228

Тут говорят!
Авторизация
Список форумов
Войти через акаунт
 

Сказки на конкурс
Подписаться/отписаться на тему (функция доступна только для зарегистрированных пользователей) Любимая тема (вкл/выкл) []

Страницы: 1  2  3  4 
Добавление сообщений к этой теме для незарегистрированных пользователей невозможно
Тему смотрит 1 незарегистрированный пользователь
Модераторы
Рейтинг темы: **** (30761 просмотр)
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения
 

larisak77 larisak77 в оффлайне

новичок
Сообщений: 13

larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный larisak77 популярный

Мара зёлачкі
Расла ў полі непрыкметная зёлачка. Была ў яе мара - стаць прыгожай кветкай, каб усе яе красой дзівіліся ,пахам насладзіліся .Пачуў пра яе просьбу лясны чараўнік і папярэдзіў зёлачку
-Я тваю мару магу здейсніць ,але навошта? Ты хоць і не такая прыгожая і яркая ,але вельмі карысная, можаш вылечыць людзей ад хвароб і яны табе будуць вельмі ўдзячныя, а ў кветкі век кароткі.
– Не, чараўнік ,хоць і адзін дзень, а пабуду прыгожай кветачкай ,каб ад мяне і вачэй адвесці нельга было ,зрабі так ,калі ласка. І вось цуд адбыўся - дзіву даваліся сяброўкі-зёлкі якой прыгажуняй стала зёлачка, але радасць яе была нядоўгай, ішлі полем дзяўчынкі, заўважылі прыгожую кветачку спыніліся ,сарвалі да загуляліся, забыліся па кветку, завяла яна і загінула ,так і не накрасаваўшыся .Заплакалі зёлачкіі ,палілі слязой- расой сяброўку, але на жаль не змаглі дапамагчы….Ах,зёлачка,зёлачка,пэўна кожнаму сваё....

Последний раз редактировалось larisak77; 19.07.13 в 19:34.
 

Boris_Spasibin Boris_Spasibin в оффлайне

новичок
Сообщений: 1

Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный Boris_Spasibin популярный

Сказка о том, как мужик счастье нашёл.

Жил как-то на одном хуторе мужик, бедный, но вольный. Всякому бедному мужику хочется быть богатым и счастливым. Этот тоже мечтал да лапти плёл. Да на лаптях-то не разбогатеешь. Но тут ему повезло. Непонятно как, появилось у него богатство, в виде золота, да самого настоящего, чистого золота. Да столько, что ни взвесить ни сосчитать мужику. Почесал голову мужик: «Ну», – думает – «Заживу!» И, правда, зажил. Выйдет во двор, посмотрит на богатство своё и радуется – счастли-и-вый.
А богатство знамо всем хотелось – да не у всех получалось. Оттого и не получалось, что знает жизнь: кому дать – у кого взять… Что власть для раба, то шальные деньги для бедняка – добра от этого мало. Так и с мужиком нашим случилась история не хорошая, но и не плохая. Может потому и не плохая, что нет таких мужиков. Но верю я – разного роду люди бывают. Хоть и стал наш мужик богат, а как привык жить себе прежде, так и дальше живет. Ну, а что ему лапотнику-то нужно – хлеб да вода. Лапотник он и есть лапотник, только смотрит на золото да радуется. Думает: «Был беден, да тут во на как, разбогател. Мне нонче все поплечу». Уверенный такой стал: «Я с этим-то богатством горы свернуть могу». Да вот только не сворачивал, мечтал всё, и смотрел на своё богатство – любовался.

Ехал тут мимо барин. Молодой барин, но тоже богатый. Видит мужик стоит – улыбается.
– Эй, мужик, ты что улыбаешься? Я верст десять проехал все хмурые ходят, а ты улыбаешься.
– А как мне, батюшка, не улыбаться, был я беден, а тут богат стал.
– А как-то ты богат стал?
Развёл мужик руками, пожал плечами и говорит улыбаясь.
– Незнамо как!
– Вот ты говоришь богат стал, а по тебе не видно. Как лапотником был, так им и остался.
– А что мне, батюшка, лапотнику-то нужно: хлеб да вода.
И улыбается, счастли-и-вый.
Тут уже почесал голову барин.
– Эй, мужик, врёшь ты всё, небось. Покажи-ка ты мне свое богатство.
– А что тут скрывать, батюшка? Да вот только отсель не видать будет, а вот ежели за сенцы зайти, – говорит мужик и показывает рукой в сторону сенцев – там-то и есть моё богатство.
Спрыгнул барин со своей брички. Прошел к сенцам своим молодым, пружинистым шагом, и… чуть не остолбенел. Там столько золота, что он и представить себе не мог. Не поверил барин своим глазам, решил… руками потрогать. И впрямь золото, да высшей пробы золото! Подивился барин, перевёл дыхание, лежит-то золото да под открытым небом. И спрашивает мужика сдавленным голосом.
– А ну давай сказывай у кого украл?
– Эх, барин, да где тут красть. Все отродясь бедные ходют. – спокойно ответил мужик.
И, правда, подумал барин. Захотел бы украсть, да у самого императора столько золота не будет. Тут разум и голос стали к барину возвращаться.
– Ну а нашёл ты его где? Может ты в лесу моём клад нашёл, а ну отвечай, да смотри у меня, не лги?
– Эх, барин, барин, столько золота и с конем не свезёшь, да ещё и из лесу?
– Ну как, как оно у тебя оказалось?! Не могло же оно с неба упасть?
Улыбнулся мужик, как прежде счастливой улыбкой, развёл руками, пожал плечами и отвечает:
– Незнамо как!
– Незнамо как! Незнамо как! Передразнил его барин рассердившись. А ну давай сказывай, как дело было. Да смотри у меня, чтоб каждое слово правдой было! Слышишь, правдой было!
– А что тут сказывать, батюшка, – говорит мужик совсем спокойно – встал я как-то поутру, помолился, попил воды, поел хлеба и выхожу во двор, а там богатство да столько, что и счёту нету, только глаз радует. Откуда оно взялося?! Да кто его ведает, может с неба и упало, да только спал я и шуму не слыхивал.
Разозлился тут барин от такой истории ещё пуще, только понял, толком от мужика-то ничего не узнаешь.
– Ну а стережёшь ты его, стережёшь ты его как?
– А что его стеречь, батюшка, чай ног то у него нету, само не сбежит.
«Ох и дурак – подумал барин – и везёт же таким дуракам.»
– А снесёт кто?
– А снесёт кто, маленько, да и ладно. Вишь сколько его у меня – видьмо-невидьмо. Богатство-то оно на то и богатство, чтоб всех радовать.
Взгорячился тут барин. Давно он такой глупости да простоты не видывал. Покраснел весь. И спрашивает так насмешливо:
– И что, и я у тебя взять могу?
– Бери, батюшка, вишь сколько – нету счёту. Бери сколько душе угодно! – Спокойно отвечает мужик.
Тут сердце барина, чуть из груди не выпрыгнуло. «Ох, и глуп этот мужик, прознает кто – всё разнесут» – знал он это. Хоть и был барин молод да горяч, но всё ж заповеди Божьи исполнять старался. Набрал он золота диковинного сколь увезти мог – да и поехал с миром.
Всё хорошо, однако…, тяжело стало барину жить. Нет - нет, да и вспомнит о золоте, что у мужика-то.
– Эх, мне б столько золота, и я б хорошо зажил – счастливо. Горы б свернуть мог. И зачем этому дураку столько? Прознает кто, снесут ведь всё! И где, где справедливость?

Что было и как? Никто знать не знает – ведать не ведает. Раз как-то встал мужик поутру, помолился, попил воды, поел хлеба и вышел во двор – на золото своё любоваться. Глядь, ан нет золота.
«Эх, недоглядел» – подумал мужик.
Стал он под ноги смотреть, монетку искать. И монетки найти не нашёл, грязь всё одна. «Ну, что ж, пусчай людей радует!» – вздохнул мужик и поднял голову в небо. А там солнце, да как золото, да сияет. «Да что ж это я раньше такого богатства-то не замечал?» – подумал мужик и улыбнулся. «Сказывали, солнце такое агромадное, что его видьмо-невидьмо, и меры его не счесть и веса в нём акиян. А что блюдцем кажется, высоко знать. Это чтоб всем видать было» – рассуждал мужик – «Богатство таму и богатство, что всем службу несть может… и радовать.» Тут мужик задумался и вдруг лицо его просияло счастливой улыбкой. «А богат ты… только когда служишь и радуешь. … А значит – пользу приносишь» – вдруг понял мужик – «От оно счастье то!»

Что было дальше? Да ничего! Как жил себе мужик, так и живёт: с молитвой ложится спать, с молитвой встаёт, хлеб ест, воду пьёт, только о богатстве и счастье уже не мечтает, а думает о том, как день с пользой прожить – службу свою нести – человеческую. Ведь малая тварь и та пользу приносит, а значит – служит. А счастье? Так счастье всем дано, только для каждого у него своя мера – справедливая. И отмеряло оно своей мерою и мужику – по службе его – человеческой.

Вот вам лапотник, ну и лапотник!


Спасибин Борис
 

tata.82 tata.82 в оффлайне

новичок
Сообщений: 8

tata.82 на старте

ПРОСТАЯ СКАЗКА.


Если вы подниметесь на пригорок, то вашим глазам откроется следующая картина: прямо под вашими ногами будут простираться обширные зеленые холмистые луга, причудливо переплетаясь всеми оттенками зеленого: от светлого до изумрудного, и соединяясь небольшой рощицей. В этой роще стоит давно затерянный и забытый одинокий дом, источенный годами и потемневший от времени, когда-то, видимо, здесь был хутор. За домом течет небольшая река, из тех, которые обрамленные кустами и густыми зарослями камышей, тонкой извилистой лентой пересекают поля, луга, то, расширяясь, то, сужаясь в своем русле. На берегу реки растет большой, старый клен. И когда в синем ночном небе зажигается желтая круглая луна, к старому клену приплывает русалка. Никто не помнил, с какого времени она появилась в этом заброшенном месте, просто появилась и все. Русалке было скучно, одиночество злым червем точило ее душу. Клен же был величественен и молчалив, но иногда, цепляясь за обрывки угасающей многолетней памяти, он прерывал торжественное молчание, и в шорохе его листьев можно было услышать удивительные истории.
-Как долго ты живешь на свете?- спросила однажды русалка.
–Я не помню начала своей жизни, но наверное, очень давно.
-Так сколько же тебе лет?- смеялась русалочка, -может сто, тысяча или еще больше?
Клен грустно качал своими ветвями в тщетной попытке установить свой возраст.
-А ты всегда был кленом?- поинтересовалась русалка.
Клен глубоко задумался, его листья медленно покачивались в такт ветру. –Я помню, что когда-то, но это было очень давно, я был человеком, воином, может быть одним из первых людей.
-Как это интересно! -воскликнула русалочка, -а я вот почему-то ничего не помню. -Мне кажется, говорила она, -ты был хорошим человеком.
–Я не знаю, отвечал клен, -возможно настолько насколько может быть человек хорошим.
-Да ты что?! –удивилась русалочка—люди они такие хорошие, добрые, веселые. Я иногда слышу их смех вверху по течению, они так радуются воде, солнцу, слушают музыку, они, наверное, очень хорошие! Но клен лишь грустно качал ветвями, он ведь уже давно жил на свете, и видел разных людей, но ему не хотелось огорчать русалочку своими тяжелыми, как камни, воспоминаниями. Ему нравилась русалочка, нравилась за свой беззаботный, веселый нрав, за звонкий смех, за любознательность и открытость миру. Ему нравилось смотреть, как лунный свет серебрил ее длинные волосы, и как разноцветными огнями вспыхивал ее плавник.
Никто не нарушал их покой и размеренный образ жизни, во всем ощущалось торжество природы: в всплеске речных вод, шорохе камышей, кваканье лягушек, пении птиц, куковании в кустах кукушки, стрекотании синих стрекоз, в звоне комаров, в молочном густом тумане, поднимающемся от реки и окутывавшем все окружающее ….
Но однажды ночью, когда русалочка плела венок из лилий, а клен ею любовался, их молчание прервал громкий шум. Это на заброшенном доме обрушилась часть крыши. Крыша была еще черепичная, поросшая мхом, травой и даже кое-где молодыми деревцами.
Русалочка вздрогнула, клен зашумел листьями.
–Что это? –встревожилась она.
–Это время берет свое,—ответил клен—жизнь этого дома угасает. -А что здесь когда –то была жизнь?
-Да, здесь жили люди.
-И ты их видел?
-Конечно, вот так же как вижу тебя.
-Люди, какие они? Расскажи мне о них.- попросила русалка.
Клен вздохнул, ему было сложно собраться с мыслями. И все же он начал свой рассказ.
Когда-то в этом старом доме жили добрые люди. Окна светились огнями, а сердце дома— большая печь согревала своим теплом и дом, и людей живущих в нем. Я любил смотреть в их окна, там так ярко пылала жизнь. Клен замолчал, погрузившись в раздумье.
-Но что же было дальше, -спросила русалочка. Куда делись все эти добрые люди, почему здесь сейчас никто не живет? Расскажи, что же было дальше?
Дерево вздрогнуло, но продолжило свой рассказ.
Как-то однажды в дом ворвались чужие люди, они были одеты в форму, и говорили на непонятном языке. Хозяева дома называли их немцами, захватчиками. У них были злые лица, и они постоянно вели себя как дома, забывая, что они в гостях. И вот одна из молодых хозяек, не выдержав такой наглости, подскочила к немецкому офицеру и начала на него кричать: --Фашисты! Убирайтесь отсюда! Убирайтесь с нашей земли, вам никогда не победить!!!!
-И как ты думаешь, что сделал этот добрый человек?- спросил клен у русалочки.
–Не знаю, -растерянно ответила она.
–Он достал пистолет и выстрелил ей прямо в лицо.
-Зачем же?- удивилась русалочка.
-Люди от этого умирают. -ответил клен. После этого случая в доме поселилось горе, оно и разогнало всех жильцов по всему свету, многих из них уже давно и в живых нет.
-А что значит- в живых нет? Как это умирают? Что с ними происходит потом, после смерти? -засыпала вопросами русалка.
-Я не знаю, -ответил клен. -Никто не знает ответ на этот сложный вопрос.
-Это грустная история, мне жаль молодую девушку, -заплакала русалка.
И с неба медленными крупными каплями на землю полился дождь…
Неожиданно быстро пролетело лето. Наступила осень. Русалочка начала грустить, ее не покидала мысль, что она не одна на белом свете. От тоскливого одиночества она подплывала к клену теперь даже днем. Как-то, видя, как по небу, стаями улетают птицы, русалочка не выдержала и спросила у клена.
–А куда улетают птицы?
Клен с тревогой посмотрел на нее, он настолько к ней привык, и ему не хотелось говорить ей всего, что он знал. Но все же, он был стар и очень мудр.
–Птицы летят на юг, -ответил он, -к морю.
-А что это такое юг и море?
-На юге тепло, и светит яркое солнце, а море—это большая река, такая широкая и необъятная, что не видно ее берегов, и вода в море не пресная, а горькосоленая.
-Как ты думаешь, а если море такое огромное, может там есть другие русалки? Есть такие, как я?
-Возможно, есть, но я об этом ничего не знаю, -ответил клен. -Знаю только, что путь к морю длинен и труден, но если ты не достигнешь моря, ты тоже не узнаешь. Подумай об этом.
С каждым днем клен становился все молчаливее и молчаливее, с него постепенно слетали разноцветные листья, и русалочка знала, что скоро он замолчит надолго, до весны. Она грустила, все чаще ей хотелось увидеть море, почувствовать его вкус и запах. Но так жаль было расставаться с родными местами, с кленом, ставшим ей верным другом. И все же слова клена, что возможно там есть такие как она, не давали ей покоя...
Утренний осенний воздух был прозрачен и чист, с легким привкусом первых заморозков. Краски на картине, нарисованной осенью, бледнели и тускнели. Ветер срывал с клена последние остатки листьев и безжалостно разбрасывал их вокруг. Один красный листок упал в реку и медленно покачивался на поверхности воды, пока подхваченный течением не скрылся из глаз. Русалочка первая прервала молчание.
–Ты знаешь, зачем я пришла?- спросила она.
–Знаю, -еле слышно прошелестел клен. Ты пришла проститься.
–Ты прав, и, наверное, сердишься на меня, ведь я нарушила твой покой, а сейчас уплываю к какому-то далекому морю, в поисках призрачной мечты.
–Я не сержусь, я желаю тебе удачи! -ответил клен,- и желаю счастья!
–Спасибо, тебе! Жаль, что ты не можешь поплыть вместе со мной, -ответила русалка, -но ты всегда будешь в моем сердце!
И еще долго после того, как она скрылась за поворотом реки, с дерева грустно падали листья...
 

batandko batandko в оффлайне

новичок
Сообщений: 1

batandko на старте

Из цикла

Фея - маленькая лесная фея. Такая девочка с крылышками как у стрекозы.
Мыш - лесной летучий мыш. Ну, как летучая мышь, только мальчик.

Насморк и апокалипсис.

Мыш проснулся с утра с ощущением надвигающегося Апокалипсиса.
-Е - мое, - подумал он, почесав за ухом, - неплохо было бы узнать, что это, вообще, такое - А-п-о-к-а-л-и-п-с-и-с! Возможно, это неплохой повод не бриться сегодня.
Наскоро перекусив чем бог послал (бог, как обычно, был сильно занят в тот момент и, посему, послал ничего... пришлось перекусывать остатками вчерашнего), Мыш расправил крылья, потянулся и полетел на поиски правды.

***
Фея с самого утра уговаривала себя проснуться. Уговоры помогали слабо.
-Пора вставать...пора вставать...пора вставать...пора...вставать, - пульсировало в феиной голове. Не помогало.
-И-и-и-и-и-и-и-и! - воздух прорезал свист, сопровождаемый хлопаньем крыльев и громкими чертыханиями.
-ПЛЮХ! - Мыш хлопнулся об землю, чуть не придавив Фее ногу.
Фея мгновенно проснулась и отскочила на три метра, от греха подальше.
-Когда ты уже научишься: раз - предупреждать о прилете, два - прилетать не так критично? - запричитала Фея - И вообще, какого черта ты небрит, как будто уже Апокалипсис наступил?!!!
-О!!! - Мыш бросил тереть ушибленную пятую точку и встрепенулся - Вот именно!!! А-пок-ли-пис!!! Я с самого утра чувствую, что он где-то рядом! Тебе не кажется? Кстати, я, конечно, и сам знаю, что это за зверь, но хочу тебя проверить: он похож на нашего лешего, только больше и страшнее... Так?
-У-у-у-у-у-у, - выдохнула Фея и улыбнулась в сторону - Что-то типа того! Впрочем, это не повод, чтобы не бриться!
-Да? - Мыш сокрушенно потупился, - Есть, вообще, причина в этом мире, по которой можно не бриться?! Кстати, а что это у тебя с носом, с глазами? Ты что, простыла?
-Ну есть немножко, - Фея грустно шмыгнула и откашлялась - И вообще, как-то грустно. Всякие душевные терзания. Ай, знаешь, вообще, не трогай меня. Слетай к Ежу вон. И, вообще, побрейся. Да и я, собственно, спать хочу!!!
-У-у-у-у! Как все запущено, - прогундосил Мыш, закрывая небритость крылом, - Это Вам не Апокалипсис какой-то! Это клинический случай! Тут не обойтись без лечения знаменитого доктора-меня!!!
-НЕЕЕЕТ!!!! Только не это!!! - Фея судорожно попыталась убежать.
-Поздно! - взревел Мыш, подхватил Фею и взмыл с ней в небо, где еще не погасла последняя очумевшая звездочка.
-Идиот! Кретин! Придурок несчастный! - орала Фея - Ты же знаешь, что я боюсь высоты и не летаю выше 15 метров!
-Помолчи, - пропел Мышь, подлетая к звезде.
Земля внизу превратилась в маленькую точку, и Фея зажмурила глаза.
-Нравится? - спросил Мыш, сдувая пыль со звезды - Дарю!
Фея приоткрыла один глаз. Звезда была удивительной красоты. Фея забыла про свой насморк и кашель. Болезненные занудные настроения куда-то улетучились.
-Нравится... - завороженно прошептала она.
Мыш гордо достал из-за пазухи гвоздик и, спросив у звезды разрешения, нацарапал у нее на боку феино имя.
-Чтоб нихто не покусился! - пояснил он.
Фея благодарно посмотрела на друга.
-Спасибо... Полетели домой, а? - и немного помолчав добавила - И, знаешь, можешь не бриться сегодня.

Последний раз редактировалось batandko; 19.07.13 в 12:02.
 

tower-rowan tower-rowan в оффлайне

новичок
Сообщений: 1

tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный tower-rowan популярный

Разговор перед застольем

- Как приятно вас видеть! Какие вы все блестящие и красивые! – молоденькая Салфетница с волнистыми позолоченными краями и ромашками на боках сияла. Это был её первый обед. Только вчера маленькую принесли из магазина, распеленали из липкой фольги, твёрдым женским ногтем соскоблили ценник с днища и накрепко протёрли влажной тряпкой. Сейчас Салфетница стояла, распустив лепестки пёстрых мягких салфеток, и пребывала в полном восторге – никогда ещё она не была в таком прелестном обществе.

- Да, да, - круглый жёлтый Заварник, преждевременно извлечённый из серванта и стоящий на сложенном полотенце в сторонке, на табуретке, тем не менее, считал себя полноправным участником действия. – Сегодня всё хорошо, роскошно, богато, а что будет, когда придут нарядные Люди! То-то залюбуешься!

- Разве Люди бывают нарядными? – спросила Салфетница, подозревая, что Заварник её обманывает: ни на заводе, где её штамповали, ни в универмаге красивых людей не было, а рабочие и продающие женщины были раскрашены грубо, словно бракованные чайные чашечки.

- Бывают-бывают, - заверил её Заварник, тщеславный, но, в сущности, добрый малый. – Смешные такие – сначала они аккуратные, собранные, прямо пальцем не тронь, как нашего брата. А потом как начнут пить из Рюмочек – и пошли раскисать, как заварка от третьего дня. Только нам тут нужно осторожнее быть и от их рук уворачиваться, но смотреть – просто умора. У нас всегда такие хорошие Люди бывают.

- А я ненавижу Людей! Просто терпеть их не могу! Грубые варвары и убийцы! – тонкая стеклянная Ваза, водружённая в центре стола, возмущённо шевельнула шапкой красных пионов, венчавшей её, да пролив пару-тройку капель воды. Ваза была немного истеричкой, но ей это прощалось. Все знали, что когда-то у неё был жених - стеклянный Графин, изящный, элегантный, с маленькими усиками из травинок позолоты и симпатичным брюшком, в котором так весело булькало. Но однажды неосторожная Хозяйка, поленившись взять стул, попыталась смахнуть с него метёлочкой пыль, не снимая с полки, и красавца и франта Графина не стало в один миг.

Важная голубая Чаша-Салатница, наполненная с горкой салатом «Мимоза» так, что напоминала большого пышного кота, сказала:
- И всё-таки они без нас не могут! Вот уж сколько мне лет, уже, страшно признаться, на дне царапины появились, а вот здесь – даже и трещинка… Но всё равно меня ставят на каждый стол. Столько трудов и такие нагрузки – ах, да я ведь осознаю, что без меня праздник будет испорчен, поэтому терплю. Но вы только посмотрите, какая трещина!

Посуда послушно повернулась в сторону Салатницы, обозревая микроскопическое повреждение на её сияющем боку. Все думали об одном и том же, но тактично молчали: а именно о том, что, когда трещинка станет заметной, Салатницу перестанут ставить на праздничный стол, а потому лучше бы ей просто помолчать об этом и не хвалиться.

- Простите, вы не могли бы чуть-чуть подвинуться? Мне не очень хорошо видно… - обратилась застенчивым шёпотом к Бокалу для Шампанского маленькая Рюмочка, стоящая у его подножия. На самом деле, Салатница была так велика, а ножка Бокала так узка, что при желании не могла бы ничего загородить.

Маленькая Рюмочка была страшно влюблена в Бокал, но никак не решалась признаться, и её писк был самым смелым шагом, на который она могла пойти. К сожалению, и в этот раз хрустальный дурак не разглядел, какая симпатичная толстенькая Рюмочка стоит у его длинной ноги, а просто продолжал тихонько-тихонько звенеть от напряжения, вытягиваясь всё выше. Бокал надеялся, что рядом с ним сядет невеста Старшего Сына, розовые губки которой всегда оставляли на его боках нежные отпечатки помады и сладкий лёгкий аромат.

- А как же! Мы неизменны, - заметила солидная Селёдочница, поблёскивая маслянистым, в лепные горошины боками, - а люди толстеют, худеют, стареют… Поэтому им и нужно что-то вечное и красивое!

- Ну уж нет! – засмеялась фарфоровая Барышня, поставленная на стол для украшения. – Когда я была ещё моложе, Младенец из этой семьи мог часами меня облизывать вместо соски. Это было неприятно, но что же можно было поделать? А теперь он вырос, стал Младшим Сыном и иногда, если никого нет дома, достаёт меня и целуется со мной, представляя, что я настоящая девушка! Так что ничего в них не меняется, – она залилась тонким смехом.

Солонка и Перечница молчали. Две почтенные сестры прожили здесь честную трудовую жизнь, которой были очень довольны, и не собирались это обсуждать. К тому же они втайне считали себя лучше остальных - ведь иногда по незнанию (или потому что Хозяйке было лень мыть остальную посуду) в тарелки для пирожков накладывали кашу, а в супницу наливали компот. И только Солонке и Перечнице всегда доставались соль и перец. Однажды, когда Перечница была моложе, она спросила у сестры: не хотелось ли бы той, чтобы в неё насыпали, скажем, сахар или молотую корицу? Но Солонка лишь возмущённо зашуршала, заявив, что кому только в голову могла придти такая глупость – корица в Солонке!

Икорница тоже молчала, но из важности и глупости. Набитая янтарными лопающимися зёрнышками, серебряная, с лёгким благородным налётом времени, она была даже старше Солонки и Перечницы, так что вступать в разговоры с мелюзгой считала чрезвычайно неприличным. И Икорница лишь тихонько пошевеливалась, ощущая себя приятно наполненной и выполняющей своё жизненное предназначение именно что сполна.

Ветер шевельнул занавеску у открытого балкона, открыв кусок голубого неба с клочьями облаков, и все, кто говорил, ненадолго примолкли. Они были счастливы – каждый раз, когда они появлялись на столе, вокруг было много еды и цветов, царило веселье, мир был по-настоящему прекрасен. И если даже кому-то пришлось бы сегодня упасть со стола, что ж – иногда случается и так, и ничего с этим не поделать.

А потом пришли Люди, и началось застолье. Люди были очень рады тому, что такая красивая посуда стоит на столе, громко шептали, что Хозяева – сразу видно - очень богатые люди, и серебро настоящее, и фарфор у них – чешский. А посуда звенела и гордилась Хозяевами – тем, что у них такой хороший вкус и что другие Люди их уважают.

Счастливее же всех была маленькая Рюмочка – как и говорил Заварник, один из неловких гостей смахнул её на пол рукавом, но не разбил, и, когда её водрузили обратно на стол, Бокал заметил наконец-то её, и звякнул, что испугался.

И все были чрезвычайно довольны друг другом.

Последний раз редактировалось tower-rowan; 19.07.13 в 23:58.
 

kakadu.by kakadu.by в оффлайне

новичок
Сообщений: 9

kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный kakadu.by популярный

VIP-тур "Падарожжа ў этна-казку"

Гады тры таму гэта было. Памятаю, прыкаціўся ў вёску Вогнік з суседняга Вялікага балота з навіной: нашую мясцовасць упісалі ў нейкі турыстычны маршрут і неўзабаве сюды скіруецца група турыстаў. Кажа, Баламуцень з Аўгустоўскага каналу праз знаёмага келбу булькнуў. А што ў нас глядзець? Вёска як вёска. Але загаманіў народ, захваляваўся. Найперш дзеўкі чапурыцца пачалі ды раніцою сабачы брэх слухаць. Ну зразумела, мужыкі ў вёсцы ўжо немаладыя, бывалыя. Ды і характар у большасці - як чорт даў. А тут жаніхі ідуць. Але дзе той брэх, з якога ляду? У нас сабачага роду, як Стаўры з Гаўрым памерлі, адно сусед мой, той, што леваруч. Дык ён вые, а не брэша. Калі поўня. Нават смешна крыху было: Зазоўка, канешне, дзеўка сакавітая, бойкая, як вачыма блісне, дык сэрца аддаў бы; а на Скрыгу ды Жалезную хто спакусіцца? У Скрыгі нават хаты сваёй няма, а Бабу Жалезную, на гамарні робленую, ні прытуліць, ні ў ложку памацаць. Але таксама брэх слухаюць, ды вечарамі пад плотам у Гуменніка "Агой-агой!" крычаць.
Мужыкі таксама рыхтавацца пачалі, праграму прыёму, значыцца, складаць. Апенька-Апівенька, багаты такі мужчынка, узяўся бровар наладжваць, бражку паставіў на пушчанку. Кажа:"Турысты - народ пітушчы, шчодры. Дык можа хто і пасядзіць за келіхам дзень-другі." Марыць так. А ў самаго пыска дрыжыць ды слінка набягае. Спорнікава вялікая радня да Жыжаля штодня бегала - каму новыя вілкі зрабіць спатрэбілася, у каго клямкі ржа патачыла. Павар'яцелі зусім са сваімі хатамі ды падворкамі! Я дык асабліва не рыхтаваўся, пішчыкі толькі новыя зрабіў, дуду пастроіў. Турысты, мабыць, паспяваць захочуць - падыграць ім якія прыпеўкі. А можа кадрылю наладзяць ці польку з падкіндэсам. Без дуды не абыйсціся!
Вось чакалі мы тых турыстаў, чакалі. Ужо і панцак, што Жытня наварыла, скіс, і балабухі пасохлі. Пушчанку апівенькіну Лазнік з Анцуткай употай за пуняй выпілі. А турыстаў усё не было. Нарэшце неяк пад вечар прыцягнуўся ў вёску Лазавік. Той, што на Чорнай Ганчы ля самай кантрольна-следавай паласы жыве. Будан ягоны мо кіламетраў дваццаць ад нас будзе. І прывалок з сабою нейкага балвана ў аблавусе. Балван той жывы, але нібы скамянелы. "Вось, - кажа Лазавік, - турыст ваш. Усё, што ад віп-тура засталося. Аржавень, хай яму трасца ў бок, усіх у багну завёў. А жабер-трава сёлета не ўрадзіла ў нас. Таму і хадзілі як невідушчыя. А гэны, - кажа, - як нашую прыроду тутэйшую ўбачыў, дык аслупянеў. Таму і ў багну не трапіў." Прытуліў таго балвана да каменя-следавіка, што ў нас на ростанях каля крамы аблспажыўкааперацыі ляжыць, ды і пайшоў сабе.
Балван гожы, поршні ў яго гумовыя, кашулька чорная з надпісам "Namber one", а аблавуха чырвоная, наверсе матузкамі завязаная, ды кароткія зялёныя порткі. Мы яго, небараку, каля каменя пакінулі. Хай стаіць, дзівіцца на бор наш, на туманы раніцой, на вясёлку пасля залевы. Паветку над ім расцягнулі, каб не мокра было. Узімку ў спорнікавым кажусе стаяў, а як во, цяпер цёпла, дык зноў у кашульцы, портках ды аблавусе. Жытня баркунок каля яго пасадзіла, каб хохлікаў адвадзіць. Ну і для прыгажосці.
Параіліся мы з мужыкамі і пачалі праз багну мост будаваць. Праўда, не зусім мост, а калінавую гаць. Каб турыстам не блукаць болей. Цяпер нам і паказаць ёсць што: ёлупня ў чырвонай аблавусе.
 
 

gagosta gagosta в оффлайне

новичок
Сообщений: 6

gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный gagosta популярный

Сказка (не философская, немудреная, просто сказка для ребенка и это - любимая сказка моего мальчика)

На одном машинном дворе обитало очень много разной техники. Кого там только не было: и трактора, и автомобили, и комбайны, и погрузчики, и строительные краны. Каждое утро все машины разъезжались по своим делам, а вечером собирались обратно. Ночью, оставшись одни, машины обсуждали прожитый день, рассказывали друг другу о своих водителях, обсуждали марки горючего, жаловались на неполадки в своих механизмах. Самыми закадычными друзьями среди машин были красивый Синий трактор «Беларус» и маленький Красный тракторок. Они делились друг с другом горючим и запчастями, всегда поддерживали друг друга в сложные минуты.
Однажды Синий трактор отправили на далекий торфозавод за брикетом. Это был неблизкий путь, да к тому же там оказалась длинная очередь из таких же тракторов, и Синий трактор загрузился только под вечер. А когда он возвращался обратно, началась гроза, дождь, и непросто дождь – настоящий ливень. Дорогу развезло и тяжело груженый Синий трактор еле-еле пробирался по узкой извилистой дороге через лес и наконец безнадежно завяз. В это время его верный друг – маленький Красный тракторок с тревогой ожидал его на машинном дворе: он беспрерывно освещал фарами дорогу, по которой друг должен был вернуться домой. Он чувствовал, что случилась беда, и думал, как помочь другу. Красный тракторок подкатил к могучему комбайну и стал просить того, поехать навстречу другу и вытащить его из беды. Но огромный комбайн отказался, сославшись на то, что он очень толстый и не сможет проехать по лесной дороге. Тогда Красный тракторок обратился с такой же просьбой к высокому строительному крану. Но и тот ответил, что не может помочь его другу, так как его длинная стрела будет цепляться за деревья и он сам может застрять. Отказались и все другие машины, сославшись на тяжелый день, плохую дорогу и ненастье. Что же делать? И маленький красный тракторок, самый слабый на машинном дворе, решил сам ехать выручать друга. Сверкали молнии, страшно гремел гром, но он упорно пробирался по лесной дороге и наконец его фары высветили силуэт друга. Тот, пытаясь выбраться, истратил все свое топливо и уже не надеялся добраться до дома. Красный тракторок поделился с другом горючим, подцепил его и вместе они смогли выкарабкаться из глубокой промоины и благополучно вернулись на машинный двор.
Вот так, в трудную минуту, самый маленький и слабый может оказаться сильнее и надежнее больших и могучих, потому что дружба – великая сила.

Последний раз редактировалось gagosta; 20.07.13 в 12:13.
 

Suiren-san Suiren-san в оффлайне

новичок
Сообщений: 2

Suiren-san на старте

Ветерок для Медвежонка

Уже много лет на Самом Крайнем Севере не было такой холодной зимы. Метели мели не переставая. Огромные тучи затянули всё небо. Сильный ветер так и норовил засыпать снегом любого, кто осмелился выйти наружу. Звери прятались по своим норкам и берлогам. Казалось, что зима будет длиться вечно, и в этих краях никогда не покажется солнышко.
Белый Медведь и Белая Медведица сидели в своей пещере. В ней было очень холодно. Ветер залетал в пещеру и приносил кучи снега. Тогда Белый Медведь и Белая Медведица брали в лапы мётлы и тщательно подметали пещеру. Медведи были большие. А у всех больших белых медведей шерсть длинная, пушистая и очень тёплая. Злые морозы были им не страшны. Но недавно у Белого Медведя и Белой Медведицы появился маленький Медвежонок. Его белая шубка была не такой пушистой и тёплой. Белый Медведь и Белая Медведица очень волновались, что Медвежонок может простудиться и серьёзно заболеть. Белая Медведица не отходила далеко от Медвежонка, и всё время грела его в своей чудесной тёплой шубе. Белый Медведь ходил к Большому Северному Морю, нырял в тёмные холодные воды и ловил там большую вкусную рыбу. А Медвежонок спал рядом с мамой, просыпался, кушал вкусную рыбу и снова засыпал, потому что он был ещё совсем маленький.
Однажды, когда Белый Медведь шёл к Большому Северному Морю ловить рыбу, он встретил Пингвина. Пингвин был очень умный и знал про всё на свете.
- Здравствуй, Пингвин, – сказал Белый Медведь. – Холодно сегодня.
- Здравствуй, Белый Медведь, - ответил Пингвин. - Очень холодно.
- Как ты думаешь, Пингвин, зима скоро закончится? – Спросил Белый Медведь.
- Хотелось бы поскорее, - вздохнул Пингвин. Он немного помолчал, вздохнул ещё раз и сказал, – Я слышал, у вас появился маленький Медвежонок.
- Да, - улыбнулся Белый Медведь. – Он очень забавный и почти всё время спит.
- Почему бы тебе не сходить к Колдунье? – спросил Пингвин. – У неё есть волшебный сад, в котором круглый год тепло и растут ягоды, цветы и яблони. Попроси у неё свежих ягод и яблок для Медвежонка.
- Хорошая идея, - сказал Белый Медведь. – Спасибо, Пингвин, ты очень умный. Я обязательно схожу к Колдунье. До свидания.
- До свидания, Белый Медведь. – Ответил Пингвин и пошёл по очень важным пингвиньим делам.
На следующий день Белый Медведь отправился к Колдунье. Она жила в Дремучем Лесу в деревянном домике. Рядом с домиком находился волшебный сад Колдуньи. Он был огорожен маленьким красивым заборчиком. В этом саду всегда было тепло, и летали бабочки и птички. Белый Медведь подошёл к заборчику и полюбовался красивыми цветами, которые росли в саду. Колдунья в это время пила чай с вареньем и смотрела в окошко. Она увидела Белого Медведя и вышла на крыльцо домика.
- Здравствуй, Белый Медведь, - сказал Колдунья. – Зачем пожаловал?
- Здравствуй, Колдунья, - ответил Белый Медведь. – Есть у меня к тебе просьба. У меня и Белой Медведицы недавно появился маленький Медвежонок. Не могла бы ты дать ему ягод и яблок из своего волшебного сада?
Колдунья задумалась. У неё был длинный нос, маленькие чёрные глаза и бледная морщинистая кожа. Но она считала себя очень красивой и часто любовалась на себя в зеркало. Единственное, что не нравилось Колдунье, - это ёё волосы. Они были тонкие и быстро путались. Расчёсывать их было ужасно трудно, и они постоянно торчали во все стороны. Колдунья долго думала, как же ей справиться со своими волосами, и, наконец, ей в голову пришла идея.
- Послушай, Белый Медведь, я помню, что у Белой Медведицы очень длинная мягкая белая шерсть. Пусть она свяжет мне из этой шерсти парик, а взамен я принесу вам корзину клубники и большое красное яблоко.
- Хорошо, - сказал Белый Медведь. – До свидания, Колдунья.
- До свидания, Белый Медведь.
Прошло несколько дней. Всё также дул сильный ветер, падал холодный снег, и зима даже и не думала заканчиваться. В пещеру к Белым Медведям пришла Колдунья. Белая Медведица достала парик и помогла Колдунье надеть его. Парик очень понравился Колдунье. Она долго любовалась на себя в маленькое зеркальце, которое всегда носила с собой. Потом Колдунья отдала Белой Медведице корзину с клубникой и яблоком, попрощалась и вышла из пещеры. Рядом с пещерой она достала из кармана своего чёрного длинного платья теплый ветерок. Колдунья наколдовала этот ветерок для того, чтобы он раздувал её новые волосы. Она считала, что так будет выглядеть ещё красивее. Когда Белый Медведь увидел, что у Колдуньи есть тёплый ветерок, он кинулся к ней, схватил за один край ветерка и потянул к себе. Колдунья схватилась за другой край ветерка и потянула его на себя. Белый Медведь громко рычал и просил отдать ему ветерок. Но Колдунья целых два дня наколдовывала этот чудесный маленький тёплый ветерок, и ей совсем не хотелось его отдавать. Они тянули и тянули ветерок на себя. Но Белый Медведь был сильнее Колдуньи. Ему удалось выдернуть ветерок из её рук, и они оба кубарем покатились в разные стороны. Колдунья встала, отряхнула себя от снега, и, что-то недовольно бормоча себе под нос, пошла домой. А радостный Белый Медведь побежал в пещеру. Белая Медведица очень обрадовалась, когда увидела ветерок. Они повесили его на входе в пещеру. Ветерок не пропускал в пещеру снег и холодный ветер, и внутри стало очень тепло. Теперь Белый Медведь и Белая Медведица не волновались, что Медвежонок может простудиться. А Медвежонок съел большое вкусное красное яблоко и снова заснул. И ему снились яркие и весёлые сны.
 

gundins gundins в оффлайне

новичок
Сообщений: 2

gundins на старте

ДОБРЕЙШАЯ ВАСИЛЬЕВНА

Жила одна старушка
На улице Весенней,
В той маленькой избушке,
Где расписные сени.
А на огромном дубе,
Что рос возле избушки,
Скворечников сто было,
Прибитых на макушке.
В них жили: сойки, белки,
Скворцы и свиристели.
С утра до поздней ночи
Они старушке пели.
И пусть слыла чудачкой
Она во всей округе,
Ни разу не обидела
Старушка даже мухи.
Гусыни низко кланялись,
Когда её встречали.
" Добрейшая Васильевна"
Её все величали.
Бывало рано утром
Проснется и к окошку,
А в огороде грядки
Пропалывают кошки.
Их десять штук, иль больше,
Я сбилась уж со счета,
Все жили со старушкой,
Трудились все с охотой.
Им помогали белки,
Скворцы и свиристели.
Любили все старушку,
Помочь ей все хотели.
И даже мышки в доме
Не воровали крупы,
Ведь не жалела бабушка
Ни каши им, ни супа.

* * *
В базарный день, в субботу,
Стоит Тимох – конек,
Весь лентами украшенный.
Он повезет возок,
Васильевна садится
В возок и нею кошки,
А рядом уж присели
И белки на подножки,
Гусыни, свиристели,
Собачки. Все успели!
Поехали кататься
Компанией честной!
Весёлою толпой!
Вдоль улицы Весенней,
А после по Садовой,
Вдоль Набережной длинной
И по Весенней снова.
А дальше на Базарную,
Где ярмарка шумит,
Спешит Тимох нарядный,
Компанию всю мчит.
На ярмарке, на ярмарке,
На шумной, пестрой ярмарке,
Чего там только нет:
Подушки и сапожки,
Конфеты и сережки,
Редис, пучки петрушки,
Горячие ватрушки,
И разная вкуснятина
И всякая там всячина…
Васильевна с компанией
Проходит по рядам
И делает, и делает
Покупки тут и там:
Ведро овса – лошадке,
Себе – две шоколадки,
По рыбке каждой кошке,
Гусыням – по сережке.
Для птичек « Ноты» – книжку,
Для белочек – коврижку.
И тут она увидела
Афишу на заборе:
Цирк-шапито приедет
К ним на гастроли вскоре.
«Пойдем на представление!» -
Решила так старушка,
И дружно согласились
C ней все её зверушки.


* * *
Дни быстро пролетели
И вот в конце недели:
Шум, суета, волнение
Царят уже в избушке.
Идти на представление
Готовятся зверушки.
Все у большого зеркала
Толпятся: кошки, птицы.
И в суматохе дружной
Спешат принарядиться.
Васильевна все розы
В саду своем сорвала,
Соломенную шляпку
Из сундука достала.
Стучит нетерпеливо
Подковами конек.
Давно готов в дорогу
Украшенный возок.
- Поехали! Поехали! –
Торопит всех старушка,
В возок скорей садится,
И с нею все зверушки.

* * *
Соломенная шляпка,
Роз целая охапка –
На ярусе последнем
Васильевна сидит.
За тем, что на арене,
На этой круглой сцене,
С компанией честною,
Внимательно следит.
Так что же наши зрители
Почтенные увидели?

Вот трубы зазвучали,
На разные лады,
Арену осветили
Бегущие огни.
Смешливый рыжий клоун,
В руках держа гармошку,
Достал из шляпы белой
Чернее сажи кошку.
Всем поклонился низко,
- Приветствую! - сказал
И на гармошке весело
Играть своей он стал,
При этом пританцовывал,
Шагая по дорожке,
И вдруг внезапно шляпу
Накинул он на кошку.
- А-л-л-е,-вскричал задорно,
- Я превращу котенка…
В кого бы вы подумали?
Оп-с-с! В милого тигренка!
И сразу из-под шляпы
Две полосатых лапы
И хвост такой же масти
Увидели все тут.
Да только показаться
Не захотел на люди
И спрятался поглубже
Под шляпу хитрый плут.
-Так здесь и нет тигренка,-
Сказал, смеясь в сторонке,
Веселый рыжий клоун,
-Внимание сюда!
Поднял он быстро шляпу,
Под нею было пусто,
И не было ни тигра,
Ни лап и ни хвоста.
- Но это только значит,
Что может быть иначе,
Вас, зрителей, немножко
Я только разыграл.
А вот сейчас смотрите,
Во все глаза смотрите,
Что бы увидеть то, что
Я вам не показал…»
И клоуну на смену
Тут вышли на арену
Семь тигров полосатых
И африканский слон,
А с ними укротитель,
Их грозный повелитель.
Зверей присесть заставил
И поклониться он.
Дал им команду начинать,
И стали звери танцевать.
Достойно восхищения
То было представление.
Но музыка вдруг стихла.
Ударив плетью лихо,
Великий укротитель
Торжественно сказал:
«Через горящий обруч
Прыжки! Смертельный номер!»
Забили барабаны.
И притаился зал.
Большой горящий обруч -
Опасная преграда.
Хоть тиграм очень страшно,
Но прыгать все же надо.
Вот первый из них прыгнул,
Затем второй и третий,
Но тут заминка вышла,
А дрессировщик с плетью
Возле виновника стоит.
И продолжать ему велит.
Но тигр его команды
Не хочет даже слушать.
Он лапами закрыл
Свои глаза и уши.
-Какой позор! Какой скандал!
Зло дрессировщик закричал.
- Как мне на всё это смотреть?!
И полоснула тигра плеть.
Ах! - вздрогнула толпа и зашумела.
Но тут же на арену смело,
Через ступеньки прыгая умело,
Знакомая всем бабушка сбежала
И громко зрителям сказала:
« Почтеннейшие зрители,
Вы только что все видели,
Как тигра здесь обидели,
Я не могу молчать!
Жестокий укротитель!
Зверушек вы мучитель!
Я вам не дам, учтите,
Их бить и обижать!
И ласково на ушко
Бесстрашная старушка
Сказала тигру: «Милый,
Ну, что же ты, дружок?
Тебя все очень просят.
Давай с тобою вместе
Сейчас начнем сначала
И сделаем прыжок».
Старушка тигра убедила.
Ведь доброта – большая сила.
И хлопали Васильевне
Восторженные зрители.
Директор цирка приглашал
Работать укротителем.
Но милая старушка
Ушла к своим зверушкам…

* * *
На улице Весенней,
В той маленькой избушке,
Что под огромным дубом,
Жива ещё старушка.
Всё так же, как и раньше,
Ей полют грядки кошки,
И мышек кормит кашей
Она из своей ложки,
Всё так же, как и раньше,
Печет для всех ватрушки.
И нет во всей округе
Приветливей старушки.
 

Евграф Калистратыч Евграф Калистратыч в оффлайне

новичок
Сообщений: 5

Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный Евграф Калистратыч популярный

Шаблондия


...с удовольствием посмотрю, как странички форума будут заполняться сказочками про Него и Неё, Звёздочки на небе, которые будут влюбляться в разных представителей флоры и фауны, Розы и Соловьёв, пионеров Машу и Витю, а также Художников, Поэтов, Скульпторов и других деятелей искусства, творения которых оживают и творят необычайные вещи. И, да – и не забудьте, пожалуйста, про подаренные сердца и улыбки, а также рождественские чудеса и замерзающих детишек...
(Ксения Кардинале, она же evilbear)


– Сказку! Сказку! Сказ-ку! А иначе спать не буду. Буду назло тебе плакать всю ночь. Только тихо, чтоб кошку не разбудить.
– Да будет тебе сказка, не хнычь уже. Вот такая: «В некотором царстве, в некотором государстве...»
– Не хочу такую! Эту я знаю, ты мне её каждый вечер рассказываешь!
– Ну тогда такая: «В норе под землёй жил да был хо...»
– Эту тоже не хочу, я ее уже в кино видела!
– Вот что с тобой делать, спрашивается? Ладно. Расскажу вот эту. Только предупреждаю, она вообще-то для мальчишек. «Давным-давно, в далёкой-далёкой галактике...»
– Эту хочу! Её Пашка смотрел, говорил – круто! А что такое галактика?
– Понятия не имею. Но, наверное, что-то ужасно давнее и ужасно далёкое. Так вот, давным-давно, в далёкой-далёкой галактике жил да был Сказочник. У него была работа такая – сочинять сказки для капризных детей, не желающих спать.
– Как я?
– Нет, не как ты. Намного хуже. Они ещё дрались, ломали игрушки и пинали кошку.
– Гадкие какие! Я бы им ремня за это, а не сказок.
– Не, ремня им родители давали. А Сказочник сказки для них сочинял, чтобы хорошо и крепко после этого спали.
– После ремня или после сказок?
– Того и другого. И вот однажды сел он за стол, взял ручку с золотым пером в своё левое щупальце...
– Какое ещё щупальце? И почему левое?
– Верхнее, самое длинное, с одиннадцатью присосками. Он же был из далёкой-далёкой галактики, не забывай. А левое – потому что левша был. И вообще, перебивать старших некрасиво.
– Ладно, я не буду больше. Только и ты не рассказывай больше всяких страшностей и непонятностей.
– Постараюсь. Ну так вот, взял он ручку с иридиевым пером...
– Ты же сначала сказал – с золотым!
– Ещё раз перебьёшь – и будешь спать не только без сказки, но и без своего любимого Злого Медведа. Отберу его, откручу ему плюшевую голову и выкину на помойку. Пускай там воронам и галкам говорит «Превед!»
– Ой, не надо, не надо! Я правда буду молчать и слушать, честно- честно! Только Медведа не отбирай!
– Ну хорошо, слушай дальше. Взял он ручку с золотым пером – а не сочиняется ничего, хоть ты тресни. Поменял перо на иридиевое – тот же результат. Достал самое новое-наиновейшее, из лучистого металла рентгения – и хоть бы хны! Пригорюнился Сказочник. Потом вспомнил, что есть у него друг. Мастер Йода и Азитромицина.
– Чего-чего?
– Азитромицина. Ну или на худой конец, Хлорамфеникола. А кто обещал не перебивать?
– А кто обещал непонятностей разных не говорить?
– Ну ладно. Всё равно я сам не знаю, чего он там мастер. Короче, вызвал его Сказочник по срочной галактической связи. А Мастер ему и говорит: «Сказка не пишется твоя. Средство тебе подсказать могу. В систему звёздную Мамбуин лететь должен ты. Планета есть там океаническая по имени Склизь. Шаблондия зовётся континент единственный её. Найдёшь на том ты континенте вдохновения источник». Послушался Сказочник, взял напрокат звездолёт, разогнался до Варп Девять и полетел...
– А вот и неправда! Варп Девять — это из другой сказки!
– Он Сказочник, ему можно. Откуда хочет, оттуда и берёт. Значит, прилетел он, сел на планету, спрятал звездолёт в крапиве, чтоб не украл никто...
– А почему в крапиве?
– А вот ты бы полезла в крапиву, хоть бы и за звездолётом?
– Не-а. Сама не полезла бы. Пашку бы подговорила.
– Ну вот. А в той галактике таких смелых, как твой Пашка, не было. Ну вот, спрятал он звездолёт в крапиве и пошёл искать...
– Что?
– Как что? Источник вдохновения, как ему Мастер говорил. Вот идёт он по пустыне...
– Какой пустыне? В пустыне крапива не растёт!
– А там оазис был. Выходит он из крапивного оазиса, идёт по пустыне, видит – сидит на ветке Соловей...
– На какой ещё ветке?
– Саксаула, естественно. Сидит себе и поёт песни для Розы.
– А Роза что?
– А блеклая Роза печально дышала, солнца багровым закатом любуясь. А потом Соловей устал петь, голос сорвал, а Роза его упрашивать начала: спой, мол, светик, не стыдись. Ну он и каркнул во всё воронье горло.
– Как каркнул? Он же Соловей.
– Я бы посмотрел, как бы ты каркала, если бы перед этим пела восемнадцать часов без передышки. Ну вот, каркнул он, а Роза взяла и от огорчения завяла. Тогда Соловей разогнался и с лёту напоролся на её шип грудью. В общем, все умерли. Посмотрел на это Сказочник и дальше пошёл. Смотрит – на небе Звёздочка висит.
– Какая Звёздочка? Там же закат, её не видно будет.
– Так он очень долго шёл. Так долго, что зашёл на ночную сторону планеты. На которую солнце и не заглядывает никогда. Ну вот, в небе Звёздочка висит. А по земле ползают разные представители флоры и фауны. И Звёздочка в них по очереди влюбляется. И зовёт их к себе на небо. А они ей: да ты что, мол, Звёздочка, мы же все как один гады ползучие, а рождённому ползать – летать ну нафиг. Наконец нашёлся один, Змей Петров его звали. Ка-ак разбежится на хвосте, как прыгнет!
– И попал на небо?
– Сове в лапы он попал. Несёт, значит, его Сова к себе в гнездо, чтобы сожрать, а остатки совятам скормить, а Змей Петров кричит: «Наконец-то я лечу! Я лечу к тебе, моя Звёздочка!» Сова это услышала, подумала, что это он её своей Звёздочкой назвал, да от удивления его и выпустила. Упал Змей с высоты и разбился в лепёшку.
– А Звёздочка?
– А Звёздочка от огорчения в Сверхновую превратилась.
– Это как?
– Ну раскалилась сначала, раздулась, а потом ка-ак бабахнет! Так, что вся флора с фауной под камни попрятались и больше уже не вылазили. А Сказочник только головами покачал и дальше пошёл.
– Головами?! Сколько ж у него их было?
– Всего две. И обе левые. Идёт он дальше, смотрит – сидят на песке Он и Она. Пионеры Марциал и Виталина. Сокращённо Маша и Витя. И Маша говорит Вите: «Я для тебя Звёздочку с неба достану». А Витя ему: «Да ты её и так уже достал своей болтовнёй – смотри вон, что от неё осталось!» Посмотрел Маша на остатки Сверхновой и горько заплакал. Так сильно, что из его слёз разлилось целое озеро и затопило всё вокруг. А Витя не успела убежать. И сия пучина поглотила ея в один момент.
– А Сказочник?
– А он был в скафандре, поэтому выплыл. Плывёт и думает: «А где ж тут источник вдохновения, про который Мастер говорил?» И только он так подумал, как видит – стоит на берегу озера скала, из которой источник бьёт. А вокруг него целая толпа народу собралась: Художник, Скульптор, Поэт и другие деятели искусства. И все свои творения в этот источник макают. Художник макнул картину – она ожила. Сошёл с картины лев и Художника сожрал. Скульптор макнул статую – она тоже ожила. И как затопает ногами, как закричит: «Все кончено. Дрожишь ты, Дон Гуан». И затоптала Скульптора. Поэт подумал-подумал и не стал рукопись окунать. «Если, – говорит, – то, про что я стихи написал, тоже оживёт – всей нашей Галактике сразу полный гравитационный коллапс наступит».
– А что такое гравитационный коллапс?
– Наверное, то, что происходит в коллайдере. Ну, в том, который по телевизору показывали.
– А что там происходит?
– Да точно не известно, но явно ничего хорошего. В общем, посмотрел на это всё Сказочник, да и говорит сам себе: «Да ну его в чёрную дыру, такой источник вдохновения. А Мастеру от меня щелбан за глупые шутки». Подумал так и пошёл щелбанное дерево искать.
– Зачем?
– Как зачем? Чтобы щелбанов с него нарвать для Мастера. Идёт и видит: сидит маленький мальчик в дырявом полушубке, жалобно плачет и замерзает потихоньку.
– Как замерзает? Там же пустыня!
– Ты не забывай, Сказочник уже давно на теневую сторону планеты зашёл. Ну вот, увидел он мальчика, подарил ему тёплое сердце, чтоб тот не плакал...
– Как сердце? Своё, что ли?
– Да что ты, нет, конечно. Баранье, тушёное с виноградом, айвой и бамией.
– Не свиное?
– Что ты, конечно, нет! Это же некошерно! А ещё улыбку подарил. Без кота.
– Почему без кота?
– Ну не было у него кота. Подарил и говорит: «Счастливого тебе, мальчик, Рождества!»
– А что, это на Рождество было?
– Нет. Но надо же было ему хоть что-то пожелать этому бедному мальчику. Мальчик, конечно, ничего не понял, потому что на этой планете не знали, что такое Рождество, но всё равно ему было приятно. И в благодарность он показал Сказочнику, где растёт щелбанное дерево. Нарвал Сказочник отборных спелых щелбанов, отыскал свой звездолёт в крапивных зарослях, да и улетел к себе домой. А после сказку написал. Вот эту самую.
– А дальше?
– А дальше я завтра придумаю. А Сказочник пускай отдохнёт, к нему завтра рано утром мастер прийти должен.
– Тот самый Мастер? Йода и этого... как его...
– Нет, обычный мастер. Сантехник. Пока Сказочник на звездолёте летал, у него канализацию прорвало. Да спи ты уже наконец, Ксюша!

--------------------
"...по тысяче золотых талеров с профилем короля Мурдеброда..." (С)
 

andrej.majstrak andrej.majstrak в оффлайне

новичок
Сообщений: 91

andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный andrej.majstrak популярный

Казка вершаваная. Трусалоўка.

Частка Першая. Пані.

Чуў ад прадзеда да школы дзіўну казачку цікаву:
Што на ўзгорку занядбаным, каля сажалак вясковых,
Быў калісь палац пампезны – перла панскага маёнтку!
Поўны дарагой аздобы! Кожнага уражваў звонку!

Заснавала яго пані з польскага старога роду.
І хадзіла між народу аб ёй страшнае паданне,
Што шляхцянка тая мела выкшталцэнне не ад Бога:
Выклікаць умела зданяў і з'яўлялась трусаловам.

Кожны тыдзень у нядзелю апасля імшы ў касцёле
Сабірала яна зёлы, што на могілках квітнелі,
Выбірала двух сялянаў альбо з чэлядзі людзінаў
І вяла між канапеляў іх у лес тайнай сцяжынай.

Часам тым білі маланкі у пяруннік на палацы.
Груганы, д'ябла дарадцы, утваралі ў небе валкі.
Жыхары дрыжэлі ў хатах, пацеры там шапаталі,
Малючыся Войну Янке за няшчасных, што забралі.

Панядзелкам жа ад рання з першым сонечным праменем
У самоце й задуменні ся вяртала дамоў пані.
Кош нясла з сабой лазовы, а ў кашу тым былі тру́сы,
Толькі вочы, што імалі, людскі былі, людскі й вусны!

Сыканнем хіжым вужацкім ім казала ціха ведзьма:
«Но до мне крулікі гледзьма! Лёс ваш хамскі небарацкі!
Сшыю шыбка я з вас футра, што чароўнасьць велку мае,
І над светам нібы цацкай ўраз уладу атрымаю!»

Частка Другая. Мужык.

Недалёк ад той мясціны хутарок быў выкупнога.
Жыў даволі ён няўбога. Шчыры ветлы селяніну!
Меў стараную ён жонку, мусіў з ёй дзяцей расціць.
Працавалі ўсёй радзінай, як ў народзе мае быць.

Восенню звычайна рушыў на кірмаш да места ён.
Там прадаўшы збожжа й лён, кіраваўся ўжо да пушчы,
Дзе з пабеглымі братамі выпіваў мёду гарлач
Ды баранню смажыў тушу - час быў шанаваць Багач.

Так аднойчы пасля святак мусіў крочыць ён дамоў.
Аж адзін з яго сяброў, даў парады: «Ў вёсцы Храпы
Скараці ты братку шлях! Хопіць ходзіць па лясах:
Як мінеш Пятровай хаты йдзі па паневых садах!»

Сапраўды шмат дзе казалі, што аховы там няма!
Шлях той менш разы у два, да яго схілілісь шалі!
І мужык з добрым настроем, закурыўшы сваю люльку,
Пайшоў як прапанавалі, звонка пяючы Гандзюльку.

Канец дня ўжо падыходзіў, а наш брат сягнуў садоў.
Бачны вобрысы двароў маянтковых па-на ўсходзе.
На зямлі нібы дыванам траўнік восеньскі ляжаў.
Дрэвы ўсе раслі па модзе, яблыкавы пах стаяў.

Ўзнікнуў першы двор сялянскі, потым зноў яшчэ адзін,
І пачаўся лес з хацін, а на ўзгорку палац панскі!
Селянін спыніў хаду, бо ўжо ноч навокал легла,
І гасціннасці братэрскай стаў шукаць з мэтай начлега.

Частка Трэцяя. Дзіўная сустрэча.

Падрыхтоўваючы словы прывітаць гаспадароў,
Грукнуў гучна ў дзверы ён жылой простай пабудовы.
Але ж за дзвярмі ні гуку, нават шолаху няма!
Пэўна спіць спадарства ў доме, што губляць тут час дарма.

Так пайшоў да хаты іншай, потым да яшчэ адной -
Зноў паўсюль такі ж спакой… Надта дзіўнае зацішша!
Прахадзіў мужык з гадзіну, але плёну не было.
Ажно бачыць сярод вішняў ці стадола, ці гумно.

Хлеў стаяў той адамкнуты. Ну, за гэта дзякуй Бог!
Бо ад стомы не чуць ног. Ля ўваходу скрутка путаў,
А ўнутры няма жывёлы ды з саломы подсціл зносны.
Ледзьве лёг сніць родны хутар, як учуў голас жалосны:

«Мілы дарагі браценьку, выратуй нас ад бяды!
Зведалі няшчасця мы, выратуй нас даражэнькі!»
Толькі ў загарадцы бачыць: што за чортава прыява,
Плачуць два трусы маленькіх людскія занадта з твару!

Пажагнаўся мужык ўмомант ды схапіў звяркоў за вушы:
- Чыя ў вас гавораць душы, ці то сатаны падмова?
- Не спадару, не нячысьцік з табой зараз размаўляе!
Каб не знешнасць наша нова, мы такія жа сяляне!

І трусы з душэўным жалем пачалі распавядаць,
Што ўсім светам заўладаць хоча ў змове з чортам пані,
Што на могілках варожыць і вядзьмарыць над людзьмі,
Што ў сябрах з ёй ходзюць здані, што яны толькі ўцяклі!

Частка Чацвёртая. Шлях да касцёлу і размова з ксяндзом.

Памагчы мужык згадзіўся, быў душою дабрадзей:
Не кідаць жа там людзей, дзе лад боскі адступіўся!
Толькі вось адно пытанне: «Як жа з вас мне зняць заклён?»
Тут адзін з трусоў схапіўся: «Пойдзем да ксяндза ў касцёл!»

«Ксёндз на ўсе навукі знаўца, - скокаў трус і разважаў,-
Кніжак шмат ён прачытаў, Бога можа запытацца!»
«Ці параіцца з святымі, - падхапіў другі з трусоў, -
Лепей не знайсці дарадцы, мусім мовіць мы з айцом!»

Быў то Панскі дзень нядзеля, золку падыходзіў час.
Раптам асягнуў ўсіх гас: чорны цмок ляцеў па небе.
«Пэўна пані вас шукае», - селянін сказаў трусам.
Аж пачуўся голас пеўня - лепшы сродак ад пачвар!

З радасцю трусы ўздыхнулі і паскокалі наўпрост,
Перайшоўшы цераз мост, ля касцёла апынулісь.
І знянацку са святыні выйшаў сталы чалавек
«Вы той хто нас уратуе, скончыцца няшчасця век! -

Так ксёндз дзіўна прывітаўся, ды пабег у сутарэнні, -
Маю я святое зелле, што калі ім скарыстацца:
Пырснуць на чало вядзьмарцы мовячы Veritas victit -
Ўсе заклёны мусяць зняцца, зноў трусам людзямі быці!

Толькі ведаць вы павінны: гэты дзень ужо апошні!
Бо калі ня хлусяць вочы, засталося дзве людзіны.
Ноччу іх ператварыўшы на прагаліне шатанскай,
Пачне шыць пані з нявінных сабе футра валадарства!»

Частка Пятая. На прагаліне шатанскай

«Матка Боска заступіся!», - у дарогу ксёндз сказаў
Ды адважных пажагнаў. «Ойча, ты за нас маліся!» -
Віскнулі трусы сардэчна. «Ладна хопіць час губляць, -
Селянін тут узбурыўся, - трэба злодзейку шукаць!»

І пайшлі яны ў напрамку да прагаліны шатанскай.
Абмінулі палац панскі, вось каноплі ўжо пасадкі.
Як заўважылі раптоўна, што сярод канопляў тых,
Згодна ксёндзавай здагадкі, пані ў лес вяла дваіх!

«Незаўважна нібы цені, пойдзем сочачы за ёй!
Тут галоўнае спакой!» - селянін ўсіх абнадзеяў!
І пайшлі таемнай сцежкай злоснай чараніўцы ўслед.
Неўзабаве сярод хвояў бачны стаў яе сакрэт:


На вялізарнай паляне клеткі поўныя трусоў,
Па абводу шмат кастроў, ды паўсюль блукаюць здані!
Пані загадала людзям к казану ў сяродак стаць,
Знекуль выняўшы скрыжалі, стала нешта мармытаць!

Пачалі згушчацца хмары, а ў іх бліскаўкі жыгаць.
Перуны гучна грымяць над прагалінай шатана!
Не спынялася вядзьмарка: зёлкі ўкінула ў казан,
Мабыць кветкі дурнап’яну. Абвалок людзей туман!

Ведзьма хлопнула ў далоні - груганнё паналяцела.
Змрочная смуга асела - ў небе стала бачна поўню.
А замест людзей у цэнтры два трусы моўчкі сядзяць
Раптам пані абамлела: «Пах мужыцкі мне чуваць!»

Частка Шостая. Veritas victi

«Пэўна ад мяне смуродзіць», - хутка зразумеў мужык.
Страх у ім кудысьці знік, выйшаў ён і крыкнуў: «Годзе!
Не пашыеш трусалоўка футра ты з маіх братоў!
О, тутэйшы наш народзе, павяртайся ў люд з трусоў!»

Пырснуў ведзьме ў твар ён зелле ды сказаў ксяндзоў заклён.
Зняўся жудасны праклён, людзі зноў у сваім целе!
Праскуголіла вядзьмарка: «Не ўбяжыш ты хам далёка!»
І амаль што за імгненне абярнулася у цмока!

Людзі хто куды пабеглі. Селянін толькі не ўцёк!
Засмяяўся чорны цмок: «Дзе хам зорка твая ў небе?»
«Мая зорка ў маёй мове», - у адказ мужык сказаў
Ды святла святым праменем пацер цмоку прачытаў:

«Ёсць адна моц - то сумленне, найкаштоўнейшая ў свеце!
Згіньце д’ябальскія дзеці, а мне Езус дай збаўлення!»
І заззяла ўмомант сонца знішчыўшы злую страшыдлу,
А на мейсцы выдарэння куфар зіхацеў з грашыма!

«Колькі грошай цмок пакінуў! Дзякуй Богу! Пан Хрыстос!» -
Радасны змакрэлы ксёндз, прыбяжаўшы брызнуў слінай. -
Па-хрысцьянску , ну, за зелле… Трэба срэбра мне палову!
Гэта Бог наш справядлівы, даў вось грошы для касцёла!»

«Не ў касцёле праўда Ойча, а ў маральнасці людской!
Няма ў бібліі святой слоў, што трэба Богу грошы!» -
І раздаў мужык сялянам усё срэбра на выкупы,
Пажагнаўся ды нарэшце да сям’і пайшоў на хутар!
 

Inga.TUT Inga.TUT в оффлайне

новичок
Сообщений: 4

Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный Inga.TUT популярный

Малюнак жыцця
Аднойчы летняй раніцай апынулася Дзяўчына ў незвычайнай краіне. Навокал раслі цудоўныя кветкі і прывабныя расліны. Зачараваная прыгажосцю дзіваў, Дзяўчына крочыла наперад, уважліва назіраючы за наваколлем.
Раптам яна ўбачыла мальберт, побач з якім зіхацелі яскравыя фарбы і ляжаў пэндзаль, нібы агітуя зрабіць малюнак.
Дзяўчына падыйшла бліжэй і заўважыла, што за мальбертам хаваецца казачная Фея.
- Прывітанне, - усміхнулася яна, - жадаеш што-небудзь намаляваць?
- Так, - нясмела адказала Дзяўчына.
- Трымай, - мовіла Фея і працягнула незвычайны пэндзаль.
Дзяўчына ўзяла яго і на хвіліну задумалася.
- Я не ведаю, што маляваць і, увогуле, не ўмею гэтага рабіць.
- Нічога, я табе дапамагу, - усміхнулася зноў Фея, - а далей усё будзе залежыць толькі ад цябе.
Фея ўзяла пэндзаль, акунула яго ў залаціста-жоўтую фарбу і дакранулася да мальберта, намаляваўшы па цэнтру невялікі круг.
- Як прывабна ён ззяе! – усклікнула Дзяўчына.
- Малюй! – настойліва мовіла Фея, - Гэта незвычайны мальберт, усё намаляванае на ім увасабляецца ў жыцці.
- Дзівосная краіна, у якой шмат кветак! Я таксама жадаю іх намаляваць! – вырашыла Дзяўчына.
- Вельмі добра! – захапілася Фея і намалявала вакол залаціста-жоўтага круга контур пялёсткаў, - Размалюй іх! – прапанавала чараўніуца Дзяўчыне, - Гэта малюнак твайго жыцця, якія фарбы ты сама дадаш, тыя колеры і афарбуюць рэчаіснасць.
- Як цудоўна! – натхнілася Дзяучына і зноў узяла пэндзаль, - Я намалюю самую прыгожую кветку. Але няўжо на самой справе я магу афарбаваць сваё жыццё, у тыя колеры, што сама захачу? Няўжо малюнак ажыцявіцца ў рэчаіснасці і яна заззяе цудоўнымі фарбамі? Гэта неяк зусім проста…
- Але так і ёсць… - мовіла Фея і знікла.
- Неяк зусім проста, - паўтарыла Дзяўчына і падыйшла яшчэ бліжэй да мальберта.
- Зраблю пялёсткі блакітнымі! – усклікнула яна, - Не, тады кветка згубіцца на фоне неба. Можа тады ружовымі? Ці спалучаюцца ружовы і жоўты? – разважала Дзяўчына ўголас, - Можа зрабіць пялёсткі зялёнымі? Ці намаляваць усю кветку ўвогуле жоўтым? Каб не сумнявацца, зраблю пялёсткі рознакаляровымі, - вырашыла мастачка, - Але не, што скажуць на гэта людзі? - спынілася яна, - Рознакаляровых пялёткаў я не бачыла ў прыродзе, але бываюць часткова афарбаваныя аднім колерам, а часткова другім. І я так зраблю, - зноў падумала ўголас Дзяўчына, - Але навошта мне кветка, якая ўжо існуе? Мой твор павінен быць асаблівым, як і маё жыццё. Зраблю на пялёстках арнамент! Намалюю такую узорыстую павярхоўнасць, што кветка будзе сапраўды казачнай.
Дзяўчына акунула пэндзаль у срэбраную фарбу і… спынілася.
- Ці атрымаецца ў мяне? – спалохалася яна, - Я не змагу намаляваць такі складаны ўзор, я магу сапсаваць малюнак…
Дзяўчына павольна палажыла пэндзаль, адышла ад мальберта і зачаравана пакрочыла далей па незвычайнай краіне. Уздоўж сцежцы, па якой крочыла задумлівая падарожніца, з’явіліся рамонкі з белымі пялёсткамі кропля ў кроплю, як на незавершаным малюнку. Бела-жоўтыя кветкі ціха калыхаліся ад ветру, нібы суправаджаючы дзяўчынін шлях.
Адну кветку, на якой харахорыўся матылёк, узяла ў рукі раптам з’явіўшаяся Фея і задуменна дакранулася да пялёсткаў.
- Аб чым думкі? - спытаў Матылёк Фею.
- Рамонак нагадвае мне аб тым, што я дарую кроплю цуда ў кожны малюнак жыцця, а ўжо ад чалавека залежыць, ці зможа ён адштурхнуцца ад дадзенага і зрабіць сапраўдны твор яго мары, які ажыцявіцца ў рэчаіснасці.
 
 

trya trya в оффлайне

новичок
Сообщений: 13

trya популярный trya популярный trya популярный trya популярный trya популярный trya популярный trya популярный trya популярный trya популярный trya популярный trya популярный

Тры колеры
Шаноўныя дзеці, іх таты і мамы, з вашае ласкі, зараз пабаю даўнейшую казку пра караля старога, пра каралевіча маладога, пра падарунак небяспечны і пра каханне вечнае, ды яшчэ пра штось. Ну, дык вось…
Даўно-даўно, ажно ўспаміны пра тое быллём параслі, жылі сабе стары кароль і малады каралевіч. Іх каралеўства трымалася ў парадку, жыццё працякала даволі гладка: камення – хоць забіся, вады – хоць заліся, дроў – хоць запаліся, а хлеба дакупіўшы, можна жыць-прыпяваць і дабра нажываць, тым дабром гандляваць і спакойна спаць. Каралеўства, карацей, вялося не горш як у людзей: не беднае, не забагатае, разам з тым, ладнае, знатнае і акуратнае. І доўга было ў тым краі як у раі, пакуль інакшыя часы не напаткалі, бо няўхільным бывае лёс – і на крапіву прыходзіць мароз.
Кароль выдатна караляваў, а каралевіч падрастаў, аж яму васямнаццаты год настаў. І наладзілі з гэтай нагоды банкет на ўвесь свет. Госці з’ехаліся з усіх народаў і балявалі. Тры дні і тры ночы не змыкаліся іхнія вочы: і ракою цяклі напоі, і вазамі вазілі прысмакі, так нагуляліся, што ледзь адаспаліся небаракі. І навезлі тыя госці падарункаў розных гатункаў, і панапрыдумвалі пажаданняў багата, што не ўлазілі ў каралеўскую хату. І кожны клапаціўся не забыцца, што каралевічу час ажаніцца, таму ўсе, як адзін, пра сваіх дачок між іншым разважалі і ў сваты пасля свята чакалі. Але ажаніцца – гэта не ўпіцца. Тут куды ні кінь – усюды клін. І каралевіч, каб людзей не смяшыць, вырашыў не спяшацца, а ва ўсім хоць трохі разабрацца, прыгледзецца, паразважаць, а ўжо потым нешта вырашаць. А пасля святкавання, нікому адказу не даўшы, да самага світання хроп, як пшаніцу прадаўшы. Высокія ж госці хутка паехалі дадому трэсці косці.
Назаўтра каралевіч прадзёр уранку вочы, з ложка ўскочыў і пабег разбіраць падарункі, бо такія былі варункі, што не выпала ні хвіліны, каб заняцца прыемным чынна. Ён перабраў зброю, упрыгажэнні, розныя стварэнні, зусім замарыўся, пакуль з работай круціўся. А напрыканцы заўважыў яшчэ адзін падарунак: зусім невялікі пакунак хаваў тры паветраныя шары: чырвоны, зялёны і сіні, а яшчэ там ляжала пасланнне, ад якога пачалося насланне, бо, вядома, усякае ліха прыходзіць ціха. У пасланні былі пажаданні і правілы карыстання:
“Загадай любое жаданне,
пракалі адзін шар на світанні
і атрымаеш, што пажадаеш,
а нікчэмнай цаной адплаціш”.

Каралевіч не доўга вагаўся і спакушэнню паддаўся. Зрабіў, як трэба, і толькі асвяцілася неба, пракалоў чырвоны шар і захацеў самую прыгожую ў свеце нявесту, каб ад ейных чар у целе станавілася цесна. У маладосці хапае дурносці, каралевіч у нявестах мала разбіраўся, з адной дзяўчынай, што звалі Марынай, толькі знаўся. Яна з ім расла і блізкая сэрцу ўжо гэтым была. Тым не менш, праз хвіліну ў каралеўскі замак заехала найпрыгажэйшая нявеста з самага прывабнага цеста. Прыгожая то прыгожая, але надта ўжо нягожая, з самага парога абвясціла строга:
- За таго замуж пайду, у каго бездань грошай знайду. Няхай сабе муж будзе як шкарпэтка, абы я была як кветка.
Але каралевіч папаўся, па вушы закахаўся, думае, што рабіць, як далей жыць. І прыдумаў другі шар ўжыць. Прабачце, забыўся пра адну рэч, без яе аніяк насамрэч. У каралеўстве знік колер чырвоны, народ гудзеў, як шалёны, усё стала выглядаць незвычайна, ненатуральна. Дзіўнымі сталі ўборы, перамянілася кожная хата – такою была за жаданне нікчэмная плата. Ды людзі пабедавалі з такое навіны, а потым вырашылі, што так быць і павінна, звыкліся і разышліся.
Наступным ранкам каралевіч за зялёны шар атрымаў наступны дар: грошай –як вошай. Але не ўсякі грош харош. Знік назусім зялёны колер, абшары пасінелі, а людзі абамлелі, ані травы, ані дрэўца, няма куды дзецца. Пачалі падданыя з перапуду ўцякаць, ажно пяткі ад страху блішчаць. Кароль жа нявесту тую не ўпадабаў, і сыну жанніцца дазволу не даў, бо нявеста да каралевіча “саколе”, а за спінай – у вочы соллю.
Каралевіч і пад носам нічога не бачыў, а пра ўсё разважаў іначай. А нявеста закаханаму і кажа, быццам мёдам мажа, языком ляшчыць, як калаўрот трашчыць:
- Каб ты быў уладар дужы, дык, напэўна, стаў маім мужам!
Каралевіч зусім ачмурыўся і на розум свой забыўся. Апошні сіні шар ухапіў і стаць уладаром папрасіў. Кароль стары скамянеў невядомым чынам, а ўлада перайшла да сына. Стала наваколле чорна-белым, людзі зніклі ўсе, нават смелыя, ўчора было ў каралеўстве і сала, ды карова языком злізала. Замест каралеўства ладнага, на многае здатнага, выйшла пустыня, у якое кожны згіне.
Зразумеў каралевіч, што папаў у нерат: ні ўзад, ні ўперад. Ён засумаваў, што рабіць гадаў, у нявесце засумняваўся і жаніцца ўжо сам адпіраўся. А тая ад яго не адставала, і было ўсяго ёй мала. Але ўзяўся за гуж – не кажы, што нядуж.
І каб нешта змяніць гэтым векам, палез каралевіч у бібліятэку. Там праз тры дні і ночы тры знайшоў паданне пра тыя шары. Аказалася, калі пакунак моцна трасці, гаспадар трох шароў павінен прыйсці. Каралевіч пакунак патрос і ад здзіўлення да крэсла прырос: з’явілася нявеста з самага прывабнага цеста. Каралевіч адразу ўсё зразумеў, раззлаваўся, але хітра спытаўся спачатку, як вярнуць каралеўства назад да парадку. Нявеста ж зарагатала і ў паветры растала, пра яе нідзе больш не чулі, вось якія выйшлі гулі. Не ўсё золата, што блішчыць, не ўсё музыка, што пішчыць.
Каралевіч доўга гараваў, на свой лёс наракаў, каб збегчы ад здзеку, схаваўся зноў у бібліятэку. Там яго і знайшла дзяўчына Марына, з якою ён рос, пакуль на цвік не павесіў нос, з якою бегаў босы, ганяў камароў і вос. І тут каралевіч ачуняў, бо сапраўднае каханне ў сэрца прыняў. Цела сілаю налівалася, душа да дзеянняў парывалася. Каралевіч і Марына разам сталі шукаць паратунак, мудрых кніг ператрэслі не адзін клунак. Ды нічога талковага не папала, але Марына знала сякі-такі сродак, ды каралевічу не сказала, сама ўсё адрабіла, каб дапамагчы міламу.
Ад продкаў у Марыны быў камень, што зваліўся з неба, камень чароўны, таго і трэба. Але ён нічога не змяняе, а толькі месцамі рэчы мяняе: “як ты мне, так і я табе”. Вось дзяўчына і загадала, каб каралеўства ранейшым стала, нябесны камень разбіўся і трыма колерамі разліўся: чырвоным, зялёным і сінім, ды за гэта Марына ўсе свае колеры згубіла, стала празрыстай, нябачнай начыста. Лад вярнуўся назад, кожны быў у каралеўстве рад. Дзве дзюркі ў носе, і добра ўсё сканчылося. Доўга яшчэ спявалі над калыскамі, што шукаеш далёка, можа быць вельмі блізка.
А кароль на сына пазлаваў, ды дараваў. Каралевіч каханнем сваім Марыну ўзнёс да нябёс, а потым з ёй такі ажаніўся, не адрокся, не змыўся, хоць нябачная яна была для зроку, сэрца мела сваё вока. Вяселле грымела па ўсёй зямлі, хто хацеў – усе там былі.
 

smajlichak smajlichak в оффлайне

новичок
Сообщений: 2

smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный smajlichak популярный

Маленькие истории про маленького ежонка Фыфырка


Как ты думаешь, кто такой Фыфырк? Правильно, ёжик. Когда Фыфырк был совсем маленьким, только-только появился на свет, родители долго спорили, как его назвать.
- Может, Колючка? – предлагал папа-ёж.
- Ну какой же он Колючка?! – спорила мама-ёж. – Посмотри, какой он маленький, миленький. А так его дразнить будут…
- Ну почему дразнить? По-моему, Колючка – очень хорошее ежиное имя. У меня дедушку так звали. Как его дразнить будут? – настаивал папа-ёж.
- Злючка-Колючка, - отвечала мама.
- Тогда Иголка? Как тебе? По-моему, хорошо звучит, - продолжал предлагать папа-ёж.
- Нет, Иголка – это как-то больше для девочки, – не соглашалась мама.
И так они спорили по поводу каждого имени: Серый, Остряк, Клубок… А маленький ежонок сидел и только тихонько фыркал:
- Фы-фырк, фы-фырк…
И вот идеи у родителей закончились и они замолчали.
- Фы-ырк, фырк, фы-фырк, - продолжал ёжик.
- Точно, Фыфырк! Какое красивое имя! – воскликнула мама-ёж, услышав малыша.
- Фыфырк… - повторил задумчиво папа. – Фыфырк! – позвал он малыша.
-Фы-фырк, фы-фырк, - отозвался тот.
Так и стали ежонка звать Фыфырк. И с этим маленьким ёжиком постоянно случались маленькие истории. Какие? Ну, на пример, вот такие.

Как Фыфырк в магазин ходил


Сегодня у мамы Фыфырка День рождения. И папа-ёж с сыном решили сделать маме сюрприз, пока она спала. Папа готовил вкусный завтрак, убирал в норке, накрывал на стол. А Фыфырк ему помогал. Всё было почти готово, оставалось только купить подарок. Папа-ёж всегда дарил в этот день цветы. Конечно, в лесу растёт много цветов, но День рождения у мамы зимой, а зимой холодно, лежит снег и всё белое. Только ёлки да сосны зеленеют своими иголками. Поэтому каждый год на День рождения мамы-ежа папа-ёж покупает ей цветы в лесном магазине.
Но сегодня он никак не успевал сбегать в магазин, поэтому решил отправить Фыфырка. Раньше ежонок не ходил в магазин сам. С мамой или папой – ходил, а сам, один – никогда.
- Я закончу готовить завтрак, а ты, Фыфырк, сходи в магазин за подарком для мамы. Купишь ей…
Папа-ёж заволновался, чтобы мама-ёж не услышала о сюрпризе, и написал на бумажке разборчивым почерком «гвоздики».
- Купишь то, что здесь написано, - сказал папа-ёж, и протянул записку и деньги Фыфырку. – Покажешь записку продавцу – он тебе поможет. Купи самые большие и красивые.
- А сколько? – спросил Фыфырк.
- Столько, на сколько денег хватит, - ответил папа. – И не задерживайся, а то мама скоро уже проснётся.
И Фыфырк побежал в магазин. Это был очень большой лесной магазин, и в нём продавалось всё-всё, что может понадобиться лесным зверям. Здесь было много отделов, много продавцов и много покупателей. Фыфырк немного растерялся сначала. Но потом он выбрал самого важного продавца и пошёл к нему.
- Здравствуйте. Мне надо купить… - немного испуганно начал Фыфырк.
- Здравствуй, ёжик, - ответил продавец. – Что тебе надо купить?
- Вот, папа записал, - сказал ежонок и протянул продавцу записку.
- ГвО-зди-ки, - прочитал продавец записку. – А тебе сколько? И какие? – спросил он у Фыфырка.
- Мне самые большие и красивые, на все деньги, - ответил Фыфырк и протянул деньги.
- Хорошо, - сказал продавец и насыпал ежонку целый пакет самых больших и красивых гвоздей.
- Спасибо большое! – сказал довольный ежонок.
- А зачем тебе? – с любопытством спросил продавец Фыфырка.
- Маме подарим, - радостно ответил тот, взял тяжёлый пакет и еле-еле понёс его домой.
- Странный подарок маме, - подумал продавец, глядя, как маленький ёжик с трудом несёт большой пакет гвоздей.
Идти Фыфырку было тяжело, и шёл он медленно. Он, конечно же, торопился, но пакет был очень уж тяжёлым для такого маленького ежонка. А тем временем мама-ёж проснулась. Её ждала чисто убранная норка, красиво накрытый стол, вкусный завтрак. Ей было очень приятно. Не хватало только Фыфырка. Мама-ёж и папа-ёж даже начали волноваться, где пропал их сын. И вот ежонок пришёл.
- Ой, я опоздал, - расстроился ёжик. – Мама уже проснулась и сюрприза не получится.
- Ничего страшного, Фыфырк, - успокоила его мама. – А где же твой сюрприз?
- Он там, возле дверей. Я очень устал и не смог его донести, - сказал ёжик.
Папа-ёж пошёл к дверям.
- Интересно, разве цветы такие тяжёлые? - думал он по дороге.
Как же он удивился, когда вместо цветов возле дверей лежал целый пакет гвоздей. Папа-ёж так громко рассмеялся, что мама-ёж и Фыфырк побежали к нему.
- Это мне?! – спросила мама-ёж. – Гвозди?!
- Да, мама, тебе. Я сам купил, представляешь. Я сам ходил в магазин. Папа только записку написал, - ответил гордый собой ежонок.
- Гвозди?! – не переставала удивляться мама. – Мне?!
- Дорогая, - сказал папа сквозь смех, - я хотел подарить тебе гвоздИки, но продавец, видимо, прочитал гвОздики. Бедный Фыфырк, - пожалел папа сына, - как же ты их донёс?
- Тяжёло было, - признался Фыфырк. - Но это ведь подарок для мамы. Мама, тебе нравится? – спросил он.
- Конечно же нравится, сынок. Это самый необычный подарок в моей жизни, - ответила счастливая мама.

Ёжику не понятно


Решила как-то мама-ёж сходить в гости к своей подруге, которая жила за рекой. А чтобы Фыфырк не сидел дома один (ведь папа был на работе), соседку-зайчиху попросили присмотреть за ежонком.
Утром зайчиха пришла за Фыфырком, и они пошли к ней в гости.
- Только никуда от меня не отходи, - предупредила соседка ёжика.
- Хорошо, - сказал он.
Но через несколько минут Фыфырк увидел очень красивый цветок.
- Интересно, что это за цветок, - подумал ежонок. – Пойду посмотрю поближе.
И ёжик остановился, рассматривая цветок. А зайчиха тем временем шла дальше. И тут она заметила, что Фыфырка нет рядом.
- Фыфырк, Фыфырк! – позвала она.
- Иду, иду, - отозвался ёжик и побежал к соседке.
- Ты что там, в трёх соснах заблудился? – спросила зайчиха.
- Нет, - ответил Фыфырк. – Я не заблудился. И там были не сосны, а ёлки. И не три, а больше.
- Ну хорошо, хорошо, - засмеялась зайчиха. – Пойдём дальше. Только не отвлекайся.
Но разве может маленький ёжик не отвлекаться, когда вокруг столько всего интересного? Вот мимо проползла очень красивая гусеница, за ней – вторая, и ещё одна. Фыфырк остановился и начал следить за ними.
- Фыфырк, не считай ворон! – крикнула зайчиха, увидев, что ежонок опять отвлёкся.
- Это не вороны, это гусеницы. И я их не считаю, - ответил ёжик. – Я и считать-то умею только до пяти, а их тут много-много.
- Да я знаю, что это не вороны. Просто так говорят, выражение такое, - ответила зайчиха.
И они пошли дальше. В это время на дереве запел соловей, и Фыфырку, конечно же, обязательно надо было посмотреть наверх.
- Фыфырк, - сказала зайчиха, увидев, что он опять остановился, - не летай в облаках.
- Я не летаю, - ответил ежонок. – Я вообще летать не умею, и крыльев у меня нет.
- Конечно же не летаешь, - согласилась зайчиха. – Просто так говорят. Что-то ты, Фыфырк, ничего не понимаешь. У тебя каша в голове.
- Нет, нет у меня каши в голове. Голова есть, а каши в ней – нет. Я сегодня утром только молочко пил, и оно в животике, - спорил ёжик.
- Ну ладно, ладно, - улыбнулась зайчиха. – Вот мы уже и пришли.
Вечером мама-ёж забрала Фыфырка от соседки, и они пошли домой.
- Ну, как провёл день? – спросила она сына.
- Хорошо, - ответил Фыфырк. – Только странная наша соседка.
- Почему? – удивилась мама.
- Представляешь, она сказала, что я заблудился в трёх соснах, хотя там были ёлки. Сказала, что я считаю ворон, хотя я просто смотрел на гусениц. Придумала, что я летаю в облаках, хотя ёжики не летают вовсе. И почему-то решила, что у меня в голове каша. Я кашу не ел сегодня, а если бы и ел, то она была бы в животе, а не в голове.
- Ах, сынок, - рассмеялась мама. – Просто так говорят. Это ведь и ёжику понятно.
- Нет, мама, - обиделся Фыфырк. – Я ёжик, и мне не понятно.
 

soft_machine_head soft_machine_head в оффлайне

новичок
Сообщений: 4

soft_machine_head на старте

Комок нервов




Однажды одному впечатлительному и замкнутому парню стало казаться, что из его тела сквозь кожу прорастают нервы. Ничего странного в этом не было. Нет, парень не был наркоманом и даже алкоголиком. Он просто «подсел» на ощущения: цвет, запах, вкус, звук… А самое интересное – это осязание. Какое оно всё? Все эти поверхности и предметы, которые его окружали, – какие они на ощупь: горячие, холодные, шершавые, скользкие…?

Простого осязания парню показалось мало. Ведь он ощущал поверхности кожей, то есть опосредованно. Ощущения могли исказиться, быть неточными, недостаточно сильными и яркими. Природа утаивала от него истинную суть вещей. Какая она? Какие истинные ощущения могли подарить поверхности, если к ним прикоснуться по-настоящему – напрямую?

Школьных знаний в биологии хватало, чтобы сообразить: ощущения генерирует мозг из сигналов, которые, как по проводам, передаются по волокнам периферической нервной системы, проще говоря – по нервам. Следующим звеном в цепочке рассуждений стала мысль, что прикасаясь к предметам непосредственно нервными окончаниями, как щупальцами, возможно получать более точные и сильные ощущения.

Но это всё умозрительно, так сказать, теоретические соображения, – кожу с себя сдирать и вытягивать нервы из тела, – например, плоскогубцами, или пинцетом, – парень не собирался. Просто, фантазия. Об этой фантазии не стоило бы даже упоминать (мало ли какие фантазии могут возникать у интровертов!), но она хоть как-то объясняет, почему однажды из парня в самом деле начали прорастать нервы. Есть такая штука – психосоматическое расстройство. Это когда человек, например, думает, что чем-то болен, нервничает по этому поводу и, действительно, заболевает. В общем, сознание определяет бытиё. Наверное, дело в этом.

Минул месяц, нервы росли. Чувствительность парня повысилась до неимоверного – сверхъестественного и очень болезненного для обычного человека – уровня. Но парень научился не обращать внимания на боль, для него она превратилась просто в одну из высших степеней ощущения как такового, и причиняла хлопот не больше, чем обычному человеку – многолетний привычный мозоль. За месяц нервы отросли так, что их приходилось забирать в хвосты резинками, как забирают длинные волосы. Это было не слишком удобно, но подстригать нервы ножницами парень опасался – от такой остроты ощущений могло бы и сердце не выдержать. А они продолжали расти, ничем в своём росте не ограниченные.

Через пару недель нервы стали ни с того ни с сего выпадать, как выпадают, бывает, волосы. Вообще, отросшие нервы, были очень похожи на волосы, только были толще и ещё – шевелились. С каждым днём они выпадали интенсивней. Наконец, в какой-то день нервы отпали сразу и все полностью. Это случилось на улице. Нервы упали на мокрый после дождя асфальт и лежали небрежной вяло шевелящейся массой. Зрелище завораживающее.

Конечно же, парень сразу потерял свою сверхчувствительность, и от такого резкого перехода в уже забытое нормальное состояние ему показалось, что всё тело парализовало. Недолго постояв, приходя в себя и озадаченно (и даже удивлённо) глядя на отпавшие нервы, парень собрал их в рюкзак и двинулся в сторону дома без видимых признаков беспокойства в жестах и мимике. Когда он пришёл домой и достал нервы из рюкзака, оказалось, что в рюкзаке они утряслись и спутались в плотный комок.

В принципе, образовавшийся комок нервов представлял собой сложную разветвленную структуру нейронов, которые могли бы взаимодействовать между собой, – призовём на помощь школьный курс биологии! – передавая электрические импульсы через аксоны и синапсы. По такому же принципу работает мозг, то есть, по сути, этот комок нервов и был мозгом. Поэтому ничего удивительного в том, что в комке зародилось и развилось сознание, нет. Удивительным может показаться другое – этот комок начал разговаривать. Как он научился произносить слова? Рта же у него не было! Но если подумать, то, скорее всего, комок освоил телепатию и таким образом «заговорил». Скорее всего, – только парень услышал, что сказал комок нервов.

А сказал он вот что:
- Я просто сгусток боли! Да!
- Просто иногда я забываю об этом! Да!
- Просто иногда я смеюсь в припадке истерического веселья! Да! Да! Ржу, как лошадь, чеснслово!
- Потому что меня клинит, клинит, клинит, клинит!
- Но боль-но!
 

Gal.lia Gal.lia в оффлайне

новичок
Сообщений: 85

Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный Gal.lia популярный

Казка пра нацыянальную идэю
Раскажу Вам казку. Сабраў дзед дроў вязку, дзед з бабай вязанку вязалі, дадому цягалі. А потым унукам раздалі, ды нешта і нам засталося.
Аднойчы Ўладар людзей надумаўся паболей рассяліць людзей па Сусвету. Вырашыў спачатку засяліць самую лепшую планету, усе там было для людзей – і чыстае паветра, і вада, і расліны, і жывелы. Пазбіраў ён патроху розных людзей з розных планет і пачаў перавозіць на новае месца. Планета аказалася такая спагадная да людзей, што пакуль перавез апошняга чалавека, людзі ўжо так рассяліліся па планеце, што цесна ім стала, сталі яны ваяваць, ды нават адзін другога есці. Зразумеў Уладар людзей, што трэба нешта рабіць, бо загіне і планета і людзі. Падумаў і прыдумаў. Загадаў людзям вылучыць трох чалавек кожнаму народу, самых разумных ды ўдалых, бо будуць вырашаць лес свайго народа, і каб з’явіліся яны на яго вочы. Пачалі людзі выбіраць дэпутатаў, перасварыліся ўсе, але як-неяк павыбіралі, каго не пазабівалі ды ў турму не пасадзілі. Пачалі прадстаўнікі розных народаў прыязджаць у палац Уладара людзей : белыя, чорныя, жоўтыя, зяленыя, сінія - поўны набор колераў, як у вяселкі на гэтай планеце. І былі там вялікія і маленькія людзі, з адной рукой і з пяццю, з адным і з многімі вачыма, тыя, што на двух нагах ходзяць і на чатырох, на розных мовах гаварыўшых – хто свісцеў, хто шыпеў, а хто спяваў. Усе хутка з’явіліся, толькі за прадстаўнікамі аднаго народу пасылаць прыйшлося. А як думаеце, якога ж гэта народа дэлегатаў не было? А нашага народа людзей - у розныя часы называлі іх па рознаму, а зараз беларусамі клічуць. Заселі беларусы ў сваіх лясах, палях ды балотах і нікуды ісці і нікога выбіраць не хацелі. Але ж трохі падумалі – Уладар усе-такі, і хуценька выпіхнулі нейкіх трох, што найболей працаваць заміналі, і з’явіліся тыя таксама на вочы Уладара людзей.
Паглядзеў Уладар людзей на ўвесь гэты гармідар і кажа ўсім на зразумелай мове.(Ці то без мовы казаў, а ўсе ў галаве пачулі і зразумелі?) І вось што сказаў ён:”Людзі, многа вас неразумных, пакутуе і стогне ад вас планета. Вырашыў я аставіць на ёй толькі тыя народы, што давядуць да мяне нейкі доказ, чаму іменна яны павінны застацца тут, дзе паспелі прыжыцца. Вось тыя народы, што знойдуць такі доказ, тут і застануцца, а астатніх перасялю на іншыя планеты, а зараз разыйдзіцеся, даю тыдзень вам на пошукі”.
Ой, што тут пачалося рабіцца на гэтай планеце!Нейкі народ вырашыў, што ен застанецца назаўседы, калі ў яго тэррыторыя будзе самая вялікая і пачаў здабываць гэту тэррыторыю – пайшоў з вайной на суседзяў, а нейкі народ вырашыў, што, калі яго людзейбудзе болей за ўсіх, то гэта шанец застацца, і людзі пачалі займацца нараджэннем дзяцей. Хто знішчаў канкурэнтаў, перакрыўшы ім ваду, а хто тапіў у моры, нехта пачаў узрываць нетры планеты, каб дастаць каштоўнасці з пад-паверхні планеты, а нехта разумнейшы вырашыў скупіць усе каштоўнасці – яны думалі , што за валоданне каштоўнасцямі іх народы атрымаюць права застацца на планеце. Планета хадзіла ходырам, аж Уладар людзей пашкадаваў, што прыняў такое рашэнне, і парадаваўся, што не даў людзям часу больш тыдня, а то б яны ўсею планету разбурылі.
Ну, вось, настаў вырашальны дзень, сабраліся прадстаўнікі народаў, пачалі рапартаваць Уладару людзей свае доказы , каб застацца на планеце. Слухае Уладар людзей, то насупліваецца, то усміхаецца. Хто з прадстаўнікоў кажа, што ніхто, акрамя іх, на спякотным Поўдні не зможа вырасціць такі цудоўны вінаград і не зробіць з яго такое смачнае пітво, а хто кажа, што на марознай Поўначы ніхто, акрамя іх народа, не выжыве і не выгадуе алешкаў. Некаторыя кажуць, што будуюць лепей за ўсіх, скульптуры робяць адмысловай дасканаласці, а некаторыя кажуць, што лічыць могуць лепш за ўсіх, другія – што спяваюць найпрыгажэй. Але ж некаторых прадстаўнікоў народаў нават не прышлося высяляць з планеты – не было іх ужо. Вось зяленыя пяцірукія людзі паспелі знішчыць усю расліннасць на сваей тэррыторыі і самі загінулі ад смягі, бо рэчкі і раўчукі перасохлі.
Спагадна выслухаў Уладар людзей усе гэтыя паведамленні, усіх народаў-творцаў аставіў жыць на планеце. Ды тут ізноў выявілася, што беларусаў няма! Раззлаваўся нават спагадны Уладар людзей – непавага! А ўжо як усе людзі раззлаваліся, нават не перадаць! Ледзь іх Уладар людзей супакоіў. Паслалі за беларусамі. Не хацелі яны ісці, але ж прыйшлося – трэба! З’явіліся на вочы Уладара людзей – ці то тыя, што першы раз прыходзілі, ці то ў другі раз каго выпіхнулі. Пытаецца Уладар у беларусаў, ці шукалі яны нешта адмысловае, што станоўча характэрызуе іх народ, каб застацца на планеце, і што знайшлі яны. Не, кажуць, нічога такога яны не маюць і нічога і не шукалі, бо трэба было араць і сеяць, будаваць і вучыцца навукам, рыбу лавіць і паляваць, грыбы-ягады збіраць і дзяцей гадаваць. Здзівіўся Уладар людзей і кажа:”Ну, ўжо як не знайшлі нічога, можа, прысуседзіліся б да якога народа, які тэтыторыі захапіў, ці багацце з нетраў здабывае, ці да таго, што гандляваць умее добра і таксама багацце мае?! Ды хоць да таго, што спяваць-таньчыць добра?!” “А нашто нам не сваё?!” – адказалі беларусы. “Не хочам мы аб’ядноўвацца ні з ваяўнічымі, ні з вяселымі, ні з багатымі, не трэба нам ні таго чужога багацця, ні тых заваеў, ні вяселля без сэнсу! “Дык што ж вы хочаце, беларусы?”- спытаў Уладар людзей беларускіх. “А хочам мы аднаго – каб нас ніхто не чапаў-турбаваў, а ні з Поўначы, а ні з Поўдня, в ні з Усходу,а ні з Захаду! Хочам, каб мелі магчымасць жыць так, як нам самім хочацца! Будзем мы тады жыць-не тужыць, з суседзямі сябраваць, на свет лагодна паглядаць і сваю зямлю ўпрыгожваць! І усе ў нас будзе добра!”- адказалі беларусы.
Тут усе людзі не вытрывалі, закрычалі на беларусаў:”Як жа так - мы доказы шукалі, рабавалі-ваявалі, а тут гэтыя лайдакі-недарэкі нават не пачасаліся шукаць , корпаліся на сваіх палях і ў лясах, рэчках і балотах! Выкінуць іх на самую жахлівую планету ў Сусвеце! Што ж маўчыш Уладар?!” Паглядзеў тут Уладар людзей на беларусаў, ды і кажа людзям:”А ну, сціхніце ўсе! Я, як і вы, на першы погляд абурыўся, а на другі погляд зразумеў, што найлепшага доказу і не магло быць, яны больш за ўсіх вартыя, каб застацца на планеце, бо яны не ваявалі, а працавалі, не рабавалі, а дзяцей гадавалі!Пераканалі вы мяне больш за ўсіх!”
З тых часоў жывуць беларусы на сваёй зямлі, працуюць, ды дзяцей гадуюць. І хто б іх не ваяваў, па рознаму называў, пад сябе падмінаў, да сябе далучыць спрабаваў, а нічога не атрымоўваецца! Яны як жылі раней на сваёй зямлі, так і зараз жывуць, і далей будуць жыць. Бо, калі ўжо Уладар людзей з імі нічога не змог зрабіць, дык другія і пагатоў!
А планету гэту цудоўную, дзе заслужылі беларусы жыць на сваёй зямлі, з тых тых часоў сталі таксама называць Зямля – як зямлю непакоранага тутэйшага народа.
Рассказаў дзед Вам казку, прынес абаранкаў вязку.Як павялося, не ўсім дасталося. Але хто хацеў, той зразумеў і ўхапіў.
Страницы: 1  2  3  4 
 
Быстрый переход
[]
Вверх
HOSTER.BY: профессиональный хостинг и регистрация доменов .BY
Более 35000 сайтов выбрали нас. Присоединяйтесь!
 
РЕСУРСЫ ПОРТАЛА
   Все ресурсы