзелася толькі былое мігценне. Адзенне ж на ім было пазношана,а крылаў –увогуле не было. Па твару каціліся слёзы. І,ведаеш,ён нават паліў цыгарэту адну за другой.Здзіўленню майму не было межаў,і я запытаў:
-Шаноўны Анёл! Што з табою здарылася? Чаму ты так кепска выглядаеш?
Анёл,асклеўшы ад начнога холаду,ціха прамовіў:
-Ты ж ведаеш,што я часта даю людзям свае крылы дзеля таго,каб яны навучыліся лятаць,але аднойчы мне мае крылы не вярнулі назад.Апошнім часам нешта стала адбывацца кепскае з людзьмі (ты ж ведаеш пра абавязковую ўмову думаць аб нечым вельмі добрым,калі хочаш навучыцца лятаць),бо лятаць яны хочаць,а думаць аб добрым не жадаюць.Вось і ўзялі крылы,лятаць не змаглі,дык парвалі,паламалі,растапталі іх і выкінулі,як смецце.
І ў вачах яго ізноў паказаліся слёзы.
– Мілы,мілы і незабыўны мой сябар Анёл! – мовіў я яму. - Я зраблю табе новыя крылы ! І не дзеля таго,каб адплаціць.
Тут і сонца,весела усміхаючыся,стала падымацца з-за шматпавярховіка.Я пазычыў у яго промняў,зачэрпнуў поўныя прыгаршні вільготнай расы і зрабіў Анёлу новенькія крылы.Ён так узрадваўся,прышпіліў іх сваімі прышчэпачкамі сабе на спіну,выцер слёзы і лагодна, і шчасліва падняўся ў неба.А я быў вельмі рады таму,што і я спатрэбіўся яму – майму Анёлу,пра якога часцяком забываўся. Канечне,не веру ў тое,але раз-пораз прыходзяць думкі –а ці не разыграў ён перада мной гэтую дзею адмыслова,каб я яшчэ раз мог паверыць у свае сілы? Але калі і так,то адзінае,што магу –толькі яшчэ болей ім захапляцца.
-Добры Анёл ! – крычаў я тады яму. – Можа,калі мне ізноў спатрэбіцца твая дапамога,бо я таксама,як і ты,часта пазычаю свае крылы,а што,калі іх аднойчы возьмуць і не вернуць назад? Дык прылятай тады зноўку,бо,навучаны табою лётаць аднойчы,толькі хадзіць я ўжо не змагу.
Анёл з удзячнасцю памахваў мне на развітанне новенькімі крыламі,і адкульсці з вышыняў я пачуў:
-Кожны раз,калі будзеш даваць свае крылы каму-небудзь,падумай,а ці патрэбны яны яму,але ўсё ж-такі,ведаеш,не шкадуй іх для іншых,бо абавязкова знойдзецца той,хто адкажа на спагаду спагадай,той,хто і табе заўжды дапаможа…можа…можа…
Голас рэхам аддаваўся ў нябеснай далячыні.
А я яшчэ раз зразумеў,што ў мяне ёсць самы верны і дарагі сябар.Ён вяртае радасць і дабрыню, моцу і веру –Анёл,які навучыў мяне лятаць.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 83

Бибизянка

страшная сказка

1.
– Бибизянка, бибизянка! – кричали сытые детишки. Они визжали, мычали и строили рожи. Больше всех старалась разжиревшая девчушка. Причмокивая и шепелявя, она прожевывала слова:
– Бибизянка хочет кусять? Бибизянка уродка!
Своей пухлой правой ручонкой девчушка медленно заталкивала очередной пончик в перемазанный джемом ротик, в то время как левая тянулась за следующей порцией сладости.
– Не полутишь ничего, если не станцуишь!
Но бибизянка не хотела танцевать. Она сидела в ржавой клетке на мокрой подстилке из гнилой соломы и ненавидяще смотрела на толпу. Покрытая не то шерстью, не то волосами, она постоянно чесалась. Рядом с бибизянкой стояло корытце с мутной водой. А справа, в углу, высилась большая куча почерневших бананов, которые детишки часто бросали голодному существу в насмешку.
Бибизянка болела не часто: она болела всегда, но не сдавалась, цеплялась за крохи жизни. Бибизянка никогда не говорила: инстинктивное мычание – вот и всё, на что она была способна последние десять лет.
Детишки любили её.
Разжиревшая девчушка затолкала в рот последний пончик, медленно подняла вверх указательный палец и громко отрыгнула. Разгорячённой компании это явно пришлось по душе, и детишки тотчас устроили конкурс на самую длинную отрыжку.
И только бибизянка не разделяла общего веселья, молча и безучастно глядя на кривляющуюся толпу.

2.
Вечер – время кормёжки. Надзиратель медленно открывает клетку:
– Всё не сдохнёшь никак? – бубнит он и швыряет на пол нечто, похожее на кусок мяса. Бибизянка бросается к еде, начинает жадно рвать её остатками зубов.
– Жрёт, жрёт-то как! Живучее быдло…
Надзиратель мнётся с ноги на ногу, словно ему нужно что-то сказать, но он не знает, как подобрать слова. На лицо его начинает наползать тень ненависти.
– Скажи, ну почему вы такие живучие? Тварь! – бьёт он с размаху жалкое существо. То отскакивает.
Клетка захлопывается. Надзиратель идёт дальше.
А бибизянка замирает, свернувшись калачиком в ледяном углу. И непонятно: думает ли она о чём-то или просто впала в ступор?
Наступает ночь.
Охрана прогуливается по огороженной территории. Клеток много, но почти все пусты.
Одна из клеток – центральная. В ней обитает гордость Мюнхенского отделения национального хомопарка – отвратительное существо, именуемое детишками бибизянкой. Охранники любят постоять здесь часок, выхватывая у тьмы светом фонариков волосатую фигуру, любят поорать блатные песни, чтобы не дать бибизянке заснуть, любят пройтись дубинками по её измученной спине.
Но кое-чего они не любят, даже боятся: проникающего, сверлящего, глубокого взгляда, полного ненависти и… гордости. Воспаленного, не сломленного взгляда одного из последних представителей неарийской расы на Земле – белорусского солдата Алексея Василькова, у которого есть все шансы побить рекорд выживаемости.
Уйдут охранники, а бибизянка всё так же будет тихо сидеть одна в углу. Её мысли унесутся куда-то далеко-далеко, туда, где смеются родные Данька и Машенька, глядя как умывается пушистой лапкой маленький мурзатый котёнок. Туда, где нежная жена зовёт ко вкусно пахнущему ужину, а после – тепло обнимает, вызывая сладостную истому во всём теле. Туда, где ветер-шалопай обдувает лицо несущегося навстречу новому дню бесстрашного, счастливого, свободного всадника.
Уголочки губ бибизянки разойдутся, сложившись в улыбку. И никто, никто и никогда не сможет запретить ей улыбаться.
Потому что там – истина.
Потому что всё это – просто страшная сказка, конец которой обязательно будет счастливым.

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 84

Мара зёлачкі
Расла ў полі непрыкметная зёлачка. Была ў яе мара - стаць прыгожай кветкай, каб усе яе красой дзівіліся ,пахам насладзіліся .Пачуў пра яе просьбу лясны чараўнік і папярэдзіў зёлачку
-Я тваю мару магу здейсніць ,але навошта? Ты хоць і не такая прыгожая і яркая ,але вельмі карысная, можаш вылечыць людзей ад хвароб і яны табе будуць вельмі ўдзячныя, а ў кветкі век кароткі.
– Не, чараўнік ,хоць і адзін дзень, а пабуду прыгожай кветачкай ,каб ад мяне і вачэй адвесці нельга было ,зрабі так ,калі ласка. І вось цуд адбыўся - дзіву даваліся сяброўкі-зёлкі якой прыгажуняй стала зёлачка, але радасць яе была нядоўгай, ішлі полем дзяўчынкі, заўважылі прыгожую кветачку спыніліся ,сарвалі да загуляліся, забыліся па кветку, завяла яна і загінула ,так і не накрасаваўшыся .Заплакалі зёлачкіі ,палілі слязой- расой сяброўку, але на жаль не змаглі дапамагчы….Ах,зёлачка,зёлачка,пэўна кожнаму сваё....

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 85

Сказка о том, как мужик счастье нашёл.

Жил как-то на одном хуторе мужик, бедный, но вольный. Всякому бедному мужику хочется быть богатым и счастливым. Этот тоже мечтал да лапти плёл. Да на лаптях-то не разбогатеешь. Но тут ему повезло. Непонятно как, появилось у него богатство, в виде золота, да самого настоящего, чистого золота. Да столько, что ни взвесить ни сосчитать мужику. Почесал голову мужик: «Ну», – думает – «Заживу!» И, правда, зажил. Выйдет во двор, посмотрит на богатство своё и радуется – счастли-и-вый.
А богатство знамо всем хотелось – да не у всех получалось. Оттого и не получалось, что знает жизнь: кому дать – у кого взять… Что власть для раба, то шальные деньги для бедняка – добра от этого мало. Так и с мужиком нашим случилась история не хорошая, но и не плохая. Может потому и не плохая, что нет таких мужиков. Но верю я – разного роду люди бывают. Хоть и стал наш мужик богат, а как привык жить себе прежде, так и дальше живет. Ну, а что ему лапотнику-то нужно – хлеб да вода. Лапотник он и есть лапотник, только смотрит на золото да радуется. Думает: «Был беден, да тут во на как, разбогател. Мне нонче все поплечу». Уверенный такой стал: «Я с этим-то богатством горы свернуть могу». Да вот только не сворачивал, мечтал всё, и смотрел на своё богатство – любовался.

Ехал тут мимо барин. Молодой барин, но тоже богатый. Видит мужик стоит – улыбается.
– Эй, мужик, ты что улыбаешься? Я верст десять проехал все хмурые ходят, а ты улыбаешься.
– А как мне, батюшка, не улыбаться, был я беден, а тут богат стал.
– А как-то ты богат стал?
Развёл мужик руками, пожал плечами и говорит улыбаясь.
– Незнамо как!
– Вот ты говоришь богат стал, а по тебе не видно. Как лапотником был, так им и остался.
– А что мне, батюшка, лапотнику-то нужно: хлеб да вода.
И улыбается, счастли-и-вый.
Тут уже почесал голову барин.
– Эй, мужик, врёшь ты всё, небось. Покажи-ка ты мне свое богатство.
– А что тут скрывать, батюшка? Да вот только отсель не видать будет, а вот ежели за сенцы зайти, – говорит мужик и показывает рукой в сторону сенцев – там-то и есть моё богатство.
Спрыгнул барин со своей брички. Прошел к сенцам своим молодым, пружинистым шагом, и… чуть не остолбенел. Там столько золота, что он и представить себе не мог. Не поверил барин своим глазам, решил… руками потрогать. И впрямь золото, да высшей пробы золото! Подивился барин, перевёл дыхание, лежит-то золото да под открытым небом. И спрашивает мужика сдавленным голосом.
– А ну давай сказывай у кого украл?
– Эх, барин, да где тут красть. Все отродясь бедные ходют. – спокойно ответил мужик.
И, правда, подумал барин. Захотел бы украсть, да у самого императора столько золота не будет. Тут разум и голос стали к барину возвращаться.
– Ну а нашёл ты его где? Может ты в лесу моём клад нашёл, а ну отвечай, да смотри у меня, не лги?
– Эх, барин, барин, столько золота и с конем не свезёшь, да ещё и из лесу?
– Ну как, как оно у тебя оказалось?! Не могло же оно с неба упасть?
Улыбнулся мужик, как прежде счастливой улыбкой, развёл руками, пожал плечами и отвечает:
– Незнамо как!
– Незнамо как! Незнамо как! Передразнил его барин рассердившись. А ну давай сказывай, как дело было. Да смотри у меня, чтоб каждое слово правдой было! Слышишь, правдой было!
– А что тут сказывать, батюшка, – говорит мужик совсем спокойно – встал я как-то поутру, помолился, попил воды, поел хлеба и выхожу во двор, а там богатство да столько, что и счёту нету, только глаз радует. Откуда оно взялося?! Да кто его ведает, может с неба и упало, да только спал я и шуму не слыхивал.
Разозлился тут барин от такой истории ещё пуще, только понял, толком от мужика-то ничего не узнаешь.
– Ну а стережёшь ты его, стережёшь ты его как?
– А что его стеречь, батюшка, чай ног то у него нету, само не сбежит.
«Ох и дурак – подумал барин – и везёт же таким дуракам.»
– А снесёт кто?
– А снесёт кто, маленько, да и ладно. Вишь сколько его у меня – видьмо-невидьмо. Богатство-то оно на то и богатство, чтоб всех радовать.
Взгорячился тут барин. Давно он такой глупости да простоты не видывал. Покраснел весь. И спрашивает так насмешливо:
– И что, и я у тебя взять могу?
– Бери, батюшка, вишь сколько – нету счёту. Бери сколько душе угодно! – Спокойно отвечает мужик.
Тут сердце барина, чуть из груди не выпрыгнуло. «Ох, и глуп этот мужик, прознает кто – всё разнесут» – знал он это. Хоть и был барин молод да горяч, но всё ж заповеди Божьи исполнять старался. Набрал он золота диковинного сколь увезти мог – да и поехал с миром.
Всё хорошо, однако…, тяжело стало барину жить. Нет - нет, да и вспомнит о золоте, что у мужика-то.
– Эх, мне б столько золота, и я б хорошо зажил – счастливо. Горы б свернуть мог. И зачем этому дураку столько? Прознает кто, снесут ведь всё! И где, где справедливость?

Что было и как? Никто знать не знает – ведать не ведает. Раз как-то встал мужик поутру, помолился, попил воды, поел хлеба и вышел во двор – на золото своё любоваться. Глядь, ан нет золота.
«Эх, недоглядел» – подумал мужик.
Стал он под ноги смотреть, монетку искать. И монетки найти не нашёл, грязь всё одна. «Ну, что ж, пусчай людей радует!» – вздохнул мужик и поднял голову в небо. А там солнце, да как золото, да сияет. «Да что ж это я раньше такого богатства-то не замечал?» – подумал мужик и улыбнулся. «Сказывали, солнце такое агромадное, что его видьмо-невидьмо, и меры его не счесть и веса в нём акиян. А что блюдцем кажется, высоко знать. Это чтоб всем видать было» – рассуждал мужик – «Богатство таму и богатство, что всем службу несть может… и радовать.» Тут мужик задумался и вдруг лицо его просияло счастливой улыбкой. «А богат ты… только когда служишь и радуешь. … А значит – пользу приносишь» – вдруг понял мужик – «От оно счастье то!»

Что было дальше? Да ничего! Как жил себе мужик, так и живёт: с молитвой ложится спать, с молитвой встаёт, хлеб ест, воду пьёт, только о богатстве и счастье уже не мечтает, а думает о том, как день с пользой прожить – службу свою нести – человеческую. Ведь малая тварь и та пользу приносит, а значит – служит. А счастье? Так счастье всем дано, только для каждого у него своя мера – справедливая. И отмеряло оно своей мерою и мужику – по службе его – человеческой.

Вот вам лапотник, ну и лапотник!

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
 

agoranom agoranom в оффлайне

Администратор
Сообщений: 6 733

agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть agoranom имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

№ 86

ПРОСТАЯ СКАЗКА.


Если вы подниметесь на пригорок, то вашим глазам откроется следующая картина: прямо под вашими ногами будут простираться обширные зеленые холмистые луга, причудливо переплетаясь всеми оттенками зеленого: от светлого до изумрудного, и соединяясь небольшой рощицей. В этой роще стоит давно затерянный и забытый одинокий дом, источенный годами и потемневший от времени, когда-то, видимо, здесь был хутор. За домом течет небольшая река, из тех, которые обрамленные кустами и густыми зарослями камышей, тонкой извилистой лентой пересекают поля, луга, то, расширяясь, то, сужаясь в своем русле. На берегу реки растет большой, старый клен. И когда в синем ночном небе зажигается желтая круглая луна, к старому клену приплывает русалка. Никто не помнил, с какого времени она появилась в этом заброшенном месте, просто появилась и все. Русалке было скучно, одиночество злым червем точило ее душу. Клен же был величественен и молчалив, но иногда, цепляясь за обрывки угасающей многолетней памяти, он прерывал торжественное молчание, и в шорохе его листьев можно было услышать удивительные истории.
-Как долго ты живешь на свете?- спросила однажды русалка.
–Я не помню начала своей жизни, но наверное, очень давно.
-Так сколько же тебе лет?- смеялась русалочка, -может сто, тысяча или еще больше?
Клен грустно качал своими ветвями в тщетной попытке установить свой возраст.
-А ты всегда был кленом?- поинтересовалась русалка.
Клен глубоко задумался, его листья медленно покачивались в такт ветру. –Я помню, что когда-то, но это было очень давно, я был человеком, воином, может быть одним из первых людей.
-Как это интересно! -воскликнула русалочка, -а я вот почему-то ничего не помню. -Мне кажется, говорила она, -ты был хорошим человеком.
–Я не знаю, отвечал клен, -возможно настолько насколько может быть человек хорошим.
-Да ты что?! –удивилась русалочка—люди они такие хорошие, добрые, веселые. Я иногда слышу их смех вверху по течению, они так радуются воде, солнцу, слушают музыку, они, наверное, очень хорошие! Но клен лишь грустно качал ветвями, он ведь уже давно жил на свете, и видел разных людей, но ему не хотелось огорчать русалочку своими тяжелыми, как камни, воспоминаниями. Ему нравилась русалочка, нравилась за свой беззаботный, веселый нрав, за звонкий смех, за любознательность и открытость миру. Ему нравилось смотреть, как лунный свет серебрил ее длинные волосы, и как разноцветными огнями вспыхивал ее плавник.
Никто не нарушал их покой и размеренный образ жизни, во всем ощущалось торжество природы: в всплеске речных вод, шорохе камышей, кваканье лягушек, пении птиц, куковании в кустах кукушки, стрекотании синих стрекоз, в звоне комаров, в молочном густом тумане, поднимающемся от реки и окутывавшем все окружающее ….
Но однажды ночью, когда русалочка плела венок из лилий, а клен ею любовался, их молчание прервал громкий шум. Это на заброшенном доме обрушилась часть крыши. Крыша была еще черепичная, поросшая мхом, травой и даже кое-где молодыми деревцами.
Русалочка вздрогнула, клен зашумел листьями.
–Что это? –встревожилась она.
–Это время берет свое,—ответил клен—жизнь этого дома угасает. -А что здесь когда –то была жизнь?
-Да, здесь жили люди.
-И ты их видел?
-Конечно, вот так же как вижу тебя.
-Люди, какие они? Расскажи мне о них.- попросила русалка.
Клен вздохнул, ему было сложно собраться с мыслями. И все же он начал свой рассказ.
Когда-то в этом старом доме жили добрые люди. Окна светились огнями, а сердце дома— большая печь согревала своим теплом и дом, и людей живущих в нем. Я любил смотреть в их окна, там так ярко пылала жизнь. Клен замолчал, погрузившись в раздумье.
-Но что же было дальше, -спросила русалочка. Куда делись все эти добрые люди, почему здесь сейчас никто не живет? Расскажи, что же было дальше?
Дерево вздрогнуло, но продолжило свой рассказ.
Как-то однажды в дом ворвались чужие люди, они были одеты в форму, и говорили на непонятном языке. Хозяева дома называли их немцами, захватчиками. У них были злые лица, и они постоянно вели себя как дома, забывая, что они в гостях. И вот одна из молодых хозяек, не выдержав такой наглости, подскочила к немецкому офицеру и начала на него кричать: --Фашисты! Убирайтесь отсюда! Убирайтесь с нашей земли, вам никогда не победить!!!!
-И как ты думаешь, что сделал этот добрый человек?- спросил клен у русалочки.
–Не знаю, -растерянно ответила она.
–Он достал пистолет и выстрелил ей прямо в лицо.
-Зачем же?- удивилась русалочка.
-Люди от этого умирают. -ответил клен. После этого случая в доме поселилось горе, оно и разогнало всех жильцов по всему свету, многих из них уже давно и в живых нет.
-А что значит- в живых нет? Как это умирают? Что с ними происходит потом, после смерти? -засыпала вопросами русалка.
-Я не знаю, -ответил клен. -Никто не знает ответ на этот сложный вопрос.
-Это грустная история, мне жаль молодую девушку, -заплакала русалка.
И с неба медленными крупными каплями на землю полился дождь…
Неожиданно быстро пролетело лето. Наступила осень. Русалочка начала грустить, ее не покидала мысль, что она не одна на белом свете. От тоскливого одиночества она подплывала к клену теперь даже днем. Как-то, видя, как по небу, стаями улетают птицы, русалочка не выдержала и спросила у клена.
–А куда улетают птицы?
Клен с тревогой посмотрел на нее, он настолько к ней привык, и ему не хотелось говорить ей всего, что он знал. Но все же, он был стар и очень мудр.
–Птицы летят на юг, -ответил он, -к морю.
-А что это такое юг и море?
-На юге тепло, и светит яркое солнце, а море—это большая река, такая широкая и необъятная, что не видно ее берегов, и вода в море не пресная, а горькосоленая.
-Как ты думаешь, а если море такое огромное, может там есть другие русалки? Есть такие, как я?
-Возможно, есть, но я об этом ничего не знаю, -ответил клен. -Знаю только, что путь к морю длинен и труден, но если ты не достигнешь моря, ты тоже не узнаешь. Подумай об этом.
С каждым днем клен становился все молчаливее и молчаливее, с него постепенно слетали разноцветные листья, и русалочка знала, что скоро он замолчит надолго, до весны. Она грустила, все чаще ей хотелось увидеть море, почувствовать его вкус и запах. Но так жаль было расставаться с родными местами, с кленом, ставшим ей верным другом. И все же слова клена, что возможно там есть такие как она, не давали ей покоя...
Утренний осенний воздух был прозрачен и чист, с легким привкусом первых заморозков. Краски на картине, нарисованной осенью, бледнели и тускнели. Ветер срывал с клена последние остатки листьев и безжалостно разбрасывал их вокруг. Один красный листок упал в реку и медленно покачивался на поверхности воды, пока подхваченный течением не скрылся из глаз. Русалочка первая прервала молчание.
–Ты знаешь, зачем я пришла?- спросила она.
–Знаю, -еле слышно прошелестел клен. Ты пришла проститься.
–Ты прав, и, наверное, сердишься на меня, ведь я нарушила твой покой, а сейчас уплываю к какому-то далекому морю, в поисках призрачной мечты.
–Я не сержусь, я желаю тебе удачи! -ответил клен,- и желаю счастья!
–Спасибо, тебе! Жаль, что ты не можешь поплыть вместе со мной, -ответила русалка, -но ты всегда будешь в моем сердце!
И еще долго после того, как она скрылась за поворотом реки, с дерева грустно падали листья...

--------------------
система гибка - человек консервативен (с)
Страницы: 1  2  3  4  5  6   из  6
 
Быстрый переход
[]
Вверх
HOSTER.BY: профессиональный хостинг и регистрация доменов .BY
Более 35000 сайтов выбрали нас. Присоединяйтесь!
 
РЕСУРСЫ ПОРТАЛА
   Все ресурсы