27

Тут говорят!
Авторизация
Список форумов
Войти через акаунт
 

Яков Есепкин
Подписаться/отписаться на тему (функция доступна только для зарегистрированных пользователей) Любимая тема (вкл/выкл) []

Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  13  из  123
Добавление сообщений к этой теме для незарегистрированных пользователей невозможно
Тему смотрят 2 незарегистрированных пользователей
Модераторы
Рейтинг темы: ** (127337 просмотров)
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения
 

kisolle-профиль удален пользователем

Guest

Возьми скорей ночной сосуд -
Там всё давно заплесневело.
Налей десертного вина
И пей - кому какое дело?

Люди! Застрелите меня! Это заразно!
 

Leda2 Leda2 в оффлайне

писатель
Сообщений: 1 526

Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный

ЯКОВ ЕСЕПКИН

ПОСЛЕДНЕЕ ИСКУШЕНИЕ АППОЛИОНА


Ночь пустынна, молчит Одеон,
Лишь сильфиды над вервием плачут
И летает во мгле Аваддон,
Сех ли, Пирр, в гальских розах упрячут.

Небеса умираньем своим
Неживые заполнили братья,
Где Господний почил херувим,
Ангелки раскрывают объятья.

На трапезе потайной тебя
Вспоминали, один и остался
Царь-заика, елику скорбя
Вымыть ноги Его воспытался.

Ждем почто понапрасну, с земель
Замогильных на свет не выходят,
Да и сами забыли ужель --
Наши души в чистилище бродят.

Как пойдут перед светом дожди,
Изольются над спящей царевной,
И антонов огонь позади
Возгорится из черни поддревной.

Нам и сумрак садовый тяжел,
Поелику не легче неволи,
Источился трапезный помол --
Во слезах не останется соли.

Очи кровью промыв, не засни,
Никогда невозможно приметить,
Где призорные гаснут огни,
Где и нечего смерти ответить.

Претерпели одни бытие,
А иные -- успенье и Бога,
Полной грудью вдохнув забытье,
Отошли от родного порога.

Храм кому, а кому и барак
Отворят за привратной лозою.
Господь явит свой огненный зрак,
Изукрашенный мертвой слезою.

Ну а мы не одвинемся с мест,
Не позбавимся гипсовой комы,
Потому, соглядая невест,
Дозабыли навечно псаломы.

Все забыли, сойдяши с ума,
Камнетесы нас будут читати,
Со слезами испрахнет сума,
Подберут ея нищие тати.

Разве древа крестов и точат
Ко бессмертью и смерти привычны.
Что же Божии люди кричат:
«Он сокрал эти розы темничны!»

Воскричат и умолкнут, прощай,
Боже святый, удел наш потешен
В Ершалаиме был, отвращай
Очеса от капрейских черешен.

Как спокойны еще и темны
Лики здесь, перед ангельской лядой,
Как оне безвозвратно полны
Излиенной во очи охладой.

Ах, блаженно сияла Звезда,
Мы на верную вышли дорогу,
И по ней забрели не туда --
И всеблагодарение Богу.

В Христиании нас заждались
Рыжевласые девы-нимфеи,
Под осенней звездою сошлись
На иные века Лорелеи.

И томительно ж меркло века
Несоклонное это светило,
И горенье в изломе зрачка
О величии мук говорило.

Начищали до блеска его
То слезами, а то сукровицей.
Мертвым сном во скорбей торжество
Спят вповалку царевич с царицей.

От любови мы стали черны,
Подавились холодною чаркой,
Призаждавшись законной жены,
Обвенчалися с мертвой сударкой.

Догорают обрывки письма --
Откровение юности давней.
Ты его прочитаешь сама,
Буде станешь покойниц бесправней.

Поманила юдоль за собой,
Ну а юность с другими осталась.
Помнишь, плакал метельный гобой
И листва над гранитом взметалась.

Даже имени в памяти нет,
Нина разве, а то ли Марина
Меж хоров замогильных планет
Пусть испьет негу роз и жасмина.

А и сам я -- горящий овин,
Как поведал поэт оточенью,
Изо уст излиенный кармин
Вас позвездно обучит реченью.

Посреди юродивых пою
И зову на погосты скитальцев,
Украшая и лиру свою
Уголями серебряных пальцев.

Вот мой рот, вопиявший во мгле,
Хоть известкой его дозабейте,
Расплетая венец на челе,
Оберег ненавистный извейте.

Каждый штоф за любовь поднимал
Кто в младенчестве не был удушен,
Упокойных невест обнимал
Провидению благопослушен.

И прекрасны одни со крестов
Богом снятые днесь ангелочки,
В закровавленных розах перстов
Предержащие лишь узелочки.

В сказках разве вольно уцелеть,
Где заосеньский свете избыли,
Милый брат, поостались белеть
Наши снежные кости во были.

Мы ошиблись позорным столбом,
Труть не спили, точились по узам,
Раздарили не строфы в альбом,
А двуострые лезвия музам.

Близу кривских ревучих озер
Позабудем о чермных земелях,
Родовой вековечный позор
С ликов смоем в полынных купелях.

Время правду изречь не придет
И у входа в сады апрометной,
Где голубок несмертных полет
Оборвется во мгле дозаветной.

Вопросит как распятый Христос:
«Где вы были, прекрасные чада?» --
Не ответствуем вновь на вопрос,
Отвернемся опять от погляда.

И Его закровавится взор,
Низойдет гробовое молчанье,
Господь смрад гефсиманский в призор
Привнесет -- вот со смертью венчанье.

Выбьют глину у нас изо ртов,
Из дыхниц златы вишни достанут,
Гвоздевое серебро с крестов
Поржавеет -- и Бога вспомянут.

Сколь прекрасны мирские стези
И до смертного мига опасны,
Отвращалися взоры сблизи
Ан во тверди и гвозди атласны.

Только мы открывали уста --
Налетали смертливые осы,
Облепивши тенета креста,
Набивались во змеи-волосы.

Иисус, не прогневай Отца,
Троеперстия наши кровавы,
Гордовые колючки с венца
Расписали днесь кровью Варравы.

Мечен ею призорный удел,
И напрасен же промысел Божий,
Коль повыжег негашенный мел
И золотный извет кривьдорожий.

Не отверзнуть потщась на краю
Изразбитые губы, немея,
В одеянье смертельном стою,
Расставаться с Землею не смея.

Божедревка горчит, в изумруд
Червоточина въелась, распитий
Не снеся, освященный сосуд
Зрят ложесны похмельных соитий.

Ан алкали и новых врагов,
Презирали пустые победы,
Не дожив до святых четвергов,
Воскресали для вечной беседы.

Ты печали моя утоли,
Неизбывны всекровные узы,
От безглазой Югаси ушли,
Но попали в иные союзы.

Просфиру не приложат блажным
Ко устам, не предложат испити
Крови Божией татям хмельным,
Восчерпав прободные корыти.

И запоздно ж из окон махать
Всепреставленным братьям и сестрам,
Пурпур наших гробов не сыскать
Средь распятий могильным оркестрам.

Доточится червовый колор,
И ударит всечермным по злати
Стольных мест упокоенный хор,
Сомиряя лакейские знати.

Как убили меня, вопроси
Не подавших Ему полотенца,
Изобильно в червонной Руси
Подробилися наши коленца.

В умывальниках -- кровь, рушники
Зацвели погребальным разводом.
Вековечные вбиты цвики
В чад не избранным Богом народом.

Потому и неможно успеть
С хлипотцой заиграть на гребенке,
Боле Сольвейг не выпадет спеть
В неродной голубиной сторонке.

Не савойские сосны окрест,
Кипарисы миндального Крыма
Восшумят, но безруких невест
Смерть пожалует -- кровью сладима.

Жизнецветных любимцев судьбы
Заманили обманом в кляшторы,
Осквернив целованием лбы,
Вознесли в поднебесную оры.

Во хмелю Золотая орда,
Бледной немочью зрят ягомости.
Мы на каждый помин до Суда
Будем званы в почетные гости.

Не дослушав зарайских рулад,
Понапрасну поверили стонам,
Ан вернемся в червеюший сад,
Нас воспомнят еще по именам.

Помолчи, из готических нот
Исторгает пусть мелос лютнистка,
От подвалов до верхних высот
Приглушит пусть моленья солистка.

Да стихает и этот вокал,
Светский образ теряют княгини,
За улыбками темный оскал
Не сопрячут уже ворогини.

Белый, белый преломится хлеб
Чрез персты в темноте неизбытной,
Где двукнижие наших судеб
Дорасписано кровью блакитной.

Только мы во неславе хмельной
Отстояти сподобились вахту,
Ужаснув меловой белизной
Опочившую замертво шляхту.

Погодите, вот свечкой сгорит,
Залазорится сердце Христово,
И могила-трава воспарит,
Нам пожалуют вечное Слово.

Спрячет смертушка в персть образок,
За невестой приидет остатной,
Пропоют славословья разок
Упокойные девице статной.

Нечисть ныне покинула ад,
Собралась в нашей сирой Отчизне,
Тянут панночки на променад
Светвельможных паненок в старизне.

В черных водах замирных глубин
Бьются агнцы, в волнах океана.
Прискакавший на волке раввин
Окликает ужасного Пана.

Безумолчно зегзицы одне
Опевают места стражевые.
В темнолесной чужой стороне
Мерит нежить удавки по вые.

Не курлычьте, весна-журавли,
Умолкайте, веселые славки --
И пред Богом надмирной земли
Не сонимем тугие удавки.

А предстанем такими как есть,
Не тая почерневшие лики,
Чтобы каждому смог Он поднесть
В райских кружках лесной земляники.

Занепад во родной стороне,
Смолк до веку Сымоне-музыка,
Подавился слезою в огне,
Став немым изваянием крика.

И недолго ж ходил-бедовал,
Во крови расписная кашуля,
И убила его наповал
Золоченая русами пуля.

Вот лазури теперь изопьет,
Да уж вусмерть их пить не приучит,
От безумных Господних щедрот
Меньше толики скудной получит.

И пред висельным зраком тоски
Бедных ангелов сыщешь ли рядом.
Раскровавые черни плевки
Зря навеки отравленным взглядом?

Не сыскать ангелков и царям
Не воздастся, а Божии дани
Отдавать приведут к алтарям
Царских дщерей за белые длани.

Да и нас не отыщешь с огнем,
По узилищам прячем крамолу,
Рукавами пустыми взмахнем --
Полетят наши косточки долу.

А еще из пустых рукавов
Чернота до небес вознесется,
Ниспадут воздаренья волхвов,
Коемуждо и это зачтется.

Всех и смогут посольно принять
Мертвоносные тхлани Аида,
Всех изгоев по-царски обнять,
Затопить, чтоб мерцала планида.

Богородичным скудным слезам
Поклонися, протекшим в Господней
Сирой келии, не к образам --
К черногнильным цветкам преисподней.

Не замолят свою нелюбовь
Без нужды предававшие други,
Окунут очеса их в сукровь,
Кинут сребро за эти послуги.

Кто вдыхал имманентный простор,
Пил юдольно из стынущей течи,
Принял измлада их оговор,
На столетья избавился речи.

Но благое письмо завершим
И воспомним еще Иоанна,
И воистину не прегрешим --
Дочка-смертушка спит бездыханна.

Не печалуйся, в нощном лесу
Всем отыщут сосну иль осину,
Здравье смерти -- пусть вострит косу,
Возрезает пускай пуповину.

Отражаясь в кровавой воде,
Моют вороны-лебеди клювы,
Вновь побудку играют везде
И в аднице гудят стеклодувы.

Наши оченьки мглой налиты,
Мы навечно хмельны да тверезы,
Яко гусли, сжимаем щиты,
Льем в гудьбе покаянные слезы.
 

guligan guligan в оффлайне

новичок
Сообщений: 79

guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный

Ода на член Есепкина

Опус первый

Возьми с собой ночной сосуд,
В сети Есепкина встречая,
Он пишет, как другие ссут,
ОпУсы членом извергая.

И всё кричит: "Вот изумруд,
Он есть во мне, я зрю воочью!"
И камень под обильный флуд
Шевелится у Яши в почках.

Со дуба соскочив на ель,
И членом обивая груши,
Струёй уже добил досель,
И всё фонтана не заглушит.

Идёт борьба бобра с ослом,
Тут Яшин дух, тут Яшей пахнет.
Эх, завязать бы член узлом,
Ведь сам Есепкин не иссякнет.
 

Leda2 Leda2 в оффлайне

писатель
Сообщений: 1 526

Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный

Яков Есепкин

Меланхолия

Сто третий опус

Всекрасно же алмазам гореть
На коронах царей убиенных,
И железами их не стереть,
И не вынуть из терний сотленных.

Востекут золотые ручьи,
Истемнятся пустые узоры,
Молвят ангелы – это ль сии
Венценосные в смерти уборы.

Яко, Господи, нас не спасут
И преложны лазурные троны,
Хоть во крови пускай отнесут
К небоцарствиям эти короны.
 

kisolle-профиль удален пользователем

Guest

Камнетёсы, сойдяше с ума,
Не позбавились гипсовой комы,
И стоит посредине овна,
Между статуй Фомы и Ерёмы

Самый главный на свете статУй,
Аки тать юродИвый и нищий,
И торчит его гипсовый *уй,
Указуя дорогу к кладбИщу.

Последний раз редактировалось kisolle-профиль удален пользователем; 19.03.12 в 22:21.
 

kisolle-профиль удален пользователем

Guest

Нет, ну заколебал уже. Скоро начну ругаться матом. Что такое "метельный гобой" и почему "В аднице гудят стеклодувы"? Здесь что, буква пропущена, или им вправду погудеть негде?
Дохтора, срочно дохтора!!!
 
 

guligan guligan в оффлайне

новичок
Сообщений: 79

guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный

У Алекто вчерась на пиру
Алкал Яша испить алкоголя,
А сегодня поближе к утру
Приключилася с ним меланхоля.

На чело он корону искал,
Шарил долго по днищу алмазы,
Истемнялся один только кал
Перед ним в глубине унитаза.

Санитары уже не спасут:
Он всечасно алкает короны,
И фаяносовый белый сосуд
Уподобил лазурному трону.

АнгелкИ вострубят в голове,
Зачадит меланхолей макушка,
И короной на бледном челе
Загорится ЭйсмАрхова кружка.
 

Leda2 Leda2 в оффлайне

писатель
Сообщений: 1 526

Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный

ЯКОВ ЕСЕПКИН

ВИФАНИЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ ОТ ИРОДА



Инцест, кровосмешенье туч морозных,
Днем олицетворяющих табу,
Снег этот сотворило в далях зведных,
Налистником толкнуло на борьбу.

Воспомнишь ли иные декабрины
И патину, и мраморность волны,
Что нимфам ледяные окарины,
Бессмертие плодят их ложесны.

И все ж, хотя еще в сурьме кусты,
Пусть здравствует он миг -- руда мороза,
Средь эллинской порочной красоты
Как есть неоклассическая роза.

Смотри, печаль моя, на этот снег,
Летицией звалась ты, а эллины
Тебе иное б имя дали, нег
Сандаловых не знала ты, маслины

С оливками сторонне отцвели,
Кустовья арабийские зачахли
Теперь, со кипарисовой земли
В тартариях желты зелени, прах ли

Внизу не тот, иль гумус очерствел
Без слез девичьих, даже иглы хвои
Маньчжурской редки, зерна от плевел
Нельзя и отделить, белы сувои

Одне пред Новогодьем, потому
Нас ангелы встречают всюду, вместе
Мы ходим, розоимную сурьму
Глядим, позднее к ангельской сиесте

Урочно торопимся, до горы
Волшебной далеко еще, но мерно
Течет благое время, а пиры
Нас ждут всегда, в досуге этом скверно

Одно лишь обстоятельство, цветов
Забыли мы аромат и названье,
Снега сейчас, игольчатый готов
Мороз ударить, неких волхвованье

Снегурочек игрушечных, невест
Раскрасных, принцев дымчатых мешает
Ясней средоточиться, но Гефест
Не дремлет и огни провозглашает

Рождественские данностью, оне
Горят уже вольготно, за снегами
Опустится покой, в холодном сне
Мы грезить будем, будем жемчугами

Апрельскими, а, впрочем, для весны
Сейчас уже не время, наш розарий
Божественно прекрасен, взнесены
Готические шпили в небо, парий

И нищих амстердамских замечать
Не велено опять, сии, быть может,
Отосланы черемами, печать
Призрачная на них, блажным поможет

Их царе бедный, принцы нам глядят
В сиреневые очи и принцессы,
Юродивых браменники следят,
Когда-то ад им стоил нощной мессы,

А нынче заменить вождей чурных
Сложней, чем выпить яду куфель в датском
Неладном королевстве, теменных
Отверстий мало здесь, коль на арбатском

Капище ты не лег, красно Невы
Граниты не испробовал на прочность,
Волной не поперхнулся ли, увы,
Хлебнул ее премало, беспорочность

Свою лихим художникам явил,
Жрецов постмодернизма озадачил
Асбестовым ликовником, совил
Терцины богонравно, преиначил

Значенье духовидческих доктрин,
Искусственности рамочной теченье,
На страты глянул остро, окарин
Кармных там не внимая, возвращенье

Патин фламандских ложных не приял,
Пастелей декадансных иль триолов
Не узрел, хватит в Дании менял
Вычурного искусства, чтоб монголов

Тартарских дело честно завершить,
В пенаты ехать вряд ли нам придется,
Чем Гамбург плох, в Стокгольме согрешить
Чермам их князь велел, еще найдется

Ушам незвучный яд в тюльпанной мгле
Голландии, в Париже восприимном,
В любимой Христиании, земле
Гамсуна или Бьернсона, в мздоимном

Отечестве почто и умирать,
Уж лучше европейские столицы
Отравленно и замкнуто взирать,
Блюдут оне вековые червницы

И смерть здесь разве празднику сродни,
Отечеству оставим ту скаредность,
С какой оно чернило простыни
Под нами, славских лиров очередность

Споспешествуя водкою белить,
Наушничая, службой у порока
Верша судеб избранничество, лить
Не будем и слезинки, но широка

Дорога в ад и узкие пути
В спасение, такое помнить нужно
Хоть скаредным чинам, еще цвести
Весной зеленям, явимся окружно

И глянем на централы площадей,
На сады ботанические, домы
Искусств, библиотечницы вождей,
Столичные подземки, где содомы

Тлеющие мерещатся чермам,
Оне сюда бывали с темью вхожи,
И шлись мужи катками по умам,
А сбили только черемные рожи,

Наперсникам разврата ли нужны
Мессии, плачь хотя, юдоль родная,
Искали вечной странники весны,
Зима одна виждится им свечная,

Елику Новогодье впереди,
Мы помнить жалких регентов не станем,
Черемы, тех следи иль не следи,
Орут пускай, как пурпурами грянем

О мертвое серебро, на крови
Церковь явим хорической ораве,
Очнутся сами пастыри, лови
Снег черный, ювенильность, мы не вправе

Пенаты милой Родины судить,
Высокое страшится тех удобиц,
Какие присно ангелы следить
Лишь могут, низких истин и усобиц

Нам горько наблюденье, в стороне
Достойней пребывать певцам, а оры
Звучат и в храмах темных, не в цене
Высотность, яко башни и затворы

Пусты равно, туда ли собредем,
Летиция, мы знаем только розы,
А ведали иное, так грядем
Вперед еще, не вспомним, так стрекозы

Цезийские случайно приведут
К оцветникам, им терпкие нектары
Кружат больные головы, не ждут
Пусть семеро единого, гектары

Парафий светлых в зелени благой
Опять огнем нисана возгорятся,
Даруется Отечеству другой
Избранник, ангелы пусть не корятся

Охранные, нельзя беречь певца
Нощного, в круге свеч его невеста,
Не зрят местоблюстители венца
О службе, очарованного места

Не вспомнят и губители, самим
Ужасен деспотии образ, роем
Валькирии проносятся, томим
Дождями Амстердам, каким героем

Спасен он въяве будет, мы ж, опять
Вторю, иродных нищих равнодушно
Минуем, время катится ли вспять,
А замки переносятся воздушно

Туда, туда, за Родины порог,
Внизу она дымится и алкает
Геройства, паки вымощет чертог
Костьми и мертвым сребром, отсекает

Ее от крыши мира темноты
Алмазная китана, башни эти
В рубинах со кошмарной излиты
Рябиновой крушницы, благо, нети

Приемлют не такое, но парша
И мраморную крошку разъедает,
Блаженного Василия круша
Соборствие, Кремль сказочно лядает,

Чего еще не видел красный брук,
Мертвых ли, концертирующих ведем,
Иосиф, брат Блаженного, на крюк
Сволочь успел себя, а мы уедем

Далече из неверящей Москвы,
Скелеты по шкафам пускай пылятся,
Глядят за слогом нежные волхвы,
Каким всенощно станем изъявляться,

Нет правды и в сиренях золотых,
Гадай на пятипалой, так браменный
Уснет при смене, выглядит святых
Какой-нибудь гишпанец современный,

Обувкой тяжкостопной наградит,
Шагай по брукованию, кареты
Тебе ли ожидать, Нева рядит
Свои, чурные также парапеты

С колоннами ростральными в сурьму,
Золоченную временем и кровью,
Нет, горе и высокому уму,
И святости, рождественской любовью

Столь мило нам, Летиция, дышать
В беззвездности, о розах серебриться,
Лишь сребро не подводит, воскрешать
Начнут и ангелкам благодариться

С тобою будем, нынее балы
Нас царственные ждут, следят филики
За чермами, а знать ли похвалы
В миру за святоборчество, но лики

Не время днесь темнить, голодных треб
Пел северный пиит благоуханность,
Рождественский опреснок, белый хлеб
Засим преломим, стоит недыханность

И мессы амстердамской, и свечей
Волшебной Христиании, а горы
Досужные вспоем, когда грачей
Увиждим на Вальпургиевку, хоры

Полнощные зовут своех певцов,
Стольницы снизу, грузные кувшины
С клико барвенным выше, без венцов
Узнают нас альфийские вершины,

Туда спешим, где яства, свечи, тьма
Игрушечная, елочная цедра,
Порфировая зелень, сурема,
Встречает нас Гортензия иль Федра,

Благое Новогодье для благих,
И мертвое серебро горьким зельям
Да сладостным десертам в дорогих
Розетницах идет, замковым кельям

Пора гореть святошно и гореть,
Веселию фаянсов расточаться
О златности, одесным умереть
Нельзя, а можно смерти наущаться.
 

lightynna lightynna в оффлайне

графоман
Сообщений: 3 966

lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

kisolle (19.03.12 20:54) писал(a):
Камнетёсы, сойдяше с ума,
Не позбавились гипсовой комы,
И стоит посредине овна,
Между статуй Фомы и Ерёмы

Самый главный на свете статУй,
Аки тать юродИвый и нищий,
И торчит его гипсовый *уй,
Указуя дорогу к кладбИщу.
ТАЛАНТ! Я так себе живенько всё это представила!
Есепкин отдыхает!
 

lightynna lightynna в оффлайне

графоман
Сообщений: 3 966

lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

Не время днесь темнить, голодных треб
Пел северный пиит благоуханность,


Прямо политический стих какой-то.

И смерть здесь разве празднику сродни,
Отечеству оставим ту скаредность,
С какой оно чернило простыни
Под нами, славских лиров очередность

Последний раз редактировалось lightynna; 20.03.12 в 22:37.
 

lightynna lightynna в оффлайне

графоман
Сообщений: 3 966

lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

гумус очерствел
Без слез девичьих...
 

lightynna lightynna в оффлайне

графоман
Сообщений: 3 966

lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

Кремль сказочно лядает,

Может, ляГает?
 
 

ajsa ajsa в оффлайне

писатель
Сообщений: 2 496

ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

Налістнік, увогуле, гэта блін, такая фраза - налістніком толкнула на борьбу, гэта што, блінам?
Алмазная кітана? Гэта, пэўна, ад кіт, такая кіціха вялізная, бо японскі меч - катана, далей там цікава Отечество черніло простыні под німі - гэта што, прабачце, усер+лася Айчына? Клініка, клініка. Вой бяда, бяда....
 

kisolle-профиль удален пользователем

Guest

Если Отечество чем-то чёрным усер+лася, то оно ещё и при смерти, похоже...
А что такое розоимная сурьма? И чурные вожди??? Теменных отверстий действительно у аффтора мало (хотя сойдет и "кто в младенчестве не был задушен"... очень жаль), и нектары больные головы кружат, это факт. Над гумусом обрыдалась. Причём слезами девичьими. Может, что взойдет?
Пошла собираться на работу.
 

lightynna lightynna в оффлайне

графоман
Сообщений: 3 966

lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

Как бы не забыть "голодную требу" покормить.
 

Leda2 Leda2 в оффлайне

писатель
Сообщений: 1 526

Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный

Яков Есепкин

Антикварные пировые Вифании


Пространство, ниспадающее к Летам,
Шагренью зацветает колдовской,
Пугая небодержцев, по приметам
Зиждится на хаоснице покой.

Иголок стог, спрессованный тепла
Янтарным утюгом, цветы и осы,
И клеверная готика села
Горят, багря небесные откосы.

Горит сие вольготно, а и мы
Недавно хорошо еще горели,
Свои жизнеприходные псалмы
Пеяли ангелочкам, в акварели

Рельефные порфировая мгла
Сливалась, паки розовое масло
Текло на те образницы, игла
Стрибога колченогого (не гасло

Тогда светило вечное, в нощи
Пылалось, денно благость расточало,
Сейчас квадриги эти не ищи,
Мой спутник, светодарное начало

Приблизилось к ущербному витку
И Ра уже не помнит колесницы,
О том великолепии реку
Едва не машинально, чаровницы

Альфические голову кружат,
Кому б они ее не закружили,
Пути неклеверные прележат
Далече, звездочеты ворожили

Нам ранее хожденческий удел,
Поэтому благое приближенье
К фернальному источнику, от дел
Божественных далекому, круженье

Оправдывает, впрочем, утаим
Реченье потаенное и думы,
Пока о тех образницах стоим,
А прочие алкают нас) из сумы

Небесной возникала иль иной
Пригодный к рисовательству источник,
Пейзаж цветился краской неземной,
Менялись боги славские, цветочник

Винценту нагонявший воронья
Скопища лепотой своей манящей,
Франсиско, Босха зревший, остия
Чурные простирал и настоящей

Временности дарил полет цветов,
Задача живописцев упрощалась,
Любой натюрморт вечности готов
Служить был, мертвой ауры вмещалась

Колонница в бумажной ободок,
В папирусы и глину, в мрамор бледный,
Герой, сюда он больше не ездок,
Москвы чопорной взор и разум бедный

Любил здесь утешать, поздней других
Ревнителей высокого искусства
И балов парвеню за дорогих
Гостей держали музы, трепет чувства

Столь дивным быть умеет, что порой
Плоды классификации превратны,
Тогда бессмертье красочной игрой
Художник подменяет, многократны

Примеры искушений таковых,
Уж лучше свято веровать в обманность
Словесности, амфор музыковых,
Таящих в неге звучности лишь странность,

Какую верить алгеброй прямой
Нельзя никак, ацтеки иль шумеры
Скорей дадут гармонии седьмой
Бетховенской симфоньи, где размеры

Верховною блистают красотой
И грозностью небесной вдохновляют,
Разгадку музоведам, запятой
От смерти жизнь фривольно отделяют

Камен миссионеры, о холстах,
Скульптуре, изысках архитектурных
И вовсе говорить смешно, в местах
Надмирных, скажем проще, верхотурных

Считают их условною средой,
Обиделся б немало Иероним,
С ним иже, но коварною рудой
Полнятся арсеналы, а синоним

Творенья чаще ложности посыл
Являет, сокровенности барьеры
Легко берут демоны, Азраил,
Чурные Азазели и химеры,

Ну кто не любит мучить молодых
Наперсников созвучий и палитры,
Игры азартной баловней седых,
Даруют им черемники и митры

Престольные (понтифики, расчет
Ведите новых эр католицизма),
И царские тиары, не сечет
Главы повинной меч, но классицизма,

Барочности иль готики сынов
Достойных, чтобы узреть своевольство,
Готовы много дать сии, не нов
Такой сценарий творчества, довольство

Предложено когда, духовники
Эфирных аонид и замечают
По прихоти, бывает, высоки
Мишени, их со звездами вращают

Чермы и тролли, демоны одне,
Сколь ангелы оплаканные туне
Искать влачатся в призрачном огне
Товарищей успенных, а коммуне

Художнической низкий экземпляр
Какого-то лихого фарисейства
Наследовать приходится, маляр
Адничный мог бы этого лицейства

Бежать вернее, цели в небесах
Теперь герои редко поражают,
Ищи огонь у музы на весах,
Пожарище осталось, ублажают

Черемный слух творителей чреды,
Тем легкости одной необычайной
Лишь мало будет, прочие среды
Безмолвствуют, высотности случайной

Им огонь параллелен, впрочем, пут
Бесовских отстраниться удавалось
Честным, сейчас искусственный диспут
Уместен ли, елику не сбывалось

В истории центурий роковых
Иное прорицательство, коль слова
Порой терялась магия, живых
Не спросим, а мертвым сия полова

Зиждительных горений тяжела,
Обманов цену знают неботворцы,
Так бысть сему – с черемного стола
Возьмем себе под эти разговорцы

Червенной водки, аще до адниц
Зайти пришлось, а, может быть, придется,
Обманем хоть иродских черемниц
И тождество мирское соблюдется,

Нам ложию сквернили бытие,
Платили им за чурное коварство,
В ответ порфирокнижия свое
Восполним искаженьями, а царство

Нецветное простит сиречный грех,
Зерцала сем равно минуть возбранно,
Пусть виждят из серебряных прорех,
Как тени наши царствуют сохранно,

Берут вино и водку от стольниц,
Альковные миражи забывают,
Меж белых осиянных чаровниц
Сидят, еще одесно пировают,

Полнощно свечи бархатные тлят,
А гоблинов и черем искаженных
Виденья души слабые целят,
Когорты юродивых и блаженных

Влекутся вдоль некропольских полей,
Разбитые, жалкие, в прахе млечном,
Чем далее, тем паче тяжелей,
Не смея лживо царевать на вечном

Пути, определенном для ночных
Певцов, какой любили звездочеты
Сребрить мездрою конусов свечных,
Ведя свои астрийские расчеты.
 

kisolle-профиль удален пользователем

Guest

Ледочка! А можно покороче опусы выбирать? Мы все люди далеко уже не юные, сердечки шалят, да и пародии легче пишутся на короткие стишки, а не эти бесконечные эпикризищи.
 

lightynna lightynna в оффлайне

графоман
Сообщений: 3 966

lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть lightynna имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

А вот, до чего довели "голодные требы" :

http://news.tut.by/accidents/280021....ign=other-news
 

.... да Тлен .... да Тлен в оффлайне


Сообщений: 2 450

.... да Тлен отключил(а) отображение уровня репутации

Классеков четаете Слишкам многабукафф, итить нада отсель
 

МногоЛЮциферный МногоЛЮциферный в оффлайне

графоман
Сообщений: 25 354

МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

когда в дурдоме тусклым гасгнет свет
и лампочку контрольную включают
в бетонную прохладу на клазет
писАть и думать яша выползает

полношно свечи бархатные тлят
вино и водку стольницы взливают
и яшино святое бороздят
и перси вдоль матрасофф возлогают

Влекутся вдоль некропольских полей,
Сребрить мездрою конус непослушный
и яша льстясь сатиром у дверей
себя считает ангелом заблудшим

а гдето там, средь белых чаровниц
сидят ОНИ одесно пировают,
и на взбухающие чресла не свои
свои ладони жадно возлогают

О тени аспидоф! по елиеку сбылось,
им царские не в счет считать тиары
и грызть богов подмозговую кость
дано им ИМЯ. имя - САНИТАРЫ..

Черемный дух творителей чредЫ,
истории центурий необятных,
и аромат еды из под двери
на яшин разум налогают пятна

Считая всё условною средой,
на них ирОним-яков не обижен
двежимый лиш мирскою суетой
от сюда он желает смазать лыжи

он гурии сжимают потный круг
предвосхищая жалкие потуги
забрали ложку точеную в струг
и наложили твердые подпруги

и бедный яша средь черемнЫх тролей
приблизившись к последнему витку
вдоль раиских кущей коротает долю
средь митр и бАлов в переплавленом мозгу...

Последний раз редактировалось МногоЛЮциферный; 21.03.12 в 19:33.
 

ajsa ajsa в оффлайне

писатель
Сообщений: 2 496

ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть ajsa имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

МногоЛЮциферный (21.03.12 19:09) писал(a):
когда в дурдоме тусклым гасгнет свет
и лампочку контрольную включают
в бетонную прохладу на клазет
писАть и думать яша выползает

полношно свечи бархатные тлят
вино и водку стольницы взливают
и яшино святое бороздят
и перси вдоль матрасофф возлогают

Влекутся вдоль некропольских полей,
Сребрить мездрою конус непослушный
и яша льстясь сатиром у дверей
себя считает ангелом заблудшим

а гдето там, средь белых чаровниц
сидят ОНИ одесно пировают,
и на взбухающие чресла не свои
свои ладони жадно возлогают

О тени аспидоф! елиеку не сбылось,
им царские не в счет считать тиары
и грызть богов подмозговую кость
дано им ИМЯ. имя - САНИТАРЫ..

Черемный дух творителей чредЫ,
истории центурий необятных,
и аромат еды из под двери
на яшин разум налогают пятна

Считая всё условною средой,
на них ирОним-яков не обижен
двежимый лиш мирскою суетой
от сюда он желает смазать лыжи

он гурии сжимают потный круг
предвосхищая жалкие потуги
забрали ложку точеную в струг
и наложили твердые подпруги

и бедный яша средь черемнЫх тролей
приблизившись к последнему витку
вдоль раиских кущей коротает долю
средь митр и бАлов в переплавленом мозгу...


гэта класіка, Лю!
 

Leda2 Leda2 в оффлайне

писатель
Сообщений: 1 526

Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный

Нажмите на изображение для увеличения
Название: 4 копия.jpg
Просмотров: 129
Размер:	97.2 Кб
ID:	23451
Лазерная гравировка


I

Я душу придаю карандашу,
Его шестилопаточную спину
Терзаю. Ослепленные машины
Отходят. Думал, это опишу.

Примерно так. Четыре пары рук,
Брезент, напоминающий объятья,
И лиц эмаль, и в очесах испуг,
Поскольку люди с листьями не братья.

Всё фуги лакримозные звучат,
Хоронят отроков благожеланных,
Мизинцами по клавишам стучат,
Обслужники, с земель обетованных

Лишь кадиши лиются и тоска,
Снедавшая отравленных царевен,
Опять боговозвестно высока,
А тристии гербовник чернодревен.

Любовь моя, прощай и не грусти
О юности высокой, эти строфы
Тебе одной готовились, почти
Успение их близу Гологофы

У бостонских парадников и дочь
Свою, мою ли правды не избави,
Я счастие искал, пустая ночь
Вкруг Царствия, поет о чем-то равви.

Мы ангелам равенствовали там,
Где ныне бдят костлявые уродцы
И тянутся к шафрановым листам,
И ждут, когда очнутся богородцы.

Что мертвых кармным тернием венчать,
Венечие их мраморы сокрушит,
Сколь некому ко Господу кричать,
Пусть нощь хотя рыдания не глушит.

Во здравие, во имя сатаны
Алкеи препарируют стихии.
Молчанием ягнят окружены
Останки невоскресшего мессии.

Но тьма подвластна свету, смерть природы
Есть смерти отрицанье. Словно оды,
Где тризну правят, яко божество,
Стоят кусты пред нами. Естество,
Состав их будет жить, и шелест крови
Разбудит бытие в сакральном слове.


II

А кто глаголет нынче, посмотри,
Друг Фауст, разве милые плутовки
Из царевой обслуги, словари
Давно пылятся туне, заготовки

Порфировых тезаурисов тще
Горят в червленой требе, не берутся
Хоть слово молвить знавшие, свече
Витийской стать и не куда, сотрутся

Тотчас огонем басмовых теней
Образницы, точеные виньеты
Исчезнут на муаре, а огней
Заздравных боле нет, куда сонеты,

Скажи, теперь Уильяму нести,
Каких желать от камен упований,
Подсвечники желтушные тлести
Устали нощно, будет и названий

Искать благих на рыночных торгах,
Звать культовыми юных графоманов
Пусть могут их пифии, о слогах
Небесных не ищи уже романов,

Письмо закончил Майринк, а propo
Ему Толстой и Грин еще вторили,
Шучу, шучу, а мрачный Белькампо,
Чем классиков он хуже, говорили

Всегда лишь с ангелочками певцы
Бессмертия, здесь возраст не помеха
Для творческого бденья, образцы
Зиждительства такого и успеха

Сиреневых архивниц череда
Верительно хранит, хоть Иоганна
Возьми к примеру, где его года,
Убельные висковия, слоганна

Трагедия была в закате дней,
Твоим какую люди называют
Известным всуе именем, ясней
Сказать, камены благо обрывают

Реченье на полслове лишь засим,
Когда урочно молвить нет причины,
Условий, либо хроноса, гасим
Скорее свечки наши, мертвечины,

Прости мне слово низкое сие,
Я чувствую присутственную близость,
Гранатовое рядом остие,
Но Коре не урочествует низость

И значит к здравной свечнице теклись
За речью нашей битые черемы,
Их ад прощать не будет, отреклись
Небожные креста, палят суремы

Сребряные и червные всё зря,
Сыночков, дочек, царичей закланных
Юродно поминают, алтаря
Прейти нельзя сиим, обетованных

Земель узреть, всегда они легки
На Божием и ангельском помине,
Обманем пустотелых, высоки
Для них в миру мы были, разве ныне

Уменьшились фигурами, так вот,
Огней финифть когда сточилась низко,
Видна едва, порфировый киот
Я вновь открою с образами, близко,

Далече ли те ведьмы, нам они
Теперь мешать не станут, поелику
Вослед их роям адские огни
Летят и шелем значат, будет лику

Святому есть угроза, Аваддо
Сам рыцарски налаживает сущность
Уродиц, в ожидании Годо
Те вечно и пребудут, а наущность

Иль пафос авестийский астролог
Возьмет себе по делу на замету,
Чермам небесный тризнится пролог,
Но держат их сословия, сюжету

Зело чуры не могут помешать,
Я, Фауст, выражаюсь фигурально,
Годо здесь только символ, искушать
Художника любого аморально,

Тем более духовного, финал
Деянья такового очевиден,
Один зиждится в мире идеал,
Толкуем он по-разному, обиден

Сейчас барочной оперы певцу
Молчания девятый круг, но требы
Мирской бежать куда, его венцу
Алмазному гореть ли, гаснуть, небы

Ответствовать не могут, за пример
Я взял случайность, впрочем, сколь пустое
Искусство это, пифий и химер
Пусть морит Азазель, ему простое

Занятие сие, итак, вторю,
Един лишь идеал, а толкованье
Вмещает формы разные, царю
Смешон колпачный Йорик, волхвованье

Дает порой нам истинный урок,
Порой его дарует жить наука
Иль десно умирать, бытийный срок
Есть действий распорядок, длится мука

Творца, темнеет греевский портрет,
А он еще и молод не по летам,
Влачит себе ярмо, тогда сюжет
Является вопросом и к ответам

Зовет, к священным жертвам, ко всему,
Зовущемуся требницей мирскою,
Дается коемуждо по письму,
Мирись засим с урочностью такою,

Пиши, слагай, воистину молчи,
Узрев пропасти вечного злодейства,
Алкают виноградные ключи
Бесовские армады, темнодейства

Сего опять вижденье тяжело,
Ответов на вопросы нет, а в мире
Тождественствует ложь любви, чело
Пиита пудрят фурьи, о клавире

Моцарта рдится реквиема тлен,
Каких еще мы красок ожидаем,
Что сплину идеал, кого селен
Желтушных фавориты бдят меж раем

И брошенным чистилищем, среда
Нас губит, добрый старец, помнишь если,
Сам пудрить захотел ее, тогда
Ему камены ясные принесли

Благое назиданье, чтоб писал
Божественного «Фауста», там хватит
И вымысла, и ложи, кто бросал
В Марию камни, вечности не платит,

Иные отдают долги, сейчас
Нам юношей всебледных не хватает,
Нет рукописей, списанных в запас
Архивниц предержащих, не читает

Гомер ли, Азазель новейший слог,
Пылает он, горит без свечек наших,
Платить, когда антихристом пролог
Небесный осмеян, за светы зряших

Адские, Фауст, будем ли, платить
Давно себе на правило мы взяли,
Но спит Гамбург, теперь нас выйдут чтить
Лишь толпы фарисейские, пеяли

Напрасно и платили по счетам
Напрасно, мы не знали в мире блага,
Алмазных мало тлеяний крестам
И света мало нашего, отвага

Дается мертвым столпникам, живым
Нельзя крестов поднять равно, пытались
Их тронуть мертвоцветьем, юровым
За то серебром гои рассчитались

Щедро с музыкой всяким, Гефсимань
Курения такого фимиама
Не вспомнит и кажденья, только глянь
Порфировые рубища меж хлама

Утварного валяются, в желти
Лежат громоподобные куфели
Собитые, гадюки отползти
Хотят от ободков красных, трюфели

Смущают ароматами свиней,
Те рыльцами их пробуют на крепость,
Для бальных обезглавленных теней
Достанет белых ныне, черных лепость

Оценят и вкусят царевны, их
На балы заведут поздней рогатых,
Успенных этих гостий дорогих
Легко узнать по платьям, небогатых

Стольниц тогда убранства расцветят
Соборных яствий темью, чаш громадой
Кипящею, архангелы почтят
Бал призраков, за мертвою помадой

Уста девичьи немы и молчат
Иные гости, это пировенье
Для нас горит и блещет, восточат
Огни свеченниц в мгле, соборованье

Урочное начнется, хороши
Приютов детки мертвые, церковей
Хористки, аще не было души
У князя ли, диавола, суровей

Ему сие вижденье, буде сам
И знает цену гномам рогоносным,
А призрачным барочным голосам
Перечить суе ведемам несносным,

Лишь свечи наши, Фауст, прелиют
Глорийное серебро по гравирам
Порфировым, лишь сребром и скуют
Височники, хотя бы по клавирам

Прочтут печалей злой репертуар,
Гуно сыночков мертвых вечеринки
Хоть на спор не оставит, что муар
Вспылавший, что горящие скоринки

Тлеением извитых свеч, одне
Мы присно, разве кадиши и свечи
Плывут, и лазер адский о вине
Искать взыскует истины и речи.
 

МногоЛЮциферный МногоЛЮциферный в оффлайне

графоман
Сообщений: 25 354

МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

Leda2 (23.03.12 19:41) писал(a):
Вложение 23451
Лазерная гравировка

.


чистее пушкина
смелее маршака
любвиобильней бунина и фетта
прямей чем мояковского строка
наш яша записал себя поэтом
и приказал себя запечатлить
он лазером.
на беларускай стали.
чтоб еже вас тошнит его читать
вы всеравно его не забывали!

Последний раз редактировалось МногоЛЮциферный; 24.03.12 в 10:35.
 

kisolle-профиль удален пользователем

Guest

На фоне деревенского сортира
Читает Яша каддиш нараспев,
Гундит вконец расстроенная лира
И слышны стоны вечно пьяных дев.

А у сельпо костлявые уродцы
Пьют водочку за здравье Сатаны,
И ждут, когда очнутся богородцы,
Чтобы спросить: на кой они нужны?

 

МногоЛЮциферный МногоЛЮциферный в оффлайне

графоман
Сообщений: 25 354

МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть МногоЛЮциферный имеет репутацию, которую нельзя пошатнуть

kisolle (24.03.12 10:44) писал(a):
На фоне деревенского сортира
Читает Яша каддиш нараспев,
Гундит вконец расстроенная лира
И слышны стоны вечно пьяных дев.

А у сельпо костлявые уродцы
Пьют водочку за здравье Сатаны,
И ждут, когда очнутся богородцы,
Чтобы спросить: на кой они нужны?

а я думал- думал и сехал с яшиного фото. отредактировал.. решил не обижать..
ведь реально на фоне сортира.. видать судьба...

евреем можеш ты не быть
но жаль поэтом быть обязан..
 

kisolle-профиль удален пользователем

Guest

МногоЛЮциферный (24.03.12 10:54) писал(a):

а я думал- думал и сехал с яшиного фото. отредактировал.. решил не обижать..
ведь реально на фоне сортира.. видать судьба...

евреем можеш ты не быть
но жаль поэтом быть обязан..
А сортир попрошу оставить! Это как бы символ всего Яшиного творчества. От него и будем плясать.
 

kisolle-профиль удален пользователем

Guest

Вот всё же думаю: а кто такие богородцы? Богородица - оно понятно, но богородец? Или это Яша для рифмы приплёл, как и налистники? Вспомнилась песенка:
Хулиган, хулиган, хулиган я временный!
А не скажу, в какой деревне есть мужик беременный! (с)

Ох, доведёт меня Есепкин до воспаления мозга...
 

guligan guligan в оффлайне

новичок
Сообщений: 79

guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный guligan популярный

Во грОбах хитрый делают кульбит
Шекспир и Пушкин, и Гуно несчастный -
Есепкин их зловредно бередИт,
И поминает всуе ежечасно.

У Яши свой, особенный язык
С диагнозом, поставленным в больнице:
Он режет вдохновенно на шашлык
Великих на прозекторской стольнице.

Ужель не жаль сих старцев, дев и чад?
И агнцев ли не жалостно молчанье?
Но в голову струёю бъёт моча
Несётся вой и зубьев скрежетанье.

Он стих ваяет свой про чудеса,
Про девственниц и гномов рогоносных,
И классиков убитых телеса
Его словесным топятся поносом.
 

Leda2 Leda2 в оффлайне

писатель
Сообщений: 1 526

Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный

ЯКОВ ЕСЕПКИН

ВЫБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ С БРОДСКИМ

***

Пред гончими псами и махом подпалых волков
Беспомощны мы, посему от погони их грозной
Не скроемся, лучше окрасим на веки веков
Вселенские камни отравленной кровью венозной.

По ней лишь неравных найдут и в созвездных полях,
Лядащим огнем заклеймив сих презренные спины,
Вопьются в уста с алчным блеском в голодных очах
И в черных глазницах высотные вспыхнут руины.

И чем нам считаться, величия хватит одним
Истерзанным столпникам, хватит иным чечевицы,
Алкали мы вечности, ныне и жить временим,
Врата соглядаем у царства подземной девицы.

Успенные здесь петушки золотые поют,
На мертвых царей не жалеют портнихи шагрени,
Таких белошвеек не видеть живым, ан снуют
Меж стулиев ломаных сузские девичьи тени.

Отравленных игл и кармяных антоновок цветь
Отравную вновь, и гранатовых багрий избытность
Кроты и полевки учтут, а царевнам говеть
Сегодня предолжно, зане уповали на скрытность.

Нельзя перейти меловую черту и нельзя
Таиться одно, паки будут обманами живы
Дочурки невинные, их родовая стезя
Легко оборвется, где Вия настигнут Годивы.

Гудят и гудят весело приглашенных толпы,
Зеленые иглы в шелках веретенники прячут,
Мы сами сюда и влеклись, аще были слепы
Девицы, пускай хоть сейчас о родителях всплачут.

Не царские тризны, не царский почетный досуг
Нам смерть уготовила, даже сокровных дочурок
Забрали те челяди, коих в пылающий круг
Впустили волхвы из кадящихся мглой синекурок.

И вот я стою в одеянии смерти рябой,
Блаженный со мною, ну что, хороши ль нынче гости,
Кто рядом – откликнись, ах, тяжек метельный гобой,
Сиренью мелось, а теперь во снегу ягомости.

Ах, туне рыдать, Богоматерь в снегах золотит
Отравленным взором тлеющие лядно скрижали,
Ей Цветик-Сынок хлебояствий кошель освятит,
А мы бойных муз и напрасно величьем сражали.

Заманит, я знаю, еще ботанический сад
Маньчжурскою тенью, сирень в листовой позолоте
Склонив тяжело, всех других навсегда в огнепад,
А мы с небесами пребудем в холодном расчете.

Когда оглянувшись, вмиг станем камнями, Сизиф,
Чтоб вымостить кровью дорогу к чужим процветаньям,
В татарскую ветошь последний зарезанный скиф
Уткнется -- засим привыкать уж к посмертным скитаньям.
 

Leda2 Leda2 в оффлайне

писатель
Сообщений: 1 526

Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный Leda2 популярный

ЯКОВ ЕСЕПКИН

К МРАМОРНЫМ СТОЛАМ АНТИОХИИ

Растительность меняет ипостась,
И ряженые грубыми руками
Крестьянку украшают, веселясь,
Корой дубовой, листьями с цветами,

И девственница сельская к ручью
Бежит, к благоухающей поляне,
Чтоб песнь могли хвалебную свою
Пропеть живому дереву крестьяне.

Безмолвствуя, на нивах и в садах
Обильный урожай дарят благие
Царицы, отражаются в водах
С кострами рядом девушки нагие.

Всей млечностью сверкают бедра их
Сквозь дымную вечернюю завесу,
Русалки волокут к реке одних
Топить, а мертвых тащит нежить к лесу.

Среди мохнатых рож лесовиков
Взирает божество иль гений дуба
На козни козлоногих мужиков,
Стремящих в поселянок злые губы.

Уж головы, как стонущий цветник,
В крови сухой садовника затылок,
К устам блажным, смеясь, сатир приник
Ртом горьким и похожим на обмылок.

Поверить чувство логикой конца
Нельзя, столь космополис этот узок,
Что кладезь бездны лавром близ лица
Возрос, чуть холодя угольник блузок.

Пугаясь, закрывая темный стыд,
Теперь и не приветствуя поблажки,
Красавицы смущают аонид,
Расплющив белорозовые ляжки.

В овине плодовитым будет скот,
И радовать начнет цветенье риса,
Блеск Троицы венчание влечет
И яблоко горит в руке Париса.

Гори, гори божественным огнем,
Земные освещай юдоли, блага
Сиянность эта праздничная, в нем
Таится наркотическая влага

Сандаловых деревьев, Елион
Дает огоню мускус и граната
Подземный аромат, и Аквилон
Сверкает где-то рядом, аромата

Нежнее и желанней вспомнить я
Теперь не стану браться, неги дивной
Забыть нельзя, колодная змея
Иль змей, невинной Еве и наивной

Свой искус предлагающий, они
Лишь жалкого плодовия вбирали
Гнилостную отраву кожей, мни
Себя хоть искусителем, едва ли

Возможно у Гекаты испросить
Нектарное томленье, вина, хлебы
Уже евхористические, пить
Нектар облагороженный из Гебы

Небесных кубков, яствия вкушать,
Преломленные тенями святыми,
Нет, это создается, чтоб решать
Могли певцы с царями золотыми

Вопросы и задачи, для мессий
Оставленные мертвыми богами,
Подвластные не времени, витий
И книжных фарисеев берегами,

Безбрежностью пугавшие, одне
Астарты исчислители иль школы
Какой-то авестийской жрицы, в сне
Пророческом великие глаголы,

Согласные и с кодом, и с ценой
Знамения таинственного, знанья
Частичного, увидеть могут, зной
Теперь лиет Зефир, упоминанья

О силах темных я б не допустил
В ином контексте, зноя благодатность
Навеяла сие, а Бог простил
Такую очевидную невнятность

Урочного письма, вино горит
Сейчас в любом офорте, в червной фреске,
Господь с учениками говорит,
Я слышу речь Его, на арабеске

Мистической является письма
Лазурного таинство, но шифровый
Еще неясен смысл, а сурема
Кровавая точится, паки новый

Теснят финифтью ангелы завет,
Серебряною патиной обрезы
Порфирные уравнивают, свет
Лиется Богоданный, паки тезы

Сознанье внять младое не спешит,
Окармленные кровию, но вера
Взрастает и привносится, вершит
Судьбу Христос-мессия, наша эра

Берет начало, ангелы блюдут
Дарованные альфы и омеги,
Апостолы на вечере восждут
Червленого вина и Слова неги,

И вот убойной кровию вино
Становится, а кровь опять лиется
В сосуд подвальный, буде решено,
Так бысть сему, о серебре виется

И царствует пусть Слово, исполать
Предавшему и славившему, вечно
Зиждительство такое, не пылать
И агнцам без реченности, конечно

Служение любое, но Ему
Служить мертвым и нищим положенно,
Елику мало крови, мы письму
Своей добавим, всякое блаженно

Деянье и томленье во Христе,
Нет мертвых и живых, конец началу
Тождествен, а на пурпурном листе
Серебро наше руится, лекалу

Порфировому равенствует мгла,
Прелитая в тезаурисы, темы
Не ведаем и слава тяжела,
И Господи не скажет ныне, где мы,

Куда глядеть сейчас и на кого,
Ведет к благим ли зеленям дорога,
Спасет живых ли это баловство,
Зачтется ль откровение, у Бога

Престольниц будем истинно стоять,
Молчанье дорогого наше стоит,
И в мире мы не тщились вопиять,
И там реченье пусть не беспокоит

Спасителя и Сына, велики
Хождения, скупа вершинность цели
Миражной, аще косные жалки,
Так мы сие, но прочие ужели

Честно возвысить ложию хотят
Себя, а руки алчные скрывают,
Вина ли им и хлебов, освятят
Другие кровь четверга, пировают

Другие пусть над хлебом и вином,
Еще я помню праздников томленье
Освеченных, каким волшебным сном
Забыться, чтоб обрящить устремленье

К звездам и небам, истинно молчать,
Не речь опять с бесовскими шутами,
Безмолвствовать, как в церковях кричать
Начнут иродных толпы, и перстами

Ссеребренными только на крови
Зиждить хотя и суетные ямбы,
А мало станет Господу любви,
Креста и терний, кровью дифирамбы

Пустые с Ледой вместе отчеркнуть,
Летицией иль Цинтией, невестой
Названной и успенной, окунуть
В бессмертность и финифти за Авестой

Навеки прежелтевшее перо,
Свести багрицей тусклые виньеты
Нисану бросить горнее тавро,
Венчать ему надежней мраком светы,

Чем нам дразнить рождественских гусей
И выспренности тщиться прекословить,
Довольно требы этой, не для сей
Живой и мертвой ратницы лиловить

Разорные муары, а вино,
Дадим еще уроки фарисейству
И скаредности, втуне снесено
В погреб опять и присно, святодейству

Обучены мы небом, геть, чермы,
Коль праздники еще для вас не скрыты,
Нести сюда начинье, от чумы
Беречься чурной будем, лазуриты

Пускай себе мелованно горят,
Звучания и эхо умножают,
Нас ангелы одесные узрят,
Недаром Богоимные стяжают

И глорию, и лавры, волшебства
Законы им астрийские знакомы,
Облечь языки мертвые, слова
Никчемные в порфировые громы

И молнии, в тезаурисный чад
Кадящийся они еще сумеют,
Напудрить их слегка и на парад
Небесный ли, гранатовый, сколь млеют

От выспренних созвучий бредники
Аидовские, полные проказы
И жабьих изумрудов, ввесть полки
Ямбические, пурпурные стразы

Прелив на колонтитулы, гуашь
С финифтью вычурною верх линеек
Огранных снарядив, таким не дашь
Забыться меж пульсирующих змеек

Летейских, во сребристых неводах,
Свечном ли обрамлении карминном,
С бессмертием бумага не в ладах,
Но есть иные области, о винном

Церковном аромате будем тлесть
Еще мы неоднажды, вспоминанья
Нас пленные не бросят, паки есть
Визитницы иные, где признанья

Теперь и вечно ждут невесты, лад
Оне внимают стройный и высокий,
Алкают не сиреневых рулад,
А песней наших траурных, стоокий

Хромовник не страшит их, не ему
Царевен обучать и мироволить,
Нас девы дожидаются, сему
Воспомниться, духовников неволить

Посмеет разве иродный плакун,
Черемная окарина, гарпия
Тартарская, за праздничный канун
Содвинем кубки разом, Еремия,

Дионис и сиречный Златоуст,
Нам некому сейчас зело перечить,
Сад Капреи отцвел, Елеон пуст,
Архангелы молчат, блажным ли речить,

Когда налились кровью словари,
Немеют посвященные, о чаде
Нечистые слагают попурри
Юродствующих, это ль в дивном саде

Останется для праздничных теней,
Мы Ирода еще представим деткам
Успенным и сукровицу сеней
Затеплим винной аурой, серветкам

Кровавым доверяйте, други, то
Серебро, с воском литое по смерти
Из белых наших амфор, их никто
Не выбиет, ни бражники, ни черти.
Страницы: 1  2  3  4  5  6  7  13  из  123
 
Быстрый переход
[]
Вверх
HOSTER.BY: профессиональный хостинг и регистрация доменов .BY
Более 35000 сайтов выбрали нас. Присоединяйтесь!
 
РЕСУРСЫ ПОРТАЛА
   Все ресурсы